16+
Больше новостей
Больше опросов

​Должности главного архитектора и директора ДАиГ – принципиально разные. Их нужно разделять

Структура строительных властей в Сургуте должна быть принципиально иной

​Должности главного архитектора и директора ДАиГ – принципиально разные. Их нужно разделять
Фото siapress.ru

В Сургуте появились слухи о том, что главный архитектор и директор департамента архитектуры и градостроительства городской администрации Владимир Астраханцев может уйти в отставку. Ведущие проекта «О чем говорят» – обозреватель siapress.ru Дмитрий Щеглов и издатель газеты «Новый Город» Тарас Самборский – обсудили, насколько в принципе совместимы должности «главного архитектора» и «директора ДАиГа». И пришли к выводу, что совмещать их не только вредно, но и бесполезно. Все подробности – в видео и расшифровке этого разговора.

Д.Щ.: Здравствуйте, уважаемые зрители, слушатели, читатели СИА-ПРЕСС точка ру. Меня зовут Дмитрий Щеглов. Я обозреватель этого портала. Тарас Самборский, издатель газеты «Новый город», на связи. Тарас, привет!

Т.С.: Привет, Дима! Привет всем, друзья!

Д.Щ.: Поговорим сегодня о стройке, в основном. У нас из строительной части пришло много любопытных вещей. Первая из них: у нас в информационном поле начали появляться некоторые предположения о том, что может уйти в отставку главный архитектор, он же директор департамента архитектуры и градостроительства Сургута Владимир Астраханцев с отсылкой на то, что все-таки должность главного архитектора и директора департамента – это принципиально разные должности и их совмещение имеет мало смысла и мало эффекта. То, о чем мы говорили в течение многих лет, на самом деле.

И еще один пункт: это уже произошедшее изменение в региональном правительстве. Куратор строительства Евгений Адамов совсем недавно, в сентябре 21-го года, он пришел на должность из правительства Москвы. Он уже написал заявление, уже покинул свой пост, у него сейчас там будет врио из числа его заместителей. И пока что стройка в Югре осталась без постоянного куратора. Ждем, кто будет следующим. Что ж, давай поговорим про эти вещи. Мы уже упоминали, что стройку, строительную сферу в некоторой степени сейчас будет несколько лихорадить, в прошлый раз мы об этом говорили, и что теперь с ней делать? Действительно, есть ли смысл сейчас заниматься разделением на главного архитектора и директора департамента? Какой сейчас в этих условиях смысл от этого решения?

Т.С.: Если задача по архитектурному реформированию Сургута не снята с повестки дня, а напомню, что с этими задачами нынешний глава города Андрей Филатов приступал к своей должности и в рамках своей короткой избирательной компании основной акцент если и делал, то на необходимости такого радикального изменения подхода и к благоустройству города, и к его архитектурно-планировочному решению, и к созданию новых качественных общественных зон. Так вот, если это все с повестки дня не снимается, а судя по отсутствию каких-либо деклараций на этот счет не снимется, то мне представляется по-прежнему, я всегда стоял на этой позиции, что позиции главного архитектора и директора департамента строительства и архитектуры должны быть разделены. Почему? Потому что главный архитектор города в качестве самостоятельной отдельной единицы может и должен, призван, так во всем мире происходит, собственно, призван заниматься генпланом, несмотря на то, что генплан принимается на долгосрочную перспективу, 25 лет, и по практике это выше бывает в большинстве муниципалитетов. По Сургуту мы тоже видим такую ситуацию, что наш генплан…

Д.Щ.: Да, его там долго не могут утвердить.

Т.С.: … Еще в советские годы был принят и живем мы по генплану 82-го года, он был немножко доработан в конце 80-х годов, а фактически, юридически Сургут живет сегодня по генплану, которому почти 40 лет. Это, конечно, не очень нормальная ситуация. Так вот главный архитектор должен заниматься генпланом, он его должен разрабатывать, курировать, модернизировать, адаптировать к изменяющимся реалиям, в том числе, законодательным, но прежде всего к реалиям времени, потому что время меняется стремительно. 5 лет назад над всеми, кто говорил, что Сургут необходимо адаптировать для велосипедистов, смеялись, крутили пальцем у виска, говорили, что какие велосипеды, в Сургуте 9 месяцев снег лежит, а сегодня эта позиция кажется вполне себе естественной, нормальной, и по росту велосипедистов, количеству велосипедистов на городских улицах, причем только летом можно понять, что это тренд, на который местная власть должна реагировать каким-то содержательным образом, а не игнорировать его. Игнорировать тренды вообще бессмысленная вещь.

