16+
Больше новостей
Больше опросов

Леонид Рокецкий: «Я позвонил Богданову. Богданову было неудобно»

«...Лузгин знал, насколько осторожен и недоверчив, даже подозрителен в своих контактах губернатор, слишком долго для фигуры такого масштаба ходивший на вторых ролях и наконец ставший первым. За последние два года он очень вырос как политик. Научился обращаться с прессой и говорить с людьми на понятном им языке, прибавил юмора и задиристости. Но за внешним добродушием и эдакой показной хитроватостью маячил жесткий и умелый администратор, профессионал аппаратной игры, никому до конца не верящий и ничего на веру не принимающий», — так характеризует одного из ключевых персонажей романа «Слой» Леонида Рокецкого писатель Виктор Строгальщиков.

Сегодня первый губернатор Тюменской области, экс-сенатор Совета Федерации, ныне помощник руководителя администрации президента РФ, президент национального союза энергосбережения Леонид Рокецкий отмечает юбилей. Легендарному политику исполнилось 70 лет. Наш разговор состоялся по телефону накануне его дня рождения, но о политике, ни слова...

— Здравствуйте Леонид Юлианович, вас беспокоит Людмила Захарова из Сургута.

— Здравствуйте, Людмила Ивановна Захарова. Ивановна, да?

— Да, Ивановна. Вы знали моего отца, естественно. Помните ли вы меня?

— А как же, не только помню, но и хорошо знаю.

— Да, мы жили с вами в одном доме. Вы в последнем подъезде, насколько я помню, а мы в первом.

— Мы жили не в последнем, а в предпоследнем.

— Как вам живется в Москве?

— Ничего.

— Значит, все нормально. Во-первых, я вас поздравляю с наступающим днем рождения, с юбилеем.

— Вас с прошедшим восьмым марта.

— Спасибо большое. Хотела с вами встретиться в Москве, но не получилось. Очень жаль. Ну, что ж, поговорим по громкой связи.

— Подожди, подожди, Люда, кто еще из ветеранов на плаву из эпохи твоего папы? Сибирцева нет уже.

— Да. Сибирцева нет. Иван Андреевич Коровин, возможно, вы помните такого, в районе работал.

— Да, знаю.

— Валентин Петрович Замятин. Болеет. Помните, наверное, тоже его.

— Знаю, знаю. С его женой что-то случилось.

— Да, да, такая нелепая смерть. А послужило тому последствие пожара на огороде собственного дома.

— Мне Угрюмов рассказывал. Я дружу с ним. Ты его не знала?

— Нет. Но фамилия знакомая.

— Он учителем был, членом бюро райкома комсомола. Сейчас в Тюмени. Помню, что Ездаков был такой.

— Да. Царство ему небесное, давно нет в живых. Скоро, в апреле, юбилей у него, 90 лет бы исполнилось.

— А он соседом был у моей тещи.

— Да, да, за Саймой они жили.

— То у него денег не хватало, то поесть не было. А потом, Мария Петровна с папой вашим дружила. Он всегда приходил. Она что не знает, ему звонит.

— Где вы сейчас работаете?

— Я сейчас в госсовете, в администрации президента. Но уже заканчиваю, до окончания полномочий президента. Как дальше будет, я не знаю. Но я еще при Путине начинал. Еще являюсь президентом национального фонда энергосбережения. Это