16+
Больше новостей
Больше опросов

Судьба договора между Тюменью, ХМАО и ЯНАО – под вопросом

Соглашение о разделение полномочий в тюменской «матрешке» будет либо расторгнуто, либо пересмотрено

Форс-мажор от Путина 

Как уже известно, с будущего года весь налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) будет целиком направляться в федеральный бюджет. Об этом заявил премьер российского правительства Владимир Путин. 

Сейчас в федеральный бюджет уходит 95 процентов НДПИ, а пять процентов остается в регионах. «Мы в свое время сделали исключение, оставили часть небольшую, но уже в 2010 году такое решение по зачислению в федеральный бюджет НДПИ даст не менее 46 миллиардов рублей», — считает Путин. Заметим, что сумма, названная премьером, маловата – ведь только в бюджет Тюменской области поступают доходы от НДПИ в сопоставимых цифрах. Затеянная федеральным центром «экспроприация» регионов говорит о нехватке денег в федеральном бюджете, а следствием этих мер станет еще большая централизация власти в Москве.  

Регионам, которые останутся без НДПИ, обещают компенсации из федерального бюджета. Но вполне понятно, что объем этих компенсаций будет меньше, чем доходы, получаемые регионами за счет НДПИ. Таким образом, 32 добывающих региона столкнутся с проблемой нехватки бюджетных средств.

Наиболее остро скажется изъятие НДПИ на бюджете Тюменской области. Как известно, между органами власти Тюменской области, ХМАО и ЯНАО заключен договор, согласно которому всю региональную долю НДПИ северные автономии отдают Тюмени. Это огромные деньги, составляющие почти половину доходов областного бюджета. То есть северных округов изъятие НДПИ никак не коснется (они и так его отдавали).  

Но в связи с инициативой федерального центра возникает резонный вопрос о судьбе договора, заключенного тремя губернаторами «матрешки» еще в июле 2004 года (и пролонгированного весной 2008-го). Ведь финансовой основой этого договора являлись два источника поступлений в тюменский бюджет от северных округов – 29,5 процентов от налога на прибыль налогоплательщиков ХМАО и ЯНАО, плюс весь НДПИ. Но доходы областного бюджета от налога на прибыль северных налогоплательщиков  целевым назначением направляются на реализацию программы «Сотрудничество». То есть большая часть этих доходов возвращается «обратно» на Север в виде ассигнований на строительство и ремонт дорог, на развитие «общей» инфраструктуры. Достаточно сказать, что более половины этих ассигнований получает ХМАО. Так, по итогам реализации программы «Сотрудничество» за 9 месяцев 2008 года (более свежих данных пока нет) из 22,7 миллиардов рублей 13,18 миллиардов рублей получил Ханты-Мансийский автономный округ, 3,6 миллиарда – Ямал, а Тюменская область получила 5,94 миллиарда рублей.

НДПИ, передаваемый округами в Тюмень по договору,  шел прямиком на «компенсацию выпадающих доходов» бюджета Тюменской области. Юристы называют это «существенным условием договора». С 2010 года это условие из договора выпадает – поскольку округа не будут способны выполнять его по не зависящим от них причинам. Следовательно, договор уже не может действовать в принятой редакции. Его придется либо расторгать, либо вносить в него изменения. 

 

Что давал договор и что с ним будет

Договор между органами власти Тюменской области, ХМАО и ЯНАО решал два важнейших вопроса человечества – о деньгах и власти. Предметом договора служит исполнение полномочий совместного ведения с Российской Федерацией. Это наиболее финансовоемкие полномочия в сфере здравоохранения, образования, транспорта и так далее (всего 24 вида полномочий). На реализацию этих полномочий регионы получают большие бюджетные средства. 

Незадолго до заключения договора был принят известный федеральный закон №95 – о разграничении полномочий между разными уровнями власти. По этому закону все полномочия совместного ведения в «сложноустроенных» субъектах федерации должны быть переданы на исполнение «материнским» субъектам. То есть за автономными округами, входящими в состав Тюменской области, остались бы только их собственные полномочия, предусмотренные Конституцией. А полномочия совместного ведения были бы переданы областному правительству – разумеется, вместе с деньгами на их исполнение.

Такой поворот судьбы не устраивал властные элиты северных округов. Они вступили в жесткую конфронтационную борьбу за сохранение полномочий совместного ведения в своих руках. Особенно напирая на то, что Конституция гарантирует равноправие регионов как в отношениях между ними, так и в их отношениях с федеральным центром. В итоге Кремль отступил и в порядке исключения дал добро на заключение договора. Поговаривают, что в Кремле пошли на это исходя из неутешительного прогноза результатов возможного референдума о создании «Тюменского края» (по типу Пермского – путем объединения автономий с «материнским» регионом). Население северных автономий высказалось бы категорически против.

