16+
Больше новостей
Больше опросов

Чёрный ящик

Особенности сургутского рынка откатов

В аукционах по размещению муниципальных заказов сургутский строитель Николай Сторожук последние несколько лет не участвует принципиально.

— Не вижу смысла тратить время на подготовку конкурсной документации. В свое время делали несколько попыток, но заявка даже к участию в конкурсе не допускалась: находился то один недостаток в документах, то другой, — говорит руководитель компании «Сибпромстрой» Николай Сторожук.

В компетентности своих специалистов, готовивших бумаги для участия в муниципальных торгах, Сторожук не сомневается. Впрочем, в открытую обвинять чиновников в том, что некоторые страницы из пакета документов волшебным образом просто пропадали, он не стал. Доказательств­-то нет. Но возможность такая есть.

IMG 1129

Собирать информацию о суммах и методах отката по­-сургутски — дело хлопотное и неблагодарное. Особенно в части взаимоотношений с органами власти, муниципальной или региональной. Предприниматели если какой­-то информацией и делятся, то исключительно неофициально, не разрешая называть как себя, так и «принимающую» сторону. Корреспондент «Капитала» решился, несмотря на предупреждения «не лезть в эту тему», провести собственное расследование.

«А ты не воруй!»

По статье 204 Уголовного кодекса РФ «Коммерческий подкуп» «откатодателю» грозит штраф до 200 тыс. рублей, штраф в размере заработной платы за период до 18 месяцев или лишение свободы до двух лет. Хотя у предлагающего откат есть лазейка. Если он докажет, что его вынудили давать деньги и/или подарки, это послужит смягчающим обстоятельством. Получатель отката может лишиться свободы на два года, и у него нет смягчающих обстоятельств. Вот только выявляют подобные преступления не особо активно, так как в сокрытии содеянного заинтересованы обе стороны.

Существующая статистика государственных откатов, по материалам сайта www.rosbuh.ru, на настоящий момент следующая: 25% компаний платят до 5% от суммы оборота, 13% — 5­10% оборота, пять процентов фирм — 10­20%, а два с половиной процента предприятий вынуждены отдавать от 20% до 50% своего оборота.

По оценкам сургутских экспертов (как вы понимаете, абсолютное большинство из них согласились разговаривать с нами на заданную тему исключительно на условиях анонимности) сумма откатов государственным и муниципальным служащим от предприятий строительной отрасли может достигать 50% прибыли. Со стороны предприятий с небольшим оборотом — и того больше.

Последние, кстати, нередко практикуют «бег впереди паровоза»: переделывают документацию на объект уже после того, как соответствующие работы произведены.

Процесс этот не вполне законный, но если подобная практика существует, значит, кто-­то ей способствует?

Средняя температура по больнице

Самые коррупционные отрасли российской экономики — строительство, торговля и добыча полезных ископаемых, поскольку они регулируются наибольшим количеством нормативных актов. Расходы на взятки предприниматели закладывают в цену товаров. От нарушений со стороны налоговых органов страдают все поголовно.

Чем более зарегулирована та или иная отрасль российской экономики, тем большая доля в цене ее продукции приходится на коррупционную составляющую. При этом наиболее потенциально коррупционными являются налоговые проверки. Таковы результаты исследования консалтинговой компании «Актион­Digital».

К своему выводу компания пришла, проведя отраслевой анализ действующих законодательных норм и обращений пользователей в горячую линию разработанной компанией бухгалтерской справочной системы.

В наибольшей степени от бюрократии зависит строительная отрасль — ее регулирует 24% всего массива различных законодательных актов, инструкций, разрешений и проч.

Ненамного отстают оптовая и розничная торговля — 21%. Тройку замыкает добыча полезных ископаемых с 16%. На четвертом и пятом местах — рыболовство и производство и распределение электроэнергии — 11% и 8% соответственно.

При этом в зависимости от частоты случаев «неофициальных» расходов и их величин была оценена примерная доля взяток в цене продукции, что и можно считать материальным выражением влияния коррупции на рынок. И здесь обнаруживается тесная зависимость между количеством регулирующих норм и коррупционной нагрузкой — приведенная выше пятерка лидеров сохранила свой состав.

