16+
Больше новостей
Больше опросов

​«Нет такого крупного города, который бы создавал условия для автомобилей и не обращал внимания на общественный транспорт»

Замдиректора транспортного департамента Тюмени Евгений Ташланов – о правильных пассажирских перевозках, выделенных полосах для автобусов и сокращении парковок

Фото alltmn.ru
Фото alltmn.ru

Многие северяне после посещения Тюмени с удивлением констатируют, что автобусное движение там выглядит намного более развитым, чем в Сургуте или любом другом городе Югры и Ямала. Как развивалась система общественного транспорта в областной столице, сколько субсидий получают перевозчики, и как простимулировать автомобилистов к переходу на автобусы и велосипеды – СИА-ПРЕСС узнал у замдиректора департамента дорожной инфраструктуры и транспорта администрации Тюмени Евгения Ташланова.

– Я слышал, что качественный рывок в системе общественного транспорта в Тюмени произошел с приходом в 2011 году на должность главы города Александра Моора, нынешнего губернатора региона.

– Да. Вообще нельзя сказать, что к 2011 году с общественным транспортом в городе было все плохо, все было достаточно хорошо. Но тогда, с новым главой, пришло понимание, что пассажирские перевозки – это не в чистом виде бизнес, куда можно просто пустить частников и зарабатывать деньги. Все-таки это в большей степени социальное обязательство, которое входит в полномочия органов местного самоуправления, равно как обеспечение населения теплом или светом. То есть мы понимаем, что перевозки должен организовать город, и без вложений из бюджета эта система не будет качественно работать, поэтому для снижения затрат из казны мы привлекаем к этой работе бизнес.

Для этого, например, было решено установить регулируемый тариф во всем общественном транспорте Тюмени, чтобы соблюдать баланс между интересами населения и бизнеса и вложениями из бюджета.

– Каково распределение по нагрузке между муниципальным общественным транспортом и частниками?

– У нас нет как такового муниципального транспортного предприятия, есть учрежденное администрацией города акционерное общество «Тюменское пассажирское автотранспортное предприятие №1». В его ведении находится порядка 46 процентов перевозок в Тюмени. Но есть жесткое условие – оно участвует в распределении маршрутов наравне с другими компаниями, так же готовит документацию, заявляется, не получает никаких преимуществ.

– Как вообще работает система с распределением маршрутов?

– Согласно федеральному закону 220-фз, несколько маршрутов разыгрывается отдельным лотом с максимальной ценой, которую устанавливает администрация. Условно, есть лот миллион рублей. Приходят несколько участников и называют те цены, за которые они готовы работать на этом маршруте, побеждает тот, кто заявит меньшую сумму. Он получает маршрут, заявленную им плату, а также возможность собирать деньги с пассажиров за билеты. Если определенные лоты менее прибыльны с точки зрения пассажиропотока – то мы увеличиваем изначальную сумму, и наоборот. Вы можете заявиться на 1 копейку и жить исключительно за счет платы за проезд – такие маршруты у нас есть.

– И там прописывается все: сколько машин должно быть на маршруте, какая вместимость, где и когда остановки?

– Да, но есть наше новшество 2015 года: помимо того, что перевозчик должен выполнять рейсы на машинах определенного класса, с нужной периодичностью и расписанием, он должен соблюдать «комплексный коэффициент качества». Это несколько параметров, которые важны для пассажиров. Соблюдение маршрута и отсутствие отклонений – это базовые вещи, которые мы давно отрегулировали, а сейчас в критериях качества вещи более высокого порядка, например, чистота автобуса и вежливость водителя.

– Сколько денег Тюмень дает перевозчикам в рамках распределения маршрутов?

– При проведении торгов городским бюджетом на 2019 год было предусмотрено порядка 500 млн рублей.

– В Сургуте существует система субсидирования перевозок, особенно много получает учрежденное администрацией акционерное общество. А у вас как?

– У нас тоже есть субсидирование, и оно распространяется на всех перевозчиков, заключивших контракт на маршруты. Но чтобы получить субсидию, нужно собрать серьезный пакет документов, обосновывающих, что компания понесла убытки.

– Как это? Компания неэффективно отработала и пришла к вам за деньгами?

– Нет. Во время формирования лотов на маршруты прописываются основные статьи затрат, но мы не можем учесть там все. Например, в один момент на уровне федерального законодательства появились требования к безопасности перевозок, касающиеся установки тахографов. Это статья, которая не была включена в основной контракт, и мы это субсидировали.

Также перевозчик может показать, что средний пассажиропоток, который мы предполагали увидеть на определенном маршруте, в реальности оказался ниже, от чего компания понесла убытки, и тогда мы можем их компенсировать.

– А если он искусственно занизит количество пассажиров?

– По договору он должен их четко фиксировать, и за этим следят линейные контролеры Гортранса. Если они, выйдя на маршрут, зафиксируют, что пассажиры едут без билетов, то появится основание предполагать, что перевозчик занижает показатели, и это уменьшит его шансы на субсидию.

– Понятно. И сколько вы даете перевозчикам в виде субсидий?

– Порядка 160 млн рублей. И еще около 800 млн – субсидия на обновление подвижного состава.

– Хочется узнать про историю выделенных полос для автобусов в Тюмени.

– Городская администрация очень подробно обдумывала введение этой практики, привлекала научное сообщество, и вывела три критерия, по которым такие полосы будут создаваться в Тюмени.

Первый – интенсивность движения общественного транспорта. Если на определенном участке дороги проезжает мало автобусов – нет смысла делать там выделенную полосу. Второй – дорога должна быть не менее трех полос в одну сторону, чтобы одну заняли автобусы, и еще две остались для личного транспорта. И третий – на участке не должно быть множества примыканий в виде заездов во двор или поворотов на другие улицы. Условно, можно сделать выделенную полосу, но если каждые 50 метров будет какой-то поворот, и туда нужно будет открывать заезд для машин – то смысла в этой полосе не будет.

Мы неоднократно увеличивали участки с выделенными полосами, сейчас их 22 километра. Но для нашей системы движения их должно быть больше. Важно, что люди воспринимают эти нововведения с пониманием – потому что мы соблюдаем интересы и автомобилистов, и жителей города.

– Еще будете увеличивать выделенные полосы?

– Да, наверняка будем. Мы аналитическую работу по этому поводу ведем постоянно. Я думаю, что для беспрепятственного проезда всего общественного транспорта по городу потребуется около 100 км таких полос.

– В Москве, например, их очень много, и делают их почти везде, вне зависимости от полосности дороги.

– Да, в Москве много. Но мы приняли для себя решение, исходя из нашего опыта и практики других городов, что подобное следует вводить на трех полосах. Сейчас на улицах, которые реконструируются, мы заранее планируем и выделенные полосы для общественного транспорта, и велодорожки.

В целом мы стараемся мыслить не отдельно автобусами или дорогами, а необходимостью для горожан перемещаться, причем комплексно. Где-то пешком, где-то на общественном транспорте, где-то на велосипеде или машине. И берем за основу принцип, что там, где больше плотность населения, должно быть меньше личного транспорта и больше общественного.

– Что должно быть первично: наличие запроса горожан на общественный транспорт, на который власть отвечает усиленным автобусным движением, или сначала нужно запустить автобусы, а пассажиропоток сформируется?

– Это должно происходить параллельно. Поймите: развитие общественного транспорта в крупном городе – это не прихоть, а жизненная необходимость. Нет примеров крупных городов, которые бы не развивали эту сферу, а сосредотачивались только на создании условий для автомобилистов. Даже в США, где личный транспорт долгое время был во главе угла, города столкнулись с ситуацией, когда невозможно закрыть потребности машин, начали тонуть в пробках и заниматься общественным транспортом. Тюмень тоже через это прошла и в 2011 году взяла курс на усиленное развитие пассажирских перевозок.

При этом мало создавать общественный транспорт – нужно еще планомерно снижать удобство владения личным автомобилем. Например, введение платных парковок – это один из способов сократить количество машин в городе и блуждающий трафик. Еще есть миф, что городам все время не хватает парковок – на самом деле, чем больше паркомест, тем больше будет пробок. Ведь заторы формируются не на парковках, а на дорогах. И чем больше условий для владения и хранения личного транспорта – тем хуже это сказывается на общей дорожной обстановке.

Есть примеры городов, которые решали эту проблему. Столица Кореи Сеул – там один мэр, взявшийся за эту тему, сократил парковочные пространства в городе на 30 процентов.

Но, опять же, когда вводятся ограничения – должна быть удобная альтернатива. Общественный транспорт или велосипеды.

– Сначала альтернатива, или наоборот?

– Желательно делать эти события близко друг к другу. Тюмень, в частности, комплексно подходит к развитию всех способов перемещения людей, но если встает выбор между созданием условий для частных автомобилей или для общественного транспорта – мы выбираем общественный транспорт.



22 декабря 2019 в 09:16, просмотров: 2855, комментариев: 2


Комментарии:
Уважаемый Дмитрий!Спасибо за статью.Отличный мастер -класс для нашей администрации.В интервью прозвучало главное слово "качество".Оно в Тюмени на деле существует.Единственный вопрос ,который бы я задала на Вашем месте. это о транспортных картах (проездных) для всех категорий граждан.Как им удается в условиях кризиса их не отменять?
Румпельштильцхен
Тюмень-как маяк для отсталого Сургута. Перенимайте опыт, господа, пока не поздно
Показать все комментарии (2)

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться


Топ 10

  1. ​Эдуард Иваницкий: «Мы как занюханный колхоз, который радуется приезду Киркорова...» 9340
  2. Афиша Сургута на выходные 19-20 сентября 3106
  3. ​Навальный научился лайкать инстаграм 1128
  4. ​Борьба с коронавирусом, как и любой другой проблемой, у нас в России – это профанация 1056
  5. ​Опята колонизировали дерево // ФОТОФАКТ 720
  6. Я за концессию обеими руками, но мне жаль концессионера 678
  7. ​В Югру поступила первая партия вакцины против COVID-19 590
  8. ​В Югре лечение от COVID-19 продолжают 607 человек 577
  9. ​Стало плохо во время записи эфира: умер ведущий «Русского лото» Михаил Борисов 548
  10. ​Тюменские хирурги удалили пациентке опухоль весом 35 кг 427
  1. Владимира Зятькова, погибшего на реке Черная, похоронили в Ишиме 641738
  2. Жителя Сургута оштрафовали на 30 тысяч за картинки с Летающим Макаронным Монстром 268321
  3. Аферист обманом оформил на сургутянку кредит 52373
  4. ​Эдуард Иваницкий: «Мы как занюханный колхоз, который радуется приезду Киркорова...» 9340
  5. Сургутнефтегаз сохранил лидирующую позицию в рейтинге крупнейших компаний страны 8968
  6. Евгений Дьячков: «Как ни странно, государство сдержало обещания о гарантированных выплатах в поддержку авиаотрасли» 6354
  7. Жители Сургута пожаловались на незаконный ларек 6286
  8. В Сургуте неизвестным веществом отравились два подростка 6009
  9. ​Наталья Комарова начала перетряхивать правительство Югры 5295
  10. Под Сургутом столкнулись три легковушки 5044
  1. Владимира Зятькова, погибшего на реке Черная, похоронили в Ишиме 641738
  2. Жителя Сургута оштрафовали на 30 тысяч за картинки с Летающим Макаронным Монстром 268321
  3. ​Кто такой Зятек? 56895
  4. Аферист обманом оформил на сургутянку кредит 52373
  5. ​Жительница Нефтеюганска продала горожанам путёвки, но деньги присвоила себе 32256
  6. ​В Сургуте погиб последний «классический» вор в законе Владимир Зятьков 30462
  7. ​Четверо погибли, четверо госпитализированы: в Сургуте крупное ЧП на реке 29995
  8. Десять сургутских спортсменов стали мастерами спорта 23211
  9. ​Почему глава Сургутнефтегаза Богданов не праздновал День нефтяника с министрами и губернатором Комаровой 23026
  10. Слишком много истории?.. 22303