16+
Больше новостей
Больше опросов

​Югра может воспользоваться кризисом и создать такие условия, чтобы привлечь к себе качественный бизнес со всей страны

Что делать Югре в нынешнем масштабном кризисе

​Югра может воспользоваться кризисом и создать такие условия, чтобы привлечь к себе качественный бизнес со всей страны
Фото siapress.ru

Масштабный кризис, в который погружается Россия, может, как ни странно, стать временем возможностей для некоторых регионов, которые отреагируют на происходящее максимально оперативно и адекватно. То, что следовало бы сделать Югре, обсудили ведущие «О чем говорят» – обозреватель siapress.ru Дмитрий Щеглов и издатель газеты «Новый Город» Тарас Самборский.

Д.Щ.: Здравствуйте, уважаемые зрители, слушатели, читатели siapress.ru. Меня зовут Дмитрий Щеглов. Я обозреватель этого портала. Тарас Самборский, издатель газеты «Новый город», на связи. Тарас, привет!

Т.С.: Привет, Дима! Привет всем, друзья!

Д.Щ.:Мы поговорим сегодня про следующую историю: у нас в Ханты-Мансийском автономном округе принят большой-большой план, 53 пункта, которые должны помочь бизнесу и людям пережить тот санкционный кризис, в котором мы все оказались. Пунктов 53, они будут дополняться, расширяться по мере появления каких-то новых идей, каких-то новых возможностей и так далее. Но мы сейчас обсудим, как региональная власть, может быть, городская часть власти где-то в своих полномочиях, может сделать так, чтобы бизнес и люди пережили то, в чем мы все оказались, немного лучше, чем они могли бы.

Расскажу основные вещи. То есть там много разных штук, например, 5 тысяч рублей на ребенка выплачивается в Югре, уже выплатили для семей, которые имеют низкий уровень дохода. Для бизнеса есть масса разнообразных опций типа микрокредиты под 9%, что в нынешней ситуации еще более-менее, там еще есть различные вещи, что типа снижается арендная плата за аренду госимущества и так далее... Очень много всего. Давай мы сами с тобой проговорим, что вообще мы хотели видеть в качестве поддержки людей и бизнеса в этой ситуации, потому что, может быть, у нас возникнут какие-то новые идеи, которые власти Ханты-Мансийского округа примут на карандаш. Давай это обсудим, что и как бы видел, как помощь для бизнеса?

Т.С.:Не было бы счастья, да несчастье помогло, как говорится. И 53 пункта — это обширный, даже, я бы сказал, увесистый список таких антикризисных мероприятий, направленных на поддержку населения и бизнеса. Тут надо как-то уместиться в наше время. Мы должны поговорить обо всем: или мы разделяем поддержку людей или концентрируемся на бизнесе. Давай, попробуем как бы через запятую это все...

Д.Щ.:Да, давай пробежимся.

Т.С.:В конечном счете поддержка бизнеса очевидным образом приводит к поддержке работников этого бизнеса, то есть значительной части населения Югры.

Д.Щ.:Да. У нас, вроде, 20 процентов людей наняты малым, средним бизнесом.

Т.С.: 20 процентов... В Югре вообще высокая трудовая занятость, низкая безработица, в основном, благодаря нефтегазовому сектору, опять-таки, у которого собственных работников очень много, большинство из трудового ресурса Югры, и по цепочек подрядчиков и субподрядчиков набегает такая значительная цифра. Я бы, как учат в университетах, от общего к частному. Общее: какую задачу преследует нынешний План правительства Югры по поддержке людей и бизнеса?

Д.Щ.:Думаю, что в первую очередь, поддержать занятость, чтобы люди могли работать и зарабатывать деньги. Следовательно, когда они их зарабатывают, они могут покупать себе еду, обеспечивать себя всем необходимым. Видимо, это базовое...