Для строительства доля взяток в цене составляет 18%. По опросам участников рынка, «неофициальные» затраты на разрешения, лицензирования и тому подобное занимают до половины их расходов.

В торговле на цену приходится 9% коррупционности. Это один из лидеров по количеству «проверяющих», количеству коррупционных норм и правил, значится в исследовании. «Взяткоемкими» остаются также процедуры предоставления недр, распределения рыбных квот, а с коррупцией при подключении к электросетям сталкивались практически все предприниматели, пытавшиеся это сделать.

В рейтинге самых коррупционных налоговых и иных законодательных норм, согласно данным «горячей линии», лидирующее место заняли налоговые проверки. 89% респондентов, сталкивавшихся с этой процедурой, считают ее «коррупциогенной».

В частности, лишь 20% бухгалтеров никогда не сталкивались с блокировкой счета по результатам налоговых проверок, а в 23% это было сделано без законных оснований.

Подобным же образом оценивают законодательство о добыче полезных ископаемых 79% респондентов, связанных с данной сферой. 76% всех опрошенных считают коррупционными процедуры принятия к возмещению и вычету НДС, 58% – исполнение законодательства по госзакупкам.

Причем формально нормы 93­-го закона, описывающие порядок проведения госзакупок, не подпадают ни под один из коррупциогенных факторов, перечисленных в методике проверки принимаемых законов на взяткоемкость, разработанной правительством (постановление № 196 от 5 марта 2009 года).

Не бояться и контролировать

Совладелец группы компаний «СТХ», в недалеком прошлом — активный бизнесмен, сегодня — депутат Государственной думы Михаил Сердюк считает, что поборов со стороны представителей власти в отношении бизнеса можно избежать легко. Главное — не бояться.

— У меня никто никогда взятки не вымогал, а если бы я предложил сам, думаю, не взяли бы. Главная причина — моя степень коммуникации. Довольно высокая. Имя вымогателя стало бы тут же известно. Я считаю, что откаты дают предприниматели, не уверенные в себе. Слабина чревата последствиями: заплатишь один раз — будешь вынужден платить и в дальнейшем, это необходимо помнить. Кстати, именно по этой причине в Сургут отказалась заходить компания ИКЕА: плату за техприсоединение шведы посчитали неадекватной. А давление — недопустимым.

Михаил Сердюк уверен, что внутри его корпорации данной проблемы тоже не существует. Добиться этого удалось тремя инструментами. Во-­первых, примером поведения топ­менеджеров, во­-вторых, моральной мотивацией («Она очень важна, особенно для людей, воспитанных в советскую эпоху», — подчеркнул Сердюк).

В-­третьих — профессиональной и, главное, системной работой на предприятии контрольно­ревизионного отдела.

— Помогает сам факт системности этой работы, — отметил Сердюк. — С позиций криминалистики для профилактики правонарушений важно не само наказание, а осознание того, что оно неизбежно. Так называемый дамоклов меч.

Между тем на очень крупных предприятиях, в том числе международных корпорациях, которых также немало на территории нашего региона, такие методы работы невозможны в принципе.

Возле запаха большой нефти

На международном форуме «Югра­2011», проходившем осенью этого года в Ханты­-Мансийске, автор был свидетелем конфликтов между представителями западно­сибирских подразделений международных корпораций ТНК­-ВР и ЛУКОЙЛ с руководителями сервисных предприятий, дислоцирующихся в Тюмени. Последние публично обвиняли первых в предвзятости при проведении конкурсов на поставку и обслуживание профильного оборудования. Приводились даже даты аукционов, на которые местным товаропроизводителям нефтяники не позволили даже заявиться.

Объяснение у представителей ТЭК, понятно, нашлось: «Правильно готовьте предложения, и все вам будет». Возражения о том, что документы полностью соответствовали требованиям, а цена и качество предлагаемых услуг выгодно отличались от предложений победителей конкурсов, остались без ответа.