 

В итоге ХМАО и ЯНАО сохранили за собой «всю полноту власти», но ценой больших финансовых потерь – в виде НДПИ и трети налога на прибыль. Тюмень вообще оказалась в выгодном положении –  в еще более выгодном, чем могла бы оказаться в результате применения «ФЗ-95» или даже в результате создания «Тюменского края». Область получила большие деньги, но при этом не несет ответственности за развитие проблемных северных территорий.

 

Помимо всего, договор частично решил одну давнюю проблему – проблему политической легитимности Тюменской областной думы. До заключения договора областной парламент представлял собой весьма странный, если не сказать бессмысленный, законодательный орган – он формировался на всей территории области, включая округа, но принимал законы, которые действовали только на юге области. С заключением договора в областной бюджет пошли деньги от северных автономий, соответственно «северные» депутаты обрели хоть какую-то политическую легитимность – раз северные налогоплательщики дают деньги в областной бюджет, значит, они вправе контролировать их распределение. По сути, закон об областном бюджете стал вторым (но главным) областным законом, который действует на всей территории области. После закона «о наказах избирателей» – по нему каждый депутат может потратить в своем избирательном округе часть резервного фонда (11-13 миллионов рублей). 

Теперь властям трех субъектов Тюменской области предстоит решить, что делать с договором. Предполагается, что в 2010 году федеральный центр компенсирует Тюменской области 100 процентов потерь от изъятия НДПИ. Но в 2011 – уже 75 процентов, в 2012 – 50, в 2013 – 25. А в 2105 году действие договора прекращается. То есть, начиная с 2012 года, Тюменская область, имея на руках договор с округами, будет нести некомпенсируемые потери бюджета. А это вряд ли устроит областное правительство. Тем более, что федеральный центр не является участником заключенного договора, и даже 100-процентная компенсация НДПИ не позволит сохранить его в прежнем виде. 

 

Ст. 4 договора между органами госвласти Тюменской области, ХМАО и ЯНАО от 12 августа 2004 года, в принципе, предусматривает подобный «форс-мажор». Согласно пункту 5. ст. 4 «в случае изменения федерального бюджетного и налогового законодательства, влекущего сокращение доходов бюджета Тюменской области, Стороны вносят изменения в настоящую статью Договора с целью компенсации выпадающих доходов». Вопрос в том, какого рода изменения будут внесены, и каким образом будут компенсироваться выпадающие доходы с 2011 года, когда федеральный центр начнет урезать свои компенсации. 

Конечно, возможен крайней вариант – расторжение договора и прямое применение ФЗ-95. То есть полномочия совместного ведения передаются правительству Тюменской области и никакого договора больше не заключается. Но такой сценарий маловероятен – в нем практически никто не заинтересован. Особенно в период кризиса, а также с учетом того, что в 2010 году заканчиваются полномочия всех трех губернаторов «матрешки». Проводить при таких условиях реформу власти и межбюджетных отношений вряд ли целесообразно.   

«На мой взгляд, сейчас этот договор будет переделываться с учетом НДПИ, - считает уральский политолог Михаил Коробельников, - Возможно, все оставят по умолчанию – мол, выпал НДПИ и выпал, извините, ребята, договор будет без него. Потому что сейчас у многих губернаторов ситуация интересная – по новому закону их еще не назначали. Вот сейчас на Росселе обкатают новый порядок назначения. И все следят за судьбой Росселя. Появилась информация, что с Росселем начинают торговаться, что-то там у него забирают. Что будут дальше делать губернаторы большой тюменской «мартешки» – тоже пока непонятно, потому что все замерли в ожидании: как новый механизм отработает на Росселе. Что касается договора, то он будет корректироваться, но я вижу очень мало причин к возврату разговора о 95-ом федеральном законе, когда все грезили планами об объединенной Тюменской области или Тюменском крае. Потому что на сегодняшний день система управления регионами сложилась, она отработана. Вводить в период кризиса какую-то новую модель управления – это значит перетряхивать все связи, вводить дополнительный элемент неизвестности. Я думаю, что договор будет просто пролонгирован на новых условиях».

Северные политики также склонны считать, что договор ни в коем случае не надо разрывать. При этом они опасаются давать какие-либо комментарии, ожидая итогов консультаций по данному вопросу. Как на Севере, так и в Тюмени региональные политики своим поведением доказывают, что судьба договора решается не в Тюмени, Салехарде и Ханты-Мансийске. Она решается в кремлевских и правительственных кабинетах. 