И главный архитектор, безусловно, должен вырабатывать какие-то такие текущие оперативные архитектурные принципы, которые, не ломая генплан, потому что генплан – это общий документ, но создают возможность городского планирования оперативно решать те или иные задачи, связанные с пространствами и с приспособлением городских пространств под нужды граждан. Главный архитектор – это как президент, мы не в смысле городской структуры управления, вот представь, мы только обсуждаем архитектурно-строительную часть, всего остального нет, вот в этой позиции главный архитектор – это президент, он как бы стоит над всем, он занят тем, что обеспечивает соблюдение важных для данной индустрии и данного направления принципов и правил. А департамент строительства и архитектуры – это как правительство, оно уже должно выполнять те нормативы, которые из генерального плана и принципов городского планирования вытекают. При такой политике субординации или, скажем, взаимоотношений между главным архитектором и строительным департаментом не должно возникать такого большого объема противоречий, которые естественным образом в любом крупном муниципалитете, да и вообще в любом муниципалитете, где есть хоть какая-то стройка и распределение земельных ресурсов, борьба за возможность получения строительных подрядов, возникает противоречие. Когда главный архитектор и департамент архитектуры и строительства возглавляется одним лицом, эти противоречия усугубляются еще и таким абсолютно шизофреническим дуализмом, потому что одно лицо, наделенное административными полномочиями, должно решать в принципе взаимоисключающие задачи.

Д.Щ.: Строго говоря, мне всегда казалось, честно, с тех пор как Дмитрий Попов ввел эту должность в администрации города, когда он сделал директор департамента архитектуры и градостроительства – главный архитектор города, у меня было такое ощущение, что поменялось, примерно, кроме двух слов в должности «главный архитектор» не поменялось вообще ничего, потому что потом эту структуру возглавляли люди, которые, как правило, не имели архитектурного образования частенько, сейчас, по крайней мере, есть, это, слава Богу. Но мне кажется, что сущностно эта должность не стала тем, чем она должна была стать. И в принципе, как был директор департамента, так и остался, там никаких архитектурных полномочий, каких-то архитектурных решений они не предлагали, примерно. Это мое ощущение. Я, может быть, здесь не прав, может быть, как-то не так оцениваю, но вот казалось так.

Т.С.: Нет, именно так. И здесь Сургут не является каким-то белым пятном в пространстве России. Сургут столкнулся ровно с той проблемой, с которой сталкивается сегодня вся страна. Это жесткое беспринципное лоббирование строительной отрасли, своих интересов. И мы видим, что в каждом городе, в котором проживает более 300 тысяч жителей, приоритетным образом осуществляется совершенно однозначно архитектурная политика, которая на 70% состоит из возведения дешевого массового эконом жилья. Вот и все. А дальше уже шли какие-то нюансы. Есть какие-то муниципалитеты, которые не обязательно богатые, которые стараются в эти оставшиеся 30% действительно уместить содержательную средовую политику, и им это удается. И я подписан на Телеграмм-канал «Архитектурные излишества», рекомендую, кстати. Там много новостей с каких-то небольших российских муниципалитетов, даже названия трудно запомнить, где делаются очень приятные, очень удачные архитектурные решения, например, по обустройству площадей, пешеходных зон, набережных, где идет активная реставрационная политика в тех городах, где много старых объектов деревянного зодчества. Вот в Оренбургской области - очень небогатая область, но там интересные примеры, в средней полосе России. Очень многие муниципалитеты без сургутских бюджетных возможностей осуществляют эффективные, яркие и не единичные, не хаотичные, а достаточно такие как бы программные реформы по преобразованию своих территорий. Так вот, в Сургуте строительная индустрия, которая, в основном, еще раз подчеркну, как в типичном крупном российском муниципалитете, сегодня представлена жилищным массовым строительством, входит в глубокое противоречие с заявленными местными властями принципами благоустройства и переориентирования городского строительного сегмента с задачей обслуживания крупных застройщиков на задачу обслуживания горожан. Это очень тонкая грань. Понятно, что в тех же...