Руководитель западно­-сибирского филиала одного из заводов ближнего зарубежья, производящего некоторые виды нефтепромыслового оборудования, в приватной беседе с корреспондентом «Капитала» подтвердил, что такие вопросы в отрасли решаются отличным от официального путем. Особенно в компаниях, головное руководство которых находится в столице. Впрочем, насколько «прозрачны» принципиально важные для компании тендеры, собеседник комментировать отказался: вопрос не его уровня. Главное — договор заключен. А вот контролировать (точнее педалировать) его реализацию на месте — другое дело.

Под «педалированием» подразумевается сокрытие технических дефектов поставленного оборудования, дабы избежать его возврата по гарантии. Благодаря коммуникационным усилиям представителей компании­поставщика этого, как правило, не происходит. Каким образом ведется работа с представителями нефтедобывающей компании, в компетенции которых решать — чинить оборудование силами своего предприятия или вернуть поставщику, собеседник также уточнять не стал.

Кстати, тот же собеседник отметил, что «неформальные» отношения удалось выстроить не со всеми нефтяными компаниями. «Выходов» на Сургутнефтегаз за несколько лет существования представительства фирмы в Югре так и не нашлось. «Несколько некрупных договоров с СНГ у нас есть, но там все по закону».

Попутно заметим, что значительного урона крупные предприятия от таких схем взаимодействия не испытывают: расходы, составляющие порой миллионы долларов, списываются сверхприбылью.

Чего не скажешь о малом бизнесе, особенно начинающем.

Почти официально

«Непредвиденные» расходы зачастую становятся причиной банкротства предприятия, еще не успевшего толком встать на ноги. Недавний пример. Учредители сургутского издания «Давай поженимся» обвиняют директора Дворца торжеств Ольгу Горезину в «рэкете». Как рассказали корреспонденту «НГ­-Капитал» Виктория Громыкина и Ляйсан Богданова (учредители издания), осенью этого года Ольга Горезина выдвинула к распространению журнала на территории дворца условия, которые, как утверждают горе­предприниматели, в итоге привели к банкротству проекта (кстати, ставшего одним из победителей известного в Сургуте и за его пределами конкурса молодежных бизнес-­проектов «СТАРТАП»). «Она сначала попросила у нас смету журнала. Это коммерческая информация, но мы ее предоставили. После этого нам объявили, что с каждого экземпляра, который будет распространяться на территории Дворца торжеств, мы должны заплатить по сорок рублей — это 150% от себестоимости экземпляра. То есть нам нужно увеличить плату за размещение у нас рекламы втрое,что абсолютно нереально. Такое административное давление привело к банкротству нашего издания», — рассказывает Ляйсан Богданова. Во Дворце торжеств начинающие бизнес-­леди планировали распространять три тысячи из семи тысяч экземпляров. То есть «дань» бюджетному муниципальному (!) учреждению должна была составить без малого 120 тысяч рублей. Однако по факту было распространено всего 400 экземпляров — столько, сколько смогли позволить себе девушки.

В этой истории «откат» напоминает всевозможные премии и бонусы, которые собирают с производителей и оптовых продавцов продуктов питания крупные торговые сети. Хотите быть на наших полках? Платите! Хотите занять лучшие места? Платите! Эти «маркетинговые» платежи даже могут быть прописаны официально, а ведут они к одному — росту конечной стоимости для потребителя. Впрочем, бывает и так, как рассказывает управляющий сургутского филиала торговой корпорации «Мосмарт» Евгений Просвиров:

— Нередко информацию об откате — кому и сколько — руководству компании сливают сами поставщики. Хотя именно в их отношении за факты дачи взяток персоналу у нас предусмотрены довольно высокие штрафы, несоизмеримые с суммой потенциальной выгоды: от пятисот тысяч до одного миллиона рублей. Ну а системно данной работой занимается аналитический отдел службы безопасности, который базируется в Тюмени. Обнаружить «тонкие» места в организации торговли нетрудно даже по бумагам, дистанционно.

Один из крупнейших поставщиков молочной продукции в магазины Сургута, генеральный директор компании «Кусочек сыра» Валентин Воробьев откаты продавцам своего товара дает официально.