Т.С.:Понятно. Это такая тактическая задача и в общем она логически вписывается в список всех задач и подзадач. Я бы сформулировал еще одну задачу... Я не знаю, как бы вот, если не будет воспринято наглостью с моей стороны, воспользоваться нынешней кризисной ситуацией, которая действительно непростая, тяжелая, потенциально тяжелая, и сформулировал бы общий фундаментальный план по проведению политики превращения Югры в зону свободной экономической, если не зоны, то как минимум, зоны экономического роста.

Вот у нас дано: кризис, уровень падения доходов населения в связи с последствиями санкций, возможность остановки многих секторов экономики или их торможение и в этой ситуации надо что-то предпринимать. То есть мы должны не просто спасать доходы людей. Я бы сформулировал такую задачу: Югра – это зона экономической свободы или зона экономического роста. И вот под эту более долгосрочную задачу, которая пережила бы пережила бы этот кризис, и надеюсь, перешла бы в какое-то новое временнОе пространство, я бы эту задачу использовал для того, чтобы диверсифицировать экономику Югры, сделать ее более гибкой, менее зависимой, если это вообще, опять-таки, возможно от экономики ТЭК, и ряд мероприятий я бы уточнил.

Хотя, повторюсь, 53 пункта в программе правительства Югры — это немало. Там надо смотреть, насколько они содержательны, глубоки... Наверняка, там есть такие, которые просто успокаивают людей, что вот вам 5 тысяч, а может быть, 5 тысяч — это мало, может быть, надо 50 тысяч, это надо считать. По мне, так чем больше, тем лучше.

Ряд налогов существует (я немножко о бизнесе), которые имеют как бы двойное назначение. Например, имущественный, земельный налог предприниматели платят. С одной стороны, этот налог как бы тормозит экономическую активность субъектов экономических, тот, кто платит налог на землю или на имущество, от кадастра считается, любой владелец любого объекта недвижимости платит такой налог, он считается от кадастровой стоимости. Налог раздражающий. У кого-то он считается по максимуму, люди судятся, оспаривают, снижают кадастровую стоимость, несут на это большие, ну или не большие, но временные издержки точно и финансовые определенные.

Я бы этот налог привел вообще к каким-то показателям, которые бы уменьшили сумму налога значительно, возможно, налог бы этот отменили для тех видов бизнеса, которые занимаются развитием социальных проектов, социальными проектами – это создание новых рабочих мест, нужно стимулировать, это создание каких-то центров образования, каких-то кружков, каких-то досуговых проектов, вытаскивающих детей, школьников и взрослых из быта, из квартир в социальное пространство, это такие важные вещи, особенно в кризис. И бизнесы, которые создают новые производства, тоже должны от этого налога освобождаться, или он должен быть символическим. Иными словами, любой субъект экономический, который что-то построил, владеет какой-то собственностью и хочет ее использовать для подобных целей, или сдать свою собственность в аренду для подобных целей, целенаправленно будет искать таких…

Д.Щ.: Кстати, такая мера есть. Знаешь, как она действует? Если кто-то владеет имуществом, сдает его в аренду социальному бизнесу, и при этом он снижает для них аренду на 50%, то он освобождается от налога на имущество. Как-то так, примерно.

Т.С.: Неравнозначные вещи. Я, как оператор подобного бизнеса, могу сказать, что мои взаимоотношения с арендатором и у любого оператора подобного бизнеса строятся на рыночных отношениях. Если рынок диктует снижение цены, то она и будет снижаться. Здесь издержки несет владелец этого бизнеса. И налог на имущество не компенсирует эти издержки. То есть он просто раздражающий налог. Эти деньги могли пойти на амортизацию, они могли бы пойти на, может быть, даже в случае договоренности с властью цели, выгодной тоже власти, например, как-то развить территорию вокруг себя, вложить деньги в благоустройство, вот мы вам, мол, разрешаем. Многие владельцы таких имущественных комплексов на это бы пошли, согласились бы.