Д.Щ.: Мне кажется, это кардинально вообще разные вещи.

Т.С.: Это заявлял господин Филатов, еще раз напомню. Он в каждом интервью посвящал 30-40% своих тезисов обсуждению того, что Сургут требует нового подхода к средовой политике, нового подхода к архитектурной политике, нового требования к фасадам того, что тут строится, в виде общественных зданий, в виде жилья. Мы же это все помним. И повторю, данный тезис с повестки дня никто не снимал. И многие кадровые назначения, включая того же господина Астраханцева, в частности, которое производил господин Филатов, подтверждали его намерение в эту сторону двигаться. И в общем-то, мы видим некоторые шаги, достаточно серьезные среди них есть, которые подтверждают, что он действительно движется в этом направлении. Наконец, в Сургуте сформулированы принципы комплексного развития территорий. Мне не известно, они утверждены в качестве городского документа городской думой, но во всяком случае, на каком-то уровне чиновничьего администрирования КРТ сегодня активно пытается внедрить, и это словосочетание у многих вызывает у многих крупных застройщиков изжогу, потому что КРТ вынуждает их многие привычные, удобные и дешевые им принципы своей деятельности поменять. Так вот если возвращаться к господину Астраханцеву... Почему мы заговорили о его возможном уходе... Потому что, мне видится, очень трудно совместить функционал главного архитектора с функционалом главного строителя. Мы понимаем, что к нему приносят бумаги, он должен их изучить, подписать, согласовать. И очень много этих бумаг элементарно противоречат заявленной городской политике по изменению архитектурного процесса в Сургуте. И мы это понимаем.

И последние сургутские скандалы, которые целый год обсуждались, они все связаны с тем или иным проектом массового строительства, строительства массового жилья. Я думаю, что господин Астраханцев, как профессиональный архитектор, наверное, пребывает в стрессе от невозможности возникших вот этих противоречий как-то отрегулировать. И мне видится единственной для Сургута спасительной возможностью нанять профессионального архитектора, просто архитектора, человека, который умеет проектировать территории. Человека надо брать с таким портфолио. Возможно, это руководитель или человек, который имел опыт руководства проектным институтом или проектным бюро, занимавшимся развитием муниципальных территорий городских, общественных пространств. Может быть, это может быть не сургутянин. Мы с тобой говорили, что в Сургуте архитектурная школа разгромлена за последние 20 лет и то, что раньше у нас было Союзом архитекторов, сегодня превратилось в какие-то конторы, которые за так называемые консалтинговые деньги штампуют согласования шиномонтажек всевозможных и прочих странных проектов, пристроек, надстроек, притаскивают это все в тот же ДАиГ, где по старым связям узаконивают, а потом руководитель ДАиГа и он же главный архитектор несчастный должен это все видеть, согласовывать, пропускать через себя.

Д.Щ.: Тем более, там частенько выступает такая история, что у нас нет никаких формальных поводов отказать, нужно подписывать, потому что иначе прокуратура придет или еще что-нибудь такое.