Выплачивать бонусы рознице ему позволяет изменившийся два года назад закон «О торговле», регламентирующий вознаграждение продавцу в размере до 10% от суммы сделки.

— Где получается не платить — не плачу. Но это редкость. В среднем же приходится «благодарить» розницу 3­5%.

Откаты не контрагентам Воробьев, по его словам, не платит принципиально.

— Решать вопросы законным путем куда надежнее, — считает предприниматель. — Хотя иногда думаю, что если бы все же практиковал дачу взяток, то бизнес развивался бы активнее. Может быть.

Отрекламируем и откатим

Но в процентном соотношении суммы отката к обороту лидирует, пожалуй, рекламный рынок. Во всяком случае, именно здесь больше всего возможностей для проведения серых схем.

Первые руководители предприятий редко заключают договоры на рекламно­-информационное обслуживание лично. В лучшем случае утверждают материал и/или рекламный макет перед публикацией (эфиром). В худшем — годовой бюджет и медиаплан. Последнего, впрочем, у менеджера по рекламе и PR может и не быть. И зачастую не из-­за низкого профессионализма. Просто наличие согласованного медиаплана снижает шансы заработать дополнительно. Схема предельно проста. Рекламные агенты работают за определенный процент, официально прописанный в прайс-­листах компании. В Сургуте эта цифра за некоторыми исключениями составляет двадцать процентов. Представители компаний­-заказчиков нередко считают такое вознаграждение контрагенту избыточным. И предлагают делиться: «Уговорить меня разместить рекламу нашего предприятия именно у вас будет стоить десять процентов от суммы сделки».

Показательно, что на эти условия «ведутся» агенты не только небольших предприятий, специализирующихся на рекламе, зачастую и без того демпингующих, но и опытные менеджеры популярных каналов и изданий. Впрочем, последние на самом деле личное вознаграждение теряют редко, закладывая потери в необос­нованные скидки, которые объясняются работой над «лояльностью» рекламодателя.

Впрочем, в последнее время этот метод не выстреливает все чаще. Особенно когда речь идет о разовой финансовоемкой сделке. Например, выпуска нескольких номеров печатного издания, созданного, как правило, к тем или иным выборам. Последние несколько лет пресс­-службы предприятий, руководство которых так или иначе задействовано в избирательном процессе, предпочитают нанимать на эту работу иногородние команды. Местные специалисты даже не рассматриваются. Дело не в уровне квалификации. За нечастыми исключениями у местных она на порядок выше, да и знание предмета в разы лучше. Официальная причина — политическая. «Свои» журналисты не должны знать политтехнологий, используемых штабом. В большинстве случаев, кстати, также иногородним. Но это только верхушка айсберга. На самом деле специалист, ответственный за выбор исполнителя проекта, может преследовать и преследует не общественно­-политический, а личный экономический интерес. Команда полупрофессионалов из менее благополучного региона стоит гораздо дешевле, чем работа местных специалистов. В договоре же (если он есть в принципе) можно указать любую не вызывающую у первого руководителя дополнительных вопросов (адекватную местному рынку) сумму. Но наем гастарбайтеров — не единственный метод заработать. И, пожалуй, не самый финансово емкий. «Выгодный» договор с иногородней типографией может принести куда больше.

«Сэкономить» можно сразу двумя способами: грамотно договориться о цене (руководству показываем одну, по факту платим другую) и о тираже (заявляется больше — печатается меньше). «Потерянные» три­пять или все 50 тысяч экземпляров искать никто не будет.

Кстати, дополнительную прибыль можно получить даже с этих фиктивных экземпляров. Например, показать в отчете, что промоутеры их якобы раздали, и выполненную работу необходимо оплатить.

IMG 7626 (1) resize

Безоткатное тридевятое царство

В начале февраля министр образования России Андрей Фурсенко подписал приказ, которым ужесточил требования к диссертационным советам. Теперь он должен состоять не менее чем из 19 членов (ранее не менее 17), в том числе не менее семи докторов наук по каждой специальности, по которой диссертационному совету предоставлено право принимать к защите диссертации. В документе отмечается, что член совета не может входить в состав более четырех диссертационных советов.