Либо развивайте как-то трудовую свою базу бизнеса, увеличьте, например, рабочие места. Или сделайте так, чтобы в вашем бизнесе появилось больше рабочих мест через ваших арендаторов. Это все такие механизмы, которые интересно как бы проработать. В принципе этот налог на имущество сам по себе странный достаточно, он немножко дискриминационный, потому что налоги в России вообще-то очень высокие, в мире они гораздо ниже, они считаются там более дифференцированно: есть налог там на богатство, есть налог на очень дорогую недвижимость. А вот все рабочие проекты, где работают бизнес-центры, какие-то производства, что-то досуговое, что развивает социум, там, конечно, этот налог должен быть микроскопическим, символическим или вообще нулевым.

Но в то же самое время этот налог власть должна использовать активно и против тех, кто каким-то образом получил или создал собственность, земельный участок, например, какой-то там большой, но держит, держит, держит там какой-то пустырь, на нем ничего не развивается, и он хочет очень выгодно, спекулятивно заработать на этом вот имуществе. Власть должна следить за такими вещами. Здесь как раз важна роль муниципалитета, это не субъект федерации такие вещи отслеживает. Она должна с помощью, в том числе такого имущественного налога, стимулировать подобного владельца: или начинать, наконец, осваивать свой земельный участок или приводить в порядок свою собственность в виде недвижимого имущества, либо продавать, уходить с рынка и передавать это другому владельцу, который, опять-таки включаемся в этот процесс, был бы заинтересован создать, я не знаю, может, открыть там не магазин по продаже алкоголя или там очередной продуктовый магазин, опять-таки, высокомаржинальные бизнесы, а нечто, что развивает социальную среду на территории.

Идем дальше. Любое стимулирование, создание, возникновение рабочих мест должно также сопровождаться серьезными налоговыми льготами. 20%, ты говоришь, работников Югры задействованы в малом и в микробизнесе — это много для такого монорегиона, как Югра. И я бы для 20-ти этих процентов, если бизнесы готовы пойти на то, чтобы не увольнять, развивать производство тем или иным образом, нанимать новых работников, я бы, конечно, на месте правительства давал им какие-то налоговые льготы очень существенные.

Значит, в правительстве содержится помощь под микрозаймы, под 9% годовых. Переводим на русский язык: ситуация экономическая сегодня настолько не определенная, что мало кто возьмется, рискнет брать кредит даже под 9% годовых. Есть, конечно, бизнесы, у которых с выручкой даже в нынешних условиях, все в порядке, она планируется, но стартапы отсекаются, потому что у них все очень не определено, неустойчивые бизнесы, которые попадают сейчас из-за санкции и их последствия в падение выручки, отсекаются, я думаю, что стимулирующие меры должны быть более принципиальными: 9% кредит, ну, хорошо, слава богу, как одна из возможностей, фиксируем.

Но я бы подумал о том, чтобы расширить патентную систему для микробизнеса, как минимум, в Югре. Патент очень удобная штука, один раз заплатил и работаешь, создавая рабочие места – люди там вертятся... Как ты им платишь, сколько ты им платишь, сколько у тебя работников, это уже твоя, владельца бизнеса, задача. Задача правительства Югры — не развалить социум, не разрушить рабочие места, не увеличить безработицу, которую трудно будет контролировать...

Безработица — это пособия, это, опять-таки, недовольный народ, который не занят делом. То есть, если правительство Югры ставит перед собой задачу не только в этот кризис, но и на достаточно какую-то длительную перспективу обеспечить трудозанятость таким образом, чтобы людям работалось хорошо, владельцам бизнеса работалось хорошо, безопасно и дешево, и правительство, при этом, готово потерять какую-то часть доходной базы, то конечно, надо этой возможностью воспользоваться и так сделать. Соответственно патентная система может быть применена в большом спектре секторов экономики, то есть это весь там отельный бизнес... Давайте сделаем весь отельный бизнес по патентной системе, и пусть они живут... Отели — это, кстати говоря, что сейчас страдает очень сильно в кризис. Потому что активность падает...

Д.Щ.:Да, да...

Т.С.:А туризм у нас в Югре не развит, не внутренний, не внешний, никакой, туристов приезжает мало, в основном, это командировочные. В патенты я бы увел, например, общепит. Они и так работают на патентной системе, но у нас же еще есть налоги и зарплатные, еще какие-то дополнительные налоги там еще есть. Вот максимально упростить им жизнь. И кстати, мы тут еще говорим, об отсутствии этих дурацких проверок бесконечных. Путин заявил, что они будут элементарно уменьшаться, как бы.

Ну, хорошо. Пусть они уменьшатся не на время кризиса, а пусть они уменьшатся в принципе в жизни, чтобы предприниматели знали, как в Китае, никаких проверок быть не может. Вообще, в Китае запрещены проверки. Вот в общепит, в ресторан прийти и проверить, чего у них там творится на кухне или в зале. Но там есть очень серьезная уголовная ответственность за каждый случай отравления и выявленных нарушений санитарных норм. Пожалуйста, используйте ответственность общепитовского бизнеса по китайскому образу и отстаньте. Не нравится китайский, очень чешутся руки проверять, давайте, возьмем европейский опыт, где проверки тоже сведены до минимума, и они тоже осуществляются один-единственный раз при открытии того или иного заведения. Открывается заведение, даже если это какой-то ресторан, в арендованном помещении, приходит там местная СЭС, проверяет все, дает добро и больше ее никто никогда в жизни не видит. Можно и так делать.

Значит, в патент можно ввести весь микробизнес: всякие маникюры, педикюры, парикмахерские салоны. Но когда я говорю патент, надо понимать, что я расширяю это понятие, потому что большинство этих бизнесов и так работают на патентах. Но я бы все налоги, которые только можно, убрал и оставил бы только патентный платеж.

И любое образование, дополнительное образование, частное образование тоже надо стимулировать, давать максимальные преференции со стороны властей для того, чтобы сегодня в рамках господдержки или муниципальной поддержки находилось не только государственное образование в виде ДДУ, средних школ, училищ, техникумов и университетов. А любое образовательно-учебное и, может быть, даже развлекательное заведение, которым владеет частный оператор, тоже должно попасть в зону максимального налогового комфорта. А максимальный налоговый комфорт – это отстать от этих бизнесов с проверками, убрать от них налоги, оставить патент и не вмешиваться в их деятельность какое-то достаточно длительное время. Я бы, конечно, навсегда отстал, потому что социальный эффект, который дают эти бизнесы перекрывает все возможные математические доходы от каких-то налоговых отчислений, потому что он формирует задействованную и качественную социальную среду. Он формирует новый социум. И все, что формирует сейчас новый социум, который не уходит в депрессию, который не маргинализируется, а который чем-то занят и занят развитием, развитием своих детей, то есть будущих поколений, то все это, конечно же, надо очень крепко поддерживать. И здесь мы подходим к такой интересной теме, как IT-индустрия, эти пресловутые программисты и айтишники.

Д.Щ.: Так.

Т.С.: То есть наша федеральная власть, спасая вот эти вот условно 100 тысяч айтишников, обещает им…

Д.Щ.: Я бы сказал, эти 100 тысяч – только тех, кто уехали…

Т.С.: Может быть, посчитали пропорцию и действительно задумались, с кем же мы останемся. Соответственно я не очень уверен в какой-то стимуляции в виде отсрочки от армии. Если в России армия практически уже полупрофессиональная, полуконтрактная, она сокращена (мы сейчас не про нынешнюю ситуацию со спецоперацией, о том, как эта армия может использоваться), мы говорим о том, что вот есть армия, она не миллионная, как в Советском союзе, речь о сотнях тысяч человек. Айтишники, может быть, тот самый, один из тех сигментов, которые просто не надо трогать, вот это головы, это вот мозги, причем, как все связанное с цифровыми технологиями, эти мозги имеют свойство действительно очень шустро перемещаться из одного пространства в другое, это не слесарь, это не буровик, это вот так вот устроено.