Т.С.: Да, да, да. Это происходит ровно потому, что у нас нет компетентного главного архитектора, который всегда может сказать, что это неправда, у нас есть все основания отказать, потому что у нас есть, во-первых, грамотный генплан, во-вторых, у нас есть принципы городского планирования, у нас есть такие вот, такие сургутские местные городские законы, которые мы не позволим никому нарушать. Если мы имеем какую-то природную территорию: река, лес, парк, сквер потенциальный, пойма, какое-то пространство, которое может уйти под новый уникальный проект, то мы будем настаивать на этом проекте. Если нам надо построить новый микрорайон жилищный, то мы его разместим здесь-то, это не войдет в противоречие с интересами большого количества граждан, и этот новый жилищный комплекс будет построен по таким-то принципам городского строительного планирования, а оно включает в себя нормы по этажности, нормы по организации внутриквартального движения, о чем мы тоже миллиард раз говорили, нормы по предусмотренным паркоместам, чтобы застройщики не говорили, как им не выгодно строить парковки. Вот во всем мире выгодно строить парковки, а у нас не выгодно. Это все вранье, конечно. Просто у нас законодательной базы нет, по которой эти парковки потом вливаются в хозяйственный оборот, и владельцы автотранспорта вынуждены так или иначе эти парковки покупать или арендовать. Вот когда отрегулируется эта норма, то владение автотранспортом удоражается еще и на стоимость паркования, потому что во все мире государственная и муниципальная земля не могут бесплатно отдаваться никому. Это просто нонсенс. Они должны отдаваться за какие-то деньги. И это все экономика выравнивает. Собственно, и все. Я видел бы, повторюсь, резюмирую, эту должность разделенной. Вернее, это не должность. Это две совершенно разные позиции. Главный архитектор должен подчиняться только главе города, возможно, у него еще должна быть какая-то там ассоциация с думой, потому что речь идет о генплане, и он должен творить, но при этом у него должно быть право вето на всякие заносы. А ДаиГ исполняет ровно ту политику, которая сформирована главным архитектором — главой, возможно, думой, и ДаиГ просто выполняет эту политику, что минимизирует коррупционную составляющую деятельности ДаиГ, а ДаиГ, напомню, конечно же, сегодня в силу специфики российского устройства, власти, вертикали власти, законодательства российского, это в любом муниципалитете самый коррупциогенно опасный, коррупциогенно привлекательный департамент, структура.

Д.Щ.: Да. Что ж, мы будем заканчивать этот эпизод «О чем говорят». В следующем мы поговорим, как раз о том, как изменилась правовая бытность города, ее влияния на строительные процессы в городе. Так что переходите, подписывайтесь на наш Ютуб-канал, на Телеграмм-канал. Там у нас это все обязательно будет тоже.



07 мая в 17:07, просмотров: 1620, комментариев: 0



Топ 10

  1. Комарова поручила разобраться, кто травит жителей Белого Яра по ночам 1548
  2. Покусавшие югорчан клещи оказались заражены энцефалитом и эрлихиозом 792
  3. В Югре подскочила заболеваемость коронавирусом 684
  4. На вартовчанина завели уголовное дело из-за рыбалки в период нереста 648
  5. Купеческая или Университетская? В Сургуте ищут название для центральной площади 647
  6. ​Возвращение к первоначальному замыслу проекта НТЦ – это хорошо. Но семь лет обдумывать концепцию – как минимум странно 607
  7. В Сургуте появилась «аллея выпускников» 542
  8. Путин отменил возрастной предел для контрактников 473
  9. ​Югорчанка одержала победу на международном турнире по теннису 468
  10. В Нижневартовске дали старт «Неделе детства» 401
  1. «Вечная проблема – как привлечь местных жителей к решению городских вопросов, чтобы они чувствовали здесь свою увлеченность» 3571
  2. «Антивозрастные крема эффективны, но они не могут заменить похода к косметологу» 3139
  3. Чиновница из Югорска обвиняется в слежке за предпринимателем 2895
  4. ​Югорчанам пообещали аномальную жару 2879
  5. ​Инсайд: Лариса Белоцерковцева покинула перинатальный центр 2697
  6. ​Стирание истории 1929
  7. В Сургуте построят новый ж/д вокзал на месте старого 1913
  8. «Горсвет», «Комбинат школьного питания» и хлебозавод Сургута приватизируют 1630
  9. В Сургуте медики вывели пациентку из состояния клинической смерти 1630
  10. Стало известно, кто сравнял с землей сургутскую «Аллею предпринимателей» 1573
  1. Имя им — легион 9244
  2. «Люди, у которых кто-то из близких страдал расстройством пищевого поведения, имеют риск заболеть выше в 10 раз» 8111
  3. В Нижневартовске ночью загорелся военкомат - на месте нашли «коктейли Молотова» 5530
  4. ​Остановить вечный двигатель 5308
  5. ​Ледоход в Сургуте начался 4765
  6. ​Из адидаса в абибас 4445
  7. ​Арктика: вахта человеческих судеб 4334
  8. ​В смертельном ДТП в Югре погибли два человека 3780
  9. «Вечная проблема – как привлечь местных жителей к решению городских вопросов, чтобы они чувствовали здесь свою увлеченность» 3571
  10. В Сургуте разбился мужчина, выпавший из окна многоэтажки 3424