16+
Больше новостей
Больше опросов

​Алексей Водовозов: «Скорее всего, коронавирусом переболеет всё население Земли, и он станет нашим сезонным заболеванием»

Фото siapress.ru
Фото siapress.ru

Пандемия коронавируса окончательно стала главной темой в России – во всей стране закрываются школы и университеты, людей переводят на дистанционную работу, народ массово закупает продукты в крупных магазинах, опасаясь ухудшения ситуации. Насколько реакция государства и общества адекватна угрозе, что медицинское сообщество ждет от коронавируса на данный момент, и действительно ли эта штука была «разработана в секретных лабораториях», СИА-ПРЕСС узнал у врача-терапевта и научного журналиста Алексея Водовозова.

– Добрый день, Алексей. Вы сами на карантине?

– Ну да, есть такое, соблюдаю по мере возможности. Тут надо понимать, что карантин на самом деле – это когда полный запрет на выход из дома, вооруженная охрана на улицах, колючая проволока, блокпосты и полная изоляция очага инфекции. То, что сейчас происходит у нас – это обсервация, предыдущая стадия, в которой есть некоторые послабления. Например, нет необходимости сидеть в квартире безвылазно, потому что это неоправданно и не требуется на самом деле – гиподинамия, отсутствие солнца и проветривания негативно сказывается на здоровье. Сейчас нужно только не появляться в местах массового скопления людей, где не получится соблюдать социальную дистанцию в 1,5-2 метра от ближайшего человека. Поэтому стараемся не ходить в гипермаркеты, поликлиники, всякие собесы, в общем – избегаем любых массовых мероприятий и собраний людей.

– А как вы оцениваете реакцию общества и государства на происходящие события? Она адекватна и достаточна, или нет?

– Знаете, даже китайцы не успели отреагировать на ситуацию. В Ухане закрытие на карантин произошло после 400 подтвержденных случаев заболевания. Если бы они сделали то же самое на неделю раньше – у них могло быть на 95 процентов меньше клинических случаев. С другой стороны, если бы они опоздали на три недели – было бы в 18 раз больше заболевших, а если бы вообще не вводили ограничения – то в 67 раз больше, это стало известно после анализа учеными эпидемиологической ситуации в Китае. Поэтому любые ограничительные меры срабатывают. Любые.

– В России они достаточны? Мы знаем, что в Москве открыто метро, а в Сургуте люди толпами штурмуют торговые центры с туалетной бумагой.

– Сложно сказать. Люди такие непредсказуемые существа. Хотя, что наши, что за рубежом – все почему-то скупают туалетную бумагу, видимо, хотят умереть с чистой попой, а не с чистой совестью.

Понятно, что люди действительно бегают по магазинам и остальным точкам, и тут все сильно зависит от имеющихся в городе возможностей и сервисов. Например, в Москве и Питере есть доставка до двери – когда вы платите на сайте картой и даже не пересекаетесь с курьером – он оставляет товар под дверь, звонит и убегает, и ваши контакты полностью исключены. И так можно доставлять абсолютно все: продукты, бытовую химию, даже туалетную бумагу…

– Если она есть.

– Есть, я проверял, в онлайн-магазинах есть. С 17 марта сделали послабление по доставке лекарств, даже безрецептурных, и это распространяется на всю страну. Но во многом ситуация зависит от сознательности граждан, потому что меры пока носят самоограничительный характер, а не принудительный.

– Много говорят о том, что мы не знаем реальное количество случаев заболеваний из-за закрытости власти – например, в Китае и России. Как вы думаете, мы видим реальную статистику?

– Скорее всего, нет, и не только в Китае и России, а во всем мире. Дело в том, что ни у кого нет точного, лицензированного и международно признанного теста по определению коронавируса, все действуют кто во что горазд. Потому что этот вирус воздействует на РНК, а наш «золотой стандарт» диагностики – полимеразная цепная реакция, которая работает с ДНК. Получается, что определение возбудителя усложняется и удлиняется.

К тому же считают все по-разному. Итальянцы, например, делали тесты для всех умерших, и если находили коронавирус, то вне зависимости от реальной причины смерти записывали человека в жертвы пандемии. Китайцы дважды меняли тактику: в один момент в разгар эпидемии они стали записывать людей в число заболевших в том случае, если у них была клиническая картина, как у инфицированных, но отрицательный анализ на коронавирус – тогда их статистика резко подскочила.

– Почему так? То есть симптомы у них были, а анализы не показывали наличие коронавируса?