Может быть, в Югре продумать в рамках этого большого антикризисного плана, в рамках осуществления подобной политики по превращению Югры в центр экономического роста, а отдельным большим сегментом разработать План по созданию из Югры такого айтишного центра в стране. Для этого есть база, потому что здесь есть крупнейшие компании из сферы того же топливно-энергетического комплекса, у них гигантский запрос на IT-услуги, на программирование. И вот, пожалуйста, почему бы и нет. Давайте такой кластер создавать. Какая-то же перспектива существует все равно у нашего Научно-технического центра.

Может быть, соединить в одну точку эти все вещи, увести все, что касается IT-индустрии в минимальное налогооблажение, в максимальные преференции со стороны правительства и таким образом попытаться из IT (ну это еще не индустрия у нас), а из IT-технологий создать IT-индустрию. Может быть, в этом есть какой-то смысл. Но говорить в любом случае, что о поддержке малого и микробизнеса, что о поддержке среднего и крупного бизнеса, что о поддержке населения, мы должны говорить не о месяцах, а о каких-то годах, должна быть длительная программа.

То есть вся страна должна знать, что вот в Югре, вы знаете, а там вот так-то, там за привлеченные инвестиции ноль налоговая ставка, там за открытие, не знаю, досугового, образовательного центра ноль налоговая ставка, отделался патентом и живи себе спокойно, там любой владелец или застройщик, который строит недвижимость, простимулирован таким образом, чтобы у него на первых этажах были не сплошные «Пятерочки», «Магниты», «Красное-Белое» и наливайки, а социально-ориентированные и привлекательные для общества бизнесы, которые развивают личность и развивают личностный капитал. Вот, собственно, так я это все скороговоркой перечислил.

Д.Щ.: Да. И важно то, что еще, наверное, придется бюджету немножко потерпеть, потерпеть снижение каких-то доходов, налоговых, в том числе, но с целью того, чтобы дать людям возможность работать, занимать себя, занимать других, зарабатывать деньги и таким образом жить, и как-то не просто жить, а еще развиваться и чувствовать себя хорошо.

Т.С.: Да. Кризис ломает все парадигмы, и мы находимся в очень тяжелом кризисе. Я полагаю, что за мою жизнь это будет тяжелейшая ситуация. Она тяжела тем, что очень трудно просчитать перспективу…

Д.Щ.: Да, пока планы вообще строить невозможно.

Т.С.: То есть как бы было и очень тяжело и в 91-м году, и в 92-м, и в 98-м, но там перспектива просчитывалась. Здесь трудно понять, к чему приведет изоляция страны: от экономических интеграций и так далее. Поэтому эту политику надо рассматривать, как долгосрочную. Временные меры поддержки населения – это одно, это понятно, это здесь и сейчас дать пособия, освободить, может быть, от каких-то коммунальных платежей или стимулировать коммунальные компании для того, чтобы они не взвинчивали сейчас услуги свои. Это все ясно. Дотация на общественный транспорт, развитие общественного транспорта доступного – это все понятно. Но ситуацией нынешней ведь можно воспользоваться, как и временем возможностей для того, чтобы простимулировать те сферы экономики, которые могли бы нас со временем сделать привлекательным регионом не только с точки зрения бюджетной наполняемости, дохода на душу населения, среднего дохода на человека, но и с точки зрения удобства для очень многих секторов экономики. Вот и все. Так что, можно это все делать.

Д.Щ.: Да. Нужно пробовать, нужно прорываться, потому что нынешний кризис, хотя он сформирован не экономическими причинами, но все равно им нужно пользоваться так…

Т.С.: Но у него экономические последствия, это же бьет по карману…

Д.Щ.: Да.

Т.С.: Значит, надо всем выживать. Кстати говоря, прямо вот сейчас мысль в голову пришла: вот проблема газификации… Правительство говорит федеральное: да мы сейчас как начнем газифицировать, обгазифицируем. Отлично! Может быть, тем компаниям, которые будут заниматься газификацией, ставить им нулевые налоги, пусть они все инвестируют при осуществлении четкого плана: вот населенный пункт такой-то, столько-то не газифицировано, за такой-то период вы делаете столько домовладений на газе. И пусть они работают с нулевой ставкой всех налогов. При этом, если условия не выполняются, то там что-то как-то их штрафовать. Поэтому все очень интересно. Можно сейчас этой ситуацией воспользоваться и поле для маневра, для манипуляции в правильном смысле этого слова, огромное просто, то можно добиться интересных результатов.

Д.Щ.: Да. Ну что ж, ладно, посмотрим, как это все будет происходить. Мы завершаем наш выпуск «О чем говорят» на этой неделе. Подписывайтесь на наши каналы на Ютубе, в Телеграмме и так далее, читайте расшифровку на сайте siapress.ru, через неделю снова увидимся, снова обсудим интересные вещи. До свидания!

Т.С.: Все спасибо, друзья! Всем пока!



08 апреля в 14:23, просмотров: 1439, комментариев: 0



Топ 10

  1. «Вечная проблема – как привлечь местных жителей к решению городских вопросов, чтобы они чувствовали здесь свою увлеченность» 2883
  2. Чиновница из Югорска обвиняется в слежке за предпринимателем 678
  3. ​Лариса Белоцерковцева вернулась в перинатальный центр 621
  4. ​Количество безработных в Югре снизилось 590
  5. ​В Сургуте ВАЗ сбил детей во дворе дома 493
  6. ​Сибпромстрой объявил о двукратном снижении производственного плана на 2022 год 491
  7. Сургутский отель получит 100 млн рублей на реконструкцию 458
  8. В Сургуте избавятся от 20 брошенных автомобилей 355
  9. ​Георгий Победоносец в ссылке // ФОТОФАКТ 346
  10. Более 30 случаев парковки на газонах выявили в Сургуте за неделю 325
  1. «Вечная проблема – как привлечь местных жителей к решению городских вопросов, чтобы они чувствовали здесь свою увлеченность» 2883
  2. ​НГДУ, готовься! В Сургуте начнут отключать горячую воду 2805
  3. «Антивозрастные крема эффективны, но они не могут заменить похода к косметологу» 2797
  4. Крупные зарубежные бренды одежды возвращаются в ТРЦ Сургута 2649
  5. ​Югорчанам пообещали аномальную жару 2413
  6. Инфоистерия 2358
  7. ​Как вы площадь назовете 1900
  8. Сургутянин зарезал велосипедиста из-за просьбы не мусорить 1880
  9. ​«Забег.РФ» не обойдет и Сургут 1774
  10. ​Инсайд: Лариса Белоцерковцева покинула перинатальный центр 1742
  1. Имя им — легион 9072
  2. «Люди, у которых кто-то из близких страдал расстройством пищевого поведения, имеют риск заболеть выше в 10 раз» 7885
  3. В Нижневартовске ночью загорелся военкомат - на месте нашли «коктейли Молотова» 5371
  4. «По статистике, самые частые пациентки – 55 лет, но рак молодеет. Самой юной пациентке, прошедшей наше отделение – 21 год» 5313
  5. ​Остановить вечный двигатель 5147
  6. ​Ледоход в Сургуте начался 4628
  7. ​Арктика: вахта человеческих судеб 4194
  8. ​Из адидаса в абибас 4168
  9. Не зарастет ли тропа… 3658
  10. ​В смертельном ДТП в Югре погибли два человека 3649