Цель нововведения благая — снизить коррупционную составляющую в одной из самых проблемных отраслей. Но, как показывает практика, рассчитывать, что это, как и другие нововведения, сработает, увы, не приходится. Реальность и законы в нашей стране оторваны друг от друга.

В ответе на вопрос «НГ-­Капитала»: «Возможна ли в России безоткатная экономика в принципе?» — все наши собеседники оказались единодушны. Возможна, при улучшении и исполнении нынешних законов. Вот только контролировать их исполнение по большому счету некому. Органы государственной власти регулярно подтверждают, что являются одной из самых коррумпированных прослоек экономического процесса. Так что условия игры по большому счету каждый определяет для себя сам. Исходя из уверенности в собственных силах.

Впрочем, можно попробовать еще один, менее глобальный вариант: ограничить оборот «живых» денег. Запретить предприятиям обналичивать, допустим, более ста тысяч рублей одномоментно. На какое­-то время должно сработать.



27 февраля 2012 в 14:30, просмотров: 3510, комментариев: 0


Комментариев пока нет.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт


Топ 10

  1. ​Владислав Иноземцев: «То, что российская экономика не посыпалась быстро, не значит, что дальше все будет хорошо» 987
  2. Несовершеннолетнюю насильно удерживали в квартире в Нижневартовске 584
  3. Водитель «BMW» насмерть сбил оленя на автодороге «Сургут-Когалым» 464
  4. Почти половина компаний в России вручит детям сотрудников подарки к Новому году 453
  5. Ханты-Мансийск попал в топ-5 по затратам на отлов собак в УрФО 450
  6. Пожилого жителя Мегиона обманули под предлогом торгов иностранной валютой 449
  7. Как не умереть на дороге зимой // ОБЗОР СИА-ПРЕСС 377
  8. Врачи из Нягани спасли 23-летнего парня с инсультом 371
  9. В зависимости от телефонов и интернета признались 43% жителей Югры 288
  10. Цены на проезд в вагонах купе, СВ и люкса вырастут на 8,1% в 2023 году 247
  1. ​Рост 54%?! Без паники! Разбираемся в повышении тарифов на электроэнергию 3528
  2. ​Даже нефтегазовые доходы падают. Непонятно, за счет чего будет наполняться бюджет 3047
  3. Сургутские чиновники переедут в здание на Маяковского в 2024 году 1970
  4. ​В Сургуте пытаются продать пентхаус с водопадом за 130 млн рублей 1859
  5. ​Красиво у нас зимой. Но кто-нибудь понял, что за символ украшает елку напротив администрации? 1752
  6. Жительница Нижневартовска умерла в автобусе 1736
  7. В Югре открыли первый автозимник 1685
  8. Последняя фронтовая подруга Сургута Зоя Кудинова ушла из жизни 1667
  9. Два югорчанина похвастались крупным уловом, теперь их проверит Рыбнадзор 1648
  10. ​Спрос взял своё: сургутяне активно покупают недвижимость перед концом года 1624
  1. Югорские ученые объяснили ноябрь с лужами на Крайнем Севере 5051
  2. Вартовчанка впала в кому после похода к косметологу и позже скончалась 4737
  3. ​В Югре запрещен самовыгул домашних животных и определен порядок передачи их в муниципальную собственность 3996
  4. В Югре отменили обязательную вакцинацию для находившихся в группе риска 3729
  5. Анна Линкер: «На форуме «Независимость в движении» мы увидели людей с неограниченными возможностями» 3624
  6. ​Актировка: 1-4 классы первой смены 3554
  7. ​Рост 54%?! Без паники! Разбираемся в повышении тарифов на электроэнергию 3528
  8. ​Как по мере пути простому гаражу в престижном районе Сургута удалось «подрасти» 3497
  9. ​Еще одна метастаза 3201
  10. Администрация Сургута вместе с девелопером Брусника запускает первый проект комплексного развития территории в Югре 3056