– Да, именно так, потому что нет надежных систем определения возбудителя. Ложноположительная или ложноотрицательная реакция на анализы сейчас составляет 30 процентов, это достаточно много. Поэтому в основном рекомендуют использовать повторные исследования.

Еще проблема – антительные тесты, которые показывают реакцию иммунной системы человека на возбудителя болезни, с коронавирусом практически не срабатывают. Похоже, что он вызывает очень слабый иммунный ответ, и антитела на него вырабатываются в очень небольших количествах, особенно у людей, легко переносящих болезнь, и это тоже осложняет выявляемость.

Поэтому можно сказать, что во всем мире мы цепляем только верхушку айсберга по количеству обнаруженных случаев коронавируса. Но, по большому счету, неважно, сколько этих случаев в штуках, если они есть – то все, это повод для включения режима ограничений, вне зависимости – 2,4, 5 или 10 заболевших вы нашли. Китайский опыт показывает, что действовать нужно на десятках, даже не на сотнях.

– Сейчас в России пока десятки?

– На сегодня, 18 марта, уже 147 (данные на 21 час по сургутскому времени – прим. авт.).

– Если говорить о массовых мероприятиях – много споров идет вокруг голосования по поправкам в Конституцию, которое намечено на 22 апреля. Это будет опасная история для тех, кто захочет прийти на избирательные участки или тех, кого попросят это сделать?

– Вообще да, это будет массовое скопление людей. Насколько я помню прошлое голосование, на которое я ходил, там теоретически можно попробовать соблюсти социальную дистанцию в 1,5-2 метра, но на некоторых участках довольно много народа, и, что самое неприятное, в основном из группы риска – в возрасте более 65 лет. Поэтому я надеюсь, что голосование либо перейдет в формат онлайн, либо идентификация будет идти как-то при помощи мобильных устройств.

– Либо оно будет перенесено.

– Да, либо перенесено, либо обеспечено в дистанционном режиме.

– Какие сейчас есть прогнозы по пандемии – когда она может пойти на спад?

– Очень большой разброс в источниках. Так как мы пока плохо себе представляем, что за зверь такой этот коронавирус. Я не берусь утверждать 100-процентно, это все вероятностные вещи, но он, похоже, изменяется прямо сейчас, в ходе пандемии. Это логично, это умеют многие вирусы, тот же грипп. Так вот, коронавирус уже потерял некоторое количество белков, и, скорее всего, это приведет к увеличению инкубационного периода – он станет менее заметным для иммунной системы. Его распространение будет идти по всем законам эпидемиологии по экспоненте, почти во всех странах и континентах мы вышли на такой рост.

Что это значит – переболеем, скорее всего, мы все. Рано или поздно. То есть коронавирус станет еще одной человеческой инфекцией. Вообще в ОРВИ входит более 200 вирусов, и самое интересное, что среди них коронавирусы составляют 10-15 процентов, одна из самых представительных фракций. И нынешний COVID-19 станет еще одним сезонным вирусом.

Но так как мы с ним столкнулись впервые, и иммунной прослойки нет, вакцины нет, то он пройдет по всей популяции, по всему земному шару, и в том или ином виде с ним столкнутся все. За какой промежуток – тут мнения расходятся, так как оценивать ситуацию прямо в ходе пандемии сложно. Самые оптимистичные прогнозы – три месяца, самые пессимистичные – два года. Я думаю, что истина где-то посередине. Не уверен, что мы справимся к лету, просто все человечество не успеет переболеть. Вероятно, к лету напряжение немного спадет – будет высокая температура, низкая влажность – это неблагоприятные условия для вируса. Но осенью он может вернуться и прийти за остальными.

– Означает ли это, что за пару лет у нас существенно поредеет старшее поколение, которое больше всего подвержено рискам от коронавируса?

– Двояко. С одной стороны, это возможно. С другой, идут активные поиски лекарств и вакцины. Есть неплохие успехи по способам лечения, как при помощи медикаментов, так и общее понимание – как спасать людей с тяжелой дыхательной недостаточностью. Например, используя аппараты экстракорпоральной мембранной оксигенации, или «внешнего легкого».

– Их в России много?

– Не только в России мало, их везде мало. Сейчас Великобритания подкатывает к «Роллс-Ройсу» с просьбой начать производство этих аппаратов, так как они очень нужны государству. Китай быстро подстроился и наладил их производство, но это очень высокотехнологичная и дорогая штука, сутки нахождения в нем стоит примерно 12 тысяч евро. Китай целевыми деньгами дал 15 миллиардов долларов на всех тяжелых пациентов. Не знаю, получится ли что-то подобное у нас, в России таких аппаратов наперечет.

– Есть ли на сегодняшний день информация о вакцине и эффективных медикаментозных способах лечить коронавирусную инфекцию?

– С вакциной все пока тихо. Над этим вопросом работают несколько групп в мире, в том числе в нашей стране – ГНЦ «Вектор», передовик по вирусным технологиям, где, например, хранится один из двух в мире замороженных штаммов натуральной оспы (второй – в США). Есть разные подходы к созданию вакцины, но нужно понимать, что процесс этот не быстрый – нужно разработать вакцину-кандидат, доказать, что она работает и вызывает иммунный ответ, что она безопасна, эффективна, и это проверено на лабораторных животных и людях-добровольцах. Конечно, такой разработке сейчас дадут зеленый свет и ускорят регистрацию максимально, но самый быстрый в истории срок разработки вакцины был в 2015 году – от вируса Зика. На это ушло шесть месяцев. Это минимальный срок, на который есть смысл ориентироваться.

Если говорить о терапевтических подходах, то мы на данный момент знаем одну точку присоединения вируса к клетке, и недавно была обнаружена вторая точка – через нее в клетку проникает также возбудитель малярии. Есть несколько препаратов, воздействующих на эти точки, но исследование их действий тоже займет от шести до 12 месяцев. Поэтому сейчас упор идет на карантинные и обсервационные мероприятия – это единственное, что мы сейчас можем сделать.

– Какой самый дикий миф о коронавирусе вы слышали?

– То, что он якобы искусственного происхождения и является биологическим оружием. Сначала говорили, что он против китайцев, потом, когда начали заболевать жители соседних стран – начали говорить, что, мол, это против монголоидной расы, а когда перекинулось на Европу – вроде бы разговоры притихли, но все равно местами вспыхивают глупости, что это созданный в лаборатории вирус, вырвавшийся из-под контроля. Этот миф плох тем, что разгоняет панику и создает иллюзию, что на этот раз мы точно все умрем, потому что это ведь «оружие», которое призвано убивать, и так далее.

– А есть научное обоснование того, что он точно не был выведен в лаборатории?

– Да, есть такая наука – биоинформатика. Она выстраивает филогенетические деревья, то есть определяет общих предков у животных, а также у вирусов. Так вот, биологическое оружие, пусть даже вирус, будет отличаться тем, что у него не окажется родственников и предшественников. Это будет созданная с нуля вещь. По нынешнему коронавирусу проведено много исследований, и они четко выводят нас на его ближайших родственников, которые есть в природе, и их очень много. Мы на сегодня знаем, что COVID-19 примерно на 96 процентов совпадает с коронавирусом, который переносят летучие мыши, скорее всего они и были исходниками конкретно для этого штамма. Следующий в цепочке, судя по всему, совпадающий на 86-92 процента вирус, который переносит панголин – такой зверек, который в Китае одновременно является и едой, и лекарством традиционной китайской медицины. Так что можно объяснить, как это все попало в человеческую популяцию, никаких теорий заговора не требуется.

Но, еще раз повторюсь, похоже, что наш коронавирус сейчас активно изменяется, и есть такая тенденция, что при повышении массовости вирус становится менее убойным, и это внушает осторожный оптимизм. То есть в принципе эволюционный механизм такой: вирусы, как и любые другие возбудители, условно «не заинтересованы» в убийстве своего носителя. Он должен передвигаться, болеть в легкой форме и контактировать с другими, чтобы максимально распространять вирус. Так бывает не всегда, мы пока не знаем, как и в какую сторону изменится коронавирус. Скорее всего, с ростом массовости он будет терять свои боевые качества – по крайней мере, есть надежда на такой сценарий.

– Глядя на эту пандемию, как вы оцениваете готовность человечества к глобальным биологическим угрозам?

– Человечество к ним не готово. Готов Китай – если что полыхнет, то выживет только Китай, это будет самое безопасное место.

– Даже не Гренландия?

– Там уже тоже есть случаи коронавируса, так что как в Plague.Inc (компьютерная игра, которая симулирует распространение эпидемий, в которой самое безопасное место – Гренландия – прим. авт.) уже не получится. Человечество не готово, оно расслабилось и посчитало, что технологии дошли до уровня, который позволяет кормить огромную армию антипрививочников, ВИЧ-отрицателей и прочих людей, которые говорят, что болезней не существует, и можно прекращать все процедуры. Природа напомнила, что она тут главная, а не мы. И что есть существа, которые обитают здесь гораздо дольше нас, которые способны к эволюционным преобразованиям больше, чем мы, и что они, скорее всего, выживут, а не мы. Микроорганизмы – настоящие хозяева планеты.

Надеюсь, что человечество сделает выводы, потому реформы здравоохранения, проведенные не только у нас (мы только собезьянничали, переняв не самое лучшее) привели к потере мобилизационного ресурса медицины. По идее, она должна спокойно работать в экстренных условиях – при эпидемиях, пандемиях, разных ЧП. Иметь резерв кадров, коечный фонд, который разворачивается до нужного объема, запасы защитных средств, лекарств – в общем, она должна быть способна к стремительной мобилизации, как армия.

Армия ведь, по идее, предназначена только для войны, а когда ее нет – не значит, что нужно распускать состав, не производить технику, не создавать склады боеприпасов и продовольствия и так далее. С медициной то же самое – она предназначена для войны с микробами и вирусами, и во многих странах, практически во всех, эту функцию упустили из вида. В итоге оптимизационные движения привели к развалу системы, которая не справляется даже с минимальной нагрузкой.

А нынешний коронавирус – это минимальная нагрузка. Нам еще повезло: заразность небольшая, летальность относительно небольшая – по сравнению с Эболой или птичьим гриппом. В общем, возбудитель болезни слабенький, но, как показала практика, ему мы не можем противопоставить ничего. Надеюсь, это станет для нас уроком.



18 марта в 21:03, просмотров: 6087, комментариев: 7


Комментарии:
Уважаемый Дмитрий!Спасибо за интервью и профессионалом на злободневную , тему.Правильное и актуальное сравнение медицины и Армии.Сюда еще можно добавить педагогов высококлассных (!),которые готовят и обучают медицинские кадры.С ними тоже проблема,ввиду оптимизации.
Alkonowa1ow
О системе здравоохранения. «Не трожь - ибо оно может изломаться». Данную заповедь забыли неучи-оптимизаторы.
вера
все правильно . спасибо.
Сергей Б
И еще в связи с атакой коронавируса в очередной раз встает ребром вопрос: какие армии и для защиты от какого наиболее потенциального врага наращивать в первую очередь – армии медиков вирусологов и фармацевтов вирусологов или армии с танками и ракетами; армии здравоохранения или армии чиновников и политиков, которых расплодилось по всей планете немерено.

Хваленая высокобюджетная армия США экстренно эвакуируется из Ирака – бежит. Из-за угрозы коронавируса.

Во многих странах отменяются важные политические мероприятия, которые оказывается не такие уж и важные.

В России народ забил на поправки в Конституцию и бросился по магазам сметать полки.

Станет уроком эта очередная вирусная атака? Когда уже многие страны закрывают границы и вводятся положения сравни военным.

Поменяются политические и экономические системы?

Начнут бюджеты перераспределятся в пользу защиты от вирусов? Которые атакуют людей постоянно – каждый год. И вообще перераспределятся.

Или, коронавирус минует, к нему адаптируются, привыкнут, как и к другим вирусам и все вернется на круги своя – наращивание вооружения для защиты от потенциального двуного врага и армии чиновников и политиков продолжат плодится, как тот вирус. Пока снова жаренный петух не клюнет. И уже так, основательно, как в Апокалипсисе.

Вот в чем вопрос. Или вопросы.
Не он первый ,не он последний . Просто нужно не забывать этого .
Сергей Б
Но когда-нибудь может оказаться последним.
Сергей Б
И, доказательство того, что коронавирус не был выведен в лаборатории не говорит о том, что пандемия коронавируса не раскручивается умышленно.

Наличие общего врага и объединение против борьбы с ним, отодвигающее на второй план насущные проблемы, с большой вероятностью предполагает, что пандемия коронавируса раскручивалась умышленно. По крайней мере информационно.

Можно без труда прикинуть дивиденды, которые некоторые лица извлекают из этой пандемии за рубежом и в России. Начиная с того, что на пандемию коронавируса списывается кризис и ответственность за него.

Так что, россиянам лучше возвращаться в реальный мир, в котором президентом снова переизбирается Путин. Переизбирается прям вместе с очередным кризисом, который ведет к дальнейшему обнищанию россиян.

Пандемия коронавируса пройдет – разбитое корыто останется.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться