​Галина Ширшина: «Чиновнику платят за то, чтобы он включил мозг, подключил ресурсы и предоставил решение проблемы. Не можешь – уходи» // ТЕКСТ, ВИДЕО (01.28.2015) - Интервью
16+

​Галина Ширшина: «Чиновнику платят за то, чтобы он включил мозг, подключил ресурсы и предоставил решение проблемы. Не можешь – уходи» // ТЕКСТ, ВИДЕО

Известная своим нестандартным подходом к работе мэр Петрозаводска дала интервью СИА-ПРЕСС

В России не так много муниципальных руководителей, работа которых оказывается в зоне внимания федеральной прессы. Среди них – глава Петрозаводска Галина Ширшина, которая неожиданно победила на выборах в сентябре 2013 года и с тех пор продемонстрировала необычный подход к управлению городом. О том, что она думает о чиновниках, их мотивации, а также чем мэр должен запомниться своим избирателям, Галина Ширшина рассказала в интервью siapress.ru.

– Очень интересен ваш опыт с точки зрения человека, пришедшего во власть не из властных структур. Давайте смоделируем: вот вы пришли в администрацию города Петрозаводска. У вас, как я понимаю, были какие-то идеи касательно того, как совершенствовать жизнь города, какие-то проекты по его развитию. Как вы умудрились эти проекты запустить? Чиновники, как правило, показывают себя людьми малоинициативными, зачастую ленивыми, саботирующими многие процессы, которые происходят в городе. Как вы мотивировали своих работников на то, чтобы они выполняли ваши требования, ваши идеи?

– Во-первых, ходит такое стереотипное мнение, что все чиновники однозначно ленивые, просто просиживают штаны и так далее. Есть разные чиновники. Современный чиновник – это как раз тот человек, на мой взгляд, который очень четко понимает, что его работа – это создание условий для комфортной жизни заказчика. А заказчиком его работы является житель. И поэтому когда люди это понимают, то уходят те барьеры, о которых вы говорите, – лень, нежелание и так далее. Ты понимаешь, что ты не делать это просто не можешь, потому что это твоя работа. Если ты не хочешь это делать, значит, ты должен уходить и искать другую работу.

Это как сфера услуг. Если приходит клиент – а в данном случае клиентом является заказчик, то есть житель, и, извини меня, раз ты сидишь в этом кабинете, значит, ты обязан это делать. У меня у самой такое отношение.

Человек, который приходит ко мне, должен понимать, что я не буду просто так болтать с ним. Иногда люди говорят: «Я хочу просто с вами поговорить». И на меня обижаются, когда я говорю: «У меня нет возможности просто с вами поговорить. Вы мне платите зарплату. А я не могу получить зарплату просто за разговор. Нужно подготовить встречу, определиться, какие результаты должны быть, что вы хотите получить от этой встречи. Я должна быть готова по всем параметрам, чтобы эти 15-30 минут или час были максимально эффективно использованы, поскольку я работаю на вас».

Когда своим коллегам я объясняю эти вещи, мне кажется, что в большинстве случаев я вижу положительную реакцию. Но здесь есть еще один очень важный момент, с которым я столкнулась как человек не из структуры власти. К сожалению, на мой взгляд, в нашем обществе существует такая проблема, что чиновник зачастую в таких условиях работает, что для него становится главным защитить себя.

– А вот это очень просто: нужно ничего не делать.

–Это очень просто — если ты не будешь делать, а будешь только создавать видимость того, что что-то делаешь. Вот, например, патриотическое воспитание. У нас было одно заседание совета по координации патриотического воспитания, и у меня был один вопрос после этого совещания: я попросила объяснять, что является результатом этого совещания. Мы что хотели получить? Конечно, когда задаешь такие конкретные вопросы, иногда люди впадают в некий ступор. Они не могут ответить на эти конкретные вопросы, потому что они привыкли это делать – проводить эти заседания, комиссии, и отчитываться о своей работе. Наверное, можно сказать, что это действительно работа. Но эта работа не нужна жителям. Я сейчас не хочу никого обижать, в том числе своих коллег, но они, надеюсь, уже привыкли к моему мнению. Но в действительности очень сложно – работать чиновником и все эти нюансы, о которых я говорю, соблюсти.

Что касается надзорных органов, то им хорошо проверять, и они молодцы, что проверяют. Но когда этих проверок становится очень много, и ты в некоторых вопросах – согласовании с законодательством, недостаточности у тебя творческого подхода – не можешь найти вариант решения проблемы…

Я иногда сталкиваюсь с такой позицией прокуратуры. Я им говорю: «Ребята, так скажите, как надо сделать. Я к вам обращаюсь с проблемой, и вы понимаете, что это проблема. Мы ее на протяжении какого-то периода времени не можем решить, подскажите». К сожалению, я слышу: «Это не наше, мы не обязаны вам показывать, мы только должны вам указать, что это неправильно». Я говорю: «Хорошо, если мы вот так сделаем, это правильно?» – «Мы не можем так сказать. Вы сделайте, а мы потом оценим». И когда чиновника ставят в условия, когда тебе проще ничего не делать.

Например, нет необходимого подзаконного акта. Отсутствие подзаконного акта не позволяет решать проблему обеспечения сирот жильем полномасштабно. Для этого в течение многих лет нет определенного регламента. Почему прокуратура приходит сюда столько лет, на местный уровень самоуправления, и ставит эту проблему? Они знают, что нет этого регламента. Вы этот регламент введите через республиканские органы власти, и проблемы не будет. И вы не будете столько времени на это тратить. Получается, нашим чиновникам выгодно столько лет отвечать, что регламента нет. И их не обвинишь ни в чем, потому что его действительно нет.

С одной стороны, есть личные особенности людей, которые в принципе не позволяют работать с людьми в сфере местного самоуправления, потому что это эмоционально тяжелая сфера. Проблем гораздо больше, нежели возможностей и денег на их решение. С другой стороны, те условия, которые созданы из-за законодательства и властных привычек, диктуют: лучше сиди тихо на своем месте и делай, как можешь.

Сегодня утром я имела разговор с одним из руководителей. Я ему говорила, что меня не устраивает, то что делает подведомственное ему учреждение. Я объясняю ему не по конкретным мероприятиям, которые проводит это учреждение, а по смыслу. Спрашиваю: какой вклад в жизнь города они делают. Он говорит: «Я принесу вам список мероприятий, и вы скажете тогда, какие оставить, а какие нет». Я говорю: «Нет, дорогой мой, это твоя работа, и тебе за это платят зарплату – чтобы ты сел, включил мозг, подключил все свои ресурсы – творческие, интеллектуальные. А если нет — посмотрел, как это делается в других муниципальных образованиях, и принес мне новую концепцию того, как должно работать это учреждение». Я подожду неделю, посмотрю, что получится из этого разговора.

– Сразу несколько вопросов. Во-первых, говорили ли вы кому-либо из своих коллег, подчиненных, что они вас не устраивают, их подход вас не устраивает, «пожалуйста, увольняйтесь»? Получилось ли у вас преодолеть ту проблему, о которой вы рассказали — что проще ничего не делать? Появились ли в вашей администрации инициативные, творческие чиновники, работой которых вы довольны, с которыми вы продвигаете ваши общие идеи?

– По первому вопросу — да, я говорила это. И скажу вам, что не так просто уволить чиновника. Это действительно достаточно сложная проблема, когда ты понимаешь, например, если из правительства увольняют человека, то суд встает на сторону именно правительства. Вот и в моей ситуации, к сожалению, суд может встать не на мою сторону. Может, я говорю какие-то слишком откровенные вещи, но у меня есть опасение, что так может быть.

И, конечно, ты должен гораздо больше времени потратить на то, чтобы сформировать команду. То время, которое я себе отводила на формирование команды, — это абсолютно реальное и правильное время – в любой другой ситуации, кроме государственной власти. Конечно, я в это время не уложилась. Это неприятные разговоры, но я всегда говорю своим подчиненным: «Я вас жалеть не буду, и себя не буду жалеть. Поэтому не надо мне про жизнь свою рассказывать, про какие-то моменты, которые не имеют отношения к делу. Меня интересует только эффективность вашей работы».

– Сколько вы закладывали на создание команды и сколько в итоге этот процесс продолжается?

– Я планировала завершить эту работу максимум через полгода. Сегодня я работаю уже больше года и могу сказать, что еще не до конца я этот вопрос решила. Это занимает огромное количество времени, неимоверно. Хотя абсолютно логично, что, когда приходит новый человек, вся команда подает в отставку, и ты решаешь эту проблему с чистого листа. Гораздо проще работать с людьми, которых ты берешь на работу, потому что ты им озвучиваешь свои ценности, цели, говоришь: «Готов? Готов – работаем. Не готов? До свидания».

Что касается второго вопроса о творческих чиновниках, то я считаю, что они у нас есть. Есть творческие и инициативные, которые работали до меня, есть те, которые пришли ко мне. Иногда человеку нужно время, чтобы адаптироваться. Я смотрю на него, когда он начинает работать, и думаю, что, наверное, я ошиблась, потому что что-то не очень активен, не очень проявляет харизму. А потом бывают ситуации, когда ты понимаешь, что не ошиблась, и человек, например, способен сказать тебе «нет». Это очень хороший признак, когда со мной не соглашаются, не боятся высказать свое мнение, говорят: «Галина Игоревна, вот здесь вы не правы, я вам докажу, потому что я в этой области профессионал и знаю, что вот это должно быть вот так». Я обожаю работать с умными профессионалами, просто обожаю, потому что невозможно знать все. Когда ты работаешь с умными людьми, они тебя обогащают.

– И каков процент таковых в вашей администрации?

–Я не могу так сказать, я же не поменяла всю администрацию. У нас сейчас в администрации работают, 278 человек, плюс текучесть кадров. Когда люди понимают, что это не их, они уходят. Если их не устраивает нагрузка или зарплата, они уходят, это их право. Мы не держим никого.

– Существует ряд известных на всю Россию решений, которые вы претворили в жизнь в Петрозаводске. Например, вы снизили цену билетов на общественный транспорт. Каким образом они вырабатывались? Вы давили на свою администрацию? Заставляли их что-то делать? Или это идеи ваших подчиненных, которых вы поддержали? Как происходит процесс выработки решений в вашей администрации?

– Идея, как правило, рождается у меня. Иногда бывает так, что идеи рождаются у моих подчиненных — руководителей комитетов. Но надо учитывать, что город – это не мой бизнес, я не могу себе позволить рискнуть всем, что у меня есть. Ответственность высока. Снижение стоимости билетов до десяти рублей – это было предложение, которое серьезно обсуждалось и просчитывалось. Для его реализации нужно было преодолеть сопротивление и в чем-то пойти на риск, потому что нас интересовал пассажиропоток – увеличится он или нет. Я боялась, что увеличение пассажиропотока произойдет не на столько, на сколько нам будет необходимо, чтобы сохранить городской транспорт и муниципальное предприятие и контролировать стоимость проезда в городе.

– Конкретно с этим проектом у вас все получилось?

– Да. Понимаете, десять рублей за проезд – это не социальный проект, и уж тем более не пиаровская тема. Мы ее не заявляли, об этом не трубили. Просто так получилось, что вы, журналисты, сами подхватили это. Мы использовали эту фишку, эти десять рублей, для того чтобы решить конкретную задачу: сохранить городской транспорт и муниципальное предприятие. На прошлой неделе состоялось заседание суда. Городской транспорт на сегодняшний день не является банкротом. Это результат. То есть мы его сохранили. Теперь дальше очень много чего нужно делать, для того чтобы развивать это предприятие и не допустить нового банкротства. Тем не менее, это уже следующая задача.

– А есть такие ситуации, когда вы даете задание, и вы разрабатываете какой-то проект, а ваши подчиненные его не выполняют по тем или иным причинам и это вызывает конфликты в вашей администрации? Такое случается?

– Конечно, в силу каких-то обстоятельств – не успели, например, подготовить информацию, или буксуют в каком-то направлении, например, юридическом сопровождении. В таком случае меня ставят в известность, что по неким причинам сдвигаются сроки. Тогда мы думаем, какие ресурсы нужно подтянуть, чтобы это сделать.

Есть, конечно, темы, которые подвисают. Даже иногда не хватает интеллектуального ресурса, чтобы их сдвинуть. Или не хватает такого хорошего, настоящего «двигателя». У любого проекта должен быть «движок». Например, мы понимаем, что система «Умный город» должна быть внедрена в Петрозаводске, но пока у нас очень слабые подвижки в использовании современных технологий в городском хозяйстве. Я думаю, что на февральскую сессию мы вынесем вопрос изменения структуры администрации, немного поменяемся, где-то подсократимся, оптимизируемся, и результатом этих изменений будет создание некого ресурса в администрации, который будет заниматься этим вопросом.

– Как часто вы, разговаривая с жителями, журналистами, отвечаете или вынуждены отвечать фразой, очень популярной во многих городах, в том числе и в Сургуте: «Это не наша компетенция, это полномочия округа, федерации. Мы не можем справиться с этой проблемой сами». Как вы считаете, возможно ли в России сделать так, чтобы мэр на этот вопрос так не отвечал?

К сожалению, это невозможно. Это мое глубочайшее убеждение. Когда у тебя есть проблема со снабжением газом, но ты понимаешь, что у тебя нет механизма решения этой проблемы, потому что это полномочия субъекта, и ты максимум можешь послушать жителей, посочувствовать им, поставить вопрос перед правительством республики. Максимум – собрать управляющие компании почистить что-то, чтобы не было долгов ни по газу, ни по обеспечению газом.

Я очень бы хотела, чтобы у местного самоуправления было больше полномочий и больше ресурсов. Но сейчас они, напротив, все больше перетекают на уровень субъекта. Когда я начинала работать, мы говорили о том, что в Петрозаводске есть проблема расселения аварийного фонда. Не знаю, как с этим в Сургуте у вас, но в Петрозаводске это очень тяжелая, болезненная тема, потому что очень много домов, которые были построены как временное жилье после войны. Там до сих пор живут люди. Несколько лет расселения практически не было. И республика, когда не сложились аукционы на уровне города, приняла одно решение – забрала это полномочие себе.

Когда я приступила к обязанностям, я не могла оценить это решение. В принципе, мне-то какая проблема? Мне это даже выгодно. Республика является заказчиком, поэтому пускай организовывает процесс, аукционы, а мы просто софинансируем и все. Я поняла, что это неправильно, потому что это позволяет мне сказать «это не мои полномочия». И когда ко мне приходят люди и спрашивают, когда их расселят, я говорю, что есть программа, а отвечает за все республика. Но это неправильно.

Мы этот вопрос обсуждали в Общественной палате в Москве. Нашему городу тогда вручали приз за первое место в конкурсе «Открытый муниципалитет». Там я услышала очень интересного человека – Игоря Леонидовича Шпектора. Он был около десяти лет мэром Воркуты, когда там была очень тяжелая ситуация. Он говорил – и я очень рада была услышать это, – что в стране сложилась неправильная ситуация, когда 131-й закон позволяет все полномочия от муниципалитета перевести на уровень республики. Получается, что муниципалитету останется только получать шишки от населения, потому что он ближе всего к людям. По логике, в такой ситуации и муниципалитет не нужен. Но все же за полномочия надо бороться.

– Как вы работаете с инвесторами, как вы их привлекаете? Какого характера инвесторы к вам приходят? Торговля, производство, услуги? Что за бизнес к вам приходит?

– Вы были в Петрозаводске?

– Нет, не был.

Петрозаводск – это город, который находится на берегу Онежского озера. Здесь очень красивая набережная. Одно из конкурентных преимуществ нашего города – это расположение на берегу.

Очень интересная история города, поскольку этот город был основан Петром I. На самом деле им было основано только поселение, потом уже Екатерина Великая сказала о том, что это будет город. Вот такая серьезная историческая, культурная основа у Петрозаводска не позволяет делать вывод о том, что этот город – промышленный центр.

На территории города было много промышленных предприятий, но сегодня это скорее город, который является культурным центром республики Карелия. Скорее всего, город пойдет в своем развитии в этом направлении.

Это не значит, что не надо заниматься развитием промышленности. На самом деле Петрозаводск инвесторам интересен. Здесь 40 процентов населения Карелии проживает – и это официальная статистика, на самом деле больше. Более того, город Петрозаводск – это город, где инженерные сети ко всем земельным участкам, где находятся промышленные предприятия, подведены. Это город с развитой инфраструктурой. Поэтому у нас, например, есть и предприятия пищевой промышленности, и предприятия деревообрабатывающие. На территории города очень большое количество в сравнении с республикой торговых объектов. Достаточно много туристических компаний. Но скорее всего это город, который должен быть комфортным для проживания жителей и приятным для проведения времени туристами.

Глобально об инвесторах говорить нельзя без отрыва от законодательства субъекта, поэтому привести сюда серьезного инвестора, скорее всего, может только республика, потому что все налогообложения, вся эта схема замыкается на субъекте. Что касается условий, то если для бизнеса они равные и понятные, то тогда бизнес делает вывод, придет он или не придет. Сегодня у нас из большого количества людей, которые запрашивают, например, земельный участок на территории города, очень мало кто остается, потому что высокие тарифы на электроэнергию, не очень удобное подключение… Есть у нас свои сложности, которыми нужно озаботиться, чтобы город был более привлекательным.

Есть несколько проектов, над которыми мы работаем, в частности, завод беленой химико-термомеханической массы. Надеюсь, что этот завод начнет строиться в следующем году. Он позволит нам увеличить поступление в бюджет и добавит нам определенное количество рабочих мест. У нас очень сильные и интересные предприятия малого и среднего бизнеса. Основное, что мы можем им дать, – это информированность о них. Мне хотелось бы, чтобы, заходя на наш сайт, любой человек видел не только город Петрозаводск с точки зрения его туристической привлекательности, что тоже немаловажно, но и город с точки зрения того, кто работает на этой территории.

Поэтому я достаточно много общаюсь с предприятиями малого и среднего бизнеса. В основном проблемы, которые мы можем решить, – это имущество, то есть аренда помещений, земли, какие-то консультационные вопросы. Но мне кажется, что для них еще очень важно, чтобы им не мешали и информированность о них. Тогда им будет проще, хотя в последнее время у меня ощущение, что малый и средний бизнес «уходит», чтобы его не трогали и не замечали.

– Но им не мешают со стороны администрации?

– Что значит «не мешают»? Мы на протяжении нескольких лет в городе Петрозаводске не поднимали арендные платежи за определенное муниципальное имущество. В этом году мы постарались поднять, но не максимальный уровень, потому что здесь нужно очень аккуратно поступать. Посмотрим, как отреагирует бизнес. Это все очень тяжело, но эти вопросы надо решать вместе с федеральным, республиканским и муниципальным законодательством. Потому что если говорить, например, о серых зарплатах, то это вообще задача правоохранительных органов. Не знаю, как у вас, а у нас это огромная проблема в городе. Я постоянно обсуждаю вопрос со своими коллегами, что мы можем сделать, и вижу, что единственный ресурс, который есть сегодня у государства, – это только правоохранительные органы. Или изменение законодательства на федеральном уровне. Или малому и среднему бизнесу должно быть выгодно платить белую зарплату. Здесь глобальные вопросы.

– Возможно, вы — единственный из мэров городов России, который проводит еженедельные видеообращения к своим жителям. Собирали ли вы обратную связь? Насколько это пользуется популярностью, насколько это нужно людям?

– У меня есть очень четкая позиция, с которой, кстати, не согласны некоторые мои подчиненные. Я считаю, что мы не должны платить за рекламные площади. У меня есть два ресурса. Первый – это общение с людьми, и когда я общаюсь с людьми, я могу рассказать, что, как и почему я делаю. Второй – это сайт. Я очень хочу, чтобы наш народ привык к тому, что сайт – это источник объективной, из первых рук информации. Поверьте, мы публикуем не только хорошую информацию. Мы стремимся к тому, чтобы быть объективными.

Что касается темы видеоотчетов, то это нужно какой-то части населения. Мне теперь это нужно, потому что я понимаю, что это предвыборное обещание, я не могу взять и отказаться от него. У нас снизилась посещаемость, уменьшилось количество просмотров видеоотчетов, потому что поначалу это было людям интересно, в диковинку, а потом они немножко подустали. С этого года мы договорились, что через группу «ВКонтакте» люди могут обращаться напрямую ко мне, и я в видеоотчете буду на три вопроса отвечать. Думаю, это позволит увеличить просматриваемость, но не является моей задачей сделать так, чтобы все смотрели видеоотчет. Если у людей нет такой потребности, то, может быть, у них и так все хорошо, и не надо им знать про дороги, инженерные сети, аварии и даже, может быть, про праздники.

– Какие проекты, которые вы реализуете либо реализовали, у вас вызывают наибольшую гордость? И вопрос, который мы любим задавать многим главам: как вы считаете, благодаря чему руководитель города должен остаться в истории, в умах своих жителей и тех, с кем он работал?

Дмитрий, может быть, разочарую вас, но я не то чтобы не готова ответить на этот вопрос, просто я считаю… Что значит «вызывает гордость»? Очень сложно сказать, что у меня вызывает гордость, потому что я понимаю, что это моя работа, за которую я получаю зарплату. Что-то может нам доставлять удовольствие.

Например, сегодня у нас везде крещенские купания. И люди получат удовольствие. И если кто-то скажет, что хорошо, что была организована купель, я получу удовольствие. Если нет, то, наверное, я все равно, зная, сколько сил и времени мы потратили на то, чтобы все прошло хорошо, почувствую это. Будет моя внутренняя, субъективная оценка моей деятельности.

Говорить о том, что вызывает гордость, очень сложно. Например, тот же городской транспорт, о котором вы говорили, по сути, должен вызывать у меня гордость. Но абсолютно не вызывает. Я считаю, что это нормальная ситуация, мы молодцы, но дальше – огромное количество новых целей и задач. То же самое касается, например, работы в сфере туризма. А течение этого года мы проделали достаточно серьезный путь, чтобы много чего сделать в петрозаводской туристической области и начать думать о бренде Петрозаводска. Насколько это важно для обычного жителя? Чем я могу гордиться?

Я могу гордиться, когда человек скажет: «Когда Ширшина была мэром, она сделала то-то, то-то и то-то». Но каждый человек скажет свое, поэтому я думаю, что я, находясь в должности мэра, четко понимаю, что я делаю все, что сегодня возможно от меня получить для того, чтобы сработать на жителя города. Вот это я точно знаю.

Я не хочу из себя что-то изображать, но я действительно отказалась от очень многих моментов свой жизни, чтобы здесь, на этом месте работать, получать результаты и хоть иногда чувствовать удовлетворение от своей работы. Это люди скажут, почему Ширшину можно вспомнить. Может быть, скажут, что это мэр, которая как сумасшедшая каждую неделю делала видеоотчеты. Может, кто-то скажет, что это мэр, при котором впервые стали переводиться зоны под застройку в рекреационные зоны. Может быть, для кого-то это вообще не важная тема, а для кого-то очень даже важная. Может, кто-то скажет, что на территории города впервые стали проводить Карельское Рождество. Есть дух Карелии, который именно с Рождеством связан, и это стало изюминкой, брендом. Кто-то, может быть, скажет про транспортную схему или еще какие-то моменты. Кто-то, может быть, скажет, что я была мэром, к которому можно было подойти и задать любой вопрос. Я не знаю, у всех все по-разному.

Знаете, иногда дома мои близкие люди начинают задавать мне вопросы о жизни города, и меня это очень раздражает, потому что дома я бы хотела отдохнуть. Я даже им иногда говорю: «Знаете что, вот идите к своей Ширшиной, пишите ей в электронной приемной письмо, и она вам на все ответит. Не надо дома меня с ней путать». Есть Ширшина, которая является мэром города, и есть Ширшина, которая является личностью, человеком со своими переживаниями. Здесь все очень перемешано. Единственное, что объединяет эти две персоны, - это безусловная, бесконечная любовь к своему городу, уважение. Иногда я даже по улице иду, и меня не узнают, потому что я иду в спортивной одежде, в спортивной шапочке. Это очень разные люди — то, что сейчас вы видите перед собой, и то, что дома.

– У вас выходные бывают?

– Конечно. Я же живой человек. Выходные бывают, как у всех. Единственное, что я каждый выходной получаю отчет единой диспетчерской службы о том, что у нас в городе происходит. Плюс преимуществом моим является то, что я живу в Петрозаводске. У нас республиканские власти, например, – жители Питера. Может быть, они имеют возможность уехать из города и за пределы республики в свои выходные дни, а я-то здесь живу, и когда выхожу из подъезда, вижу, какая погода, что под ногами. Конечно, это не может оставить меня равнодушной. Более того, у меня достаточное количество моих личных контактов, я передвигаюсь сама на машине в выходные дни, могу в течение дня оказаться в абсолютно разных местах города. Получается, что я живу этой жизнью – околорабочей. Все равно я в курсе. Например, еду по улице, вижу какой-то непорядок – и сразу звоню подчиненным своим. Они знают, что в воскресенье я могу спокойно позвонить с каким-то вопросом. Это нормально, у нас ненормированный рабочий день – особенность этой работы. Я уж молчу про всякие аварии.

– Галина Игоревна, спасибо большое за интервью, было очень интересно. Я думаю, нашим читателям тоже будет интересно узнать вашу позицию по поводу управления городом.

– Спасибо большое, Дмитрий, очень приятно было с вами побеседовать. Привет вашим коллегам! До свидания!



28 января 2015 в 13:08, просмотров: 5764, комментариев: 2



QR код


Комментарии:
«Чиновнику платят за то, чтобы он включил мозг, подключил ресурсы и предоставил решение проблемы. Не можешь – уходи»

Сургутяне давайте около Восход 4 поставим банер с этим текстом!!!!
Татьяна Суворова OLDI
Да! Такой банер там необходим!

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

​Молодые семьи в Сургуте рассказали, как они стали должниками сотен тысяч рублей

​Молодые семьи в Сургуте рассказали, как они стали должниками сотен тысяч рублей

Участники программы по улучшению жилищных условий объяснили, почему выходят на митинги и устраивают голодовку
Анастасия Якупова 20 февраля в 20:24
287 2
С миру по нитке

С миру по нитке

В частном магазине моего родного города решили установить так называемую «Полку добра», на которой будут находиться бесплатные продукты для всех нуждающихся
Алёна Кожевова 20 февраля в 13:18
423 1
​Этажность домов не так важна. Могут быть убогие микрорайоны из пятиэтажек и отличные – из высоток

​Этажность домов не так важна. Могут быть убогие микрорайоны из пятиэтажек и отличные – из высоток

Главное – компоновка жилых кварталов и общественной инфраструктуры
Михаил Сердюк, владелец компании «ДСК-1» 20 февраля в 12:32
963 10
О большой любви, тенорах и сказках

О большой любви, тенорах и сказках

Интервью с художественным руководителем Симфонического оркестра Сургутской филармонии Михаилом Леонтьевым
Людмила Осьминкина 18 февраля в 18:27
1148 3
​Почему в Сургуте не исполняют архитектурные указания президента

​Почему в Сургуте не исполняют архитектурные указания президента

Вы знали, что существует стандарт, который запрещает строить дома выше 18 этажей, и рекомендует застраивать города 5-8 этажным жильем?
Сергей Антонов, сургутянин 17 февраля в 19:03
3769 0
Реновацию парка «За Саймой» один сургутский бюджет явно не потянет

Реновацию парка «За Саймой» один сургутский бюджет явно не потянет

Елена Гончарова, руководитель «Русского радио» 17 февраля в 18:02
1253 0
Минимальное вторжение

Минимальное вторжение

В Сургуте представлен проект реновации парка «За Саймой»
Людмила Осьминкина 17 февраля в 10:20
739 0
​С Днем рождения, дедушка Атанас!

​С Днем рождения, дедушка Атанас!

Сегодня известному сургутскому общественнику и журналисту, демократу первой волны, основателю и почти бессменному председателю Болгарского землячества Атанасу Христову Атанасову исполняется семьдесят лет
Глеб Кукуричкин и Елена Гончарова, от общественности 16 февраля в 13:14
1683 4
«Через год у нас будет ноль по комфортной городской среде. Потому что это будет экология остаточного принципа»

«Через год у нас будет ноль по комфортной городской среде. Потому что это будет экология остаточного принципа»

Сергей Полукеев о ликвидации управления природопользовании Сургута
Илья Низовских 15 февраля в 15:36
7008 9
​Рынок пора отпустить

​Рынок пора отпустить

Давайте честно ответим себе на вопрос: есть ли у города управленческие и финансовые ресурсы, чтобы с этим объектом сделать нечто хорошее? По-моему, ни первого, ни второго в наличии не имеется
Дмитрий Щеглов 14 февраля в 02:00
3511 13
​Несколько вопросов к строительству новых спортивных объектов в Сургуте

​Несколько вопросов к строительству новых спортивных объектов в Сургуте

Деньги собираются потратить немалые, и это хорошо, только вот почему никто ничего не знает?
Дмитрий Филиппов, директор ледовой арены «Титан» 13 февраля в 23:04
2517 13
Больше мнений