«Пока, насколько я знаю, этот договор никто не собирается пересматривать, - сказал в интервью корреспонденту «СИА-ПРЕСС» лидер югорских единороссов, заместитель председателя Думы ХМАО Александр Сидоров, - А вообще это прерогатива губернаторов, я бы воздержался от комментариев по этому вопросу. Когда ситуация изменится – тогда и вернемся к этой теме. Не будем спешить. Процесс этот не быстрый – сначала параметры договора обсуждают губернаторы, потом думы. Не будем торопиться, хорошо? 

Председатель комитета Госдумы ЯНАО по правовым вопросам, лидер местной «Справедливой России» Валерий Степанченко также считает, что спешить в этом вопросе не следует, но договор надо обязательно сохранить.

«Безусловно, НДПИ составляет финансовую основу нашего договора, - говорит Валерий Степанченко, -  Но мне кажется, сегодня вряд ли кто эту проблему кто-нибудь официально прокомментирует, потому что мы обязательно будем обсуждать ее в сентябре. В том, что мы эту проблему решим, я практически не сомневаюсь. Но надо подумать. Разрывать отношения мы не собираемся – такой цели не было и нет. Но вот это обстоятельство, связанное с НДПИ, конечно, осложнит экономическую сторону соглашения. Политическая составляющая договора останется прежней. По крайней мере, я не обладаю такой информации, что есть какая-то напряженность вокруг договора. Выйду из отпуска – буду обязательно консультироваться, я тоже уже задумался над тем же, что и вы»

По словам Валерия Степанченко, договор между органами власти Тюменской области, ХМАО и ЯНАО, «просто обязан сохраниться, потому что он выстраданный». 

Предполагается, что все вопросы, связанные с НДПИ, будут обсуждаться на встрече первого вице-премьера Сергея Собянина с губернаторами УрФО, намеченной на 4 сентября. По всей вероятности, в ходе этой встречи Собянин обсудит с губернаторами Якушевым, Филипенко и Нееловым и судьбу тройственного договора. На это косвенно указывают две вещи – то, что на эту встречу направлен именно Собянин (а не полпред или какой-то другой представитель федерального центра), а также тот факт, что эта встреча перенесена из Екатеринбурга в Тюмень.



02 сентября 2009 в 11:21, просмотров: 3584, комментариев: 0


Комментариев пока нет.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться


Топ 10

  1. Экс-сотрудник ДПС получил 45 взяток и предстанет перед судом 1917
  2. Официально: ​Солод все-таки уволился 1560
  3. ​Теперь точно? Солод ушел 1532
  4. ​Сургутян привьют «лайтом» 1314
  5. ​В Югре лодка врезалась в теплоход, погиб человек 1277
  6. Югорчанин подделал 40 ПЦР-тестов для своих работников 1263
  7. Три автомобиля столкнулись в Нижневартовске: один водитель госпитализирован 1215
  8. В Нефтеюганске собака провалилась в открытый люк: ее доставала бригада слесарей 1060
  9. За сутки коронавирусом заразились 199 югорчан 1043
  10. ​24 000 селфи отправили из примерочных ямальцы 1031
  1. ​Актив подследственного югорского олигарха выставлен на продажу 9074
  2. ​Сургутский гигант увлекся вакцинацией 5219
  3. Вартовчанин с обширным поражением легких умер на полу больницы 4981
  4. ​Сергей Солод ушел в отпуск, а его «уволили» 4644
  5. ​Priora залетела под КамАЗ: в Нефтеюганском районе в ДТП погиб молодой мужчина 4642
  6. Почти 400 иностранцев вартовчанин фиктивно зарегистрировал у себя в квартире 4393
  7. ​В Нижневартовске девушка погибла при загадочных обстоятельствах 4357
  8. Гостиницу в Нижневартовске переделали в обсерватор для больных ковидом 4243
  9. Юганская активистка, вышедшая из партии ЛДПР, сожгла свой партбилет 3891
  10. ​В Сургуте снесли 50 нелегальных павильонов. И это не конец 3823
  1. ​Один из 112: главный врач Югры рассказал о последствиях вакцинации от ковида 25555
  2. ​Плывем: как Нижневартовск справляется с сильнейшим летним ливнем // ВИДЕО 11230
  3. ​Бизнесвумен из Нефтеюганска обвиняют в хищении восьми миллионов из бюджета 10326
  4. ​Ухнул в яму: автобус с пассажирами в Сургуте провалился на повороте 10048
  5. ​Состояние бодрое, сознание ясное: в Нефтеюганске член партии ЛДПР продолжает голодовку 9669
  6. ​Актив подследственного югорского олигарха выставлен на продажу 9074
  7. ​В Нефтеюганске достроят детсад-долгострой, на крыше которого развлекаются дети 8484
  8. ​Я/МЫ – Валерия Башкирова 8264
  9. ​Срочно! В Югре объявили новые коронавирусные ограничения 8054
  10. У двух годовалых детей в Нижневартовске выявили COVID-19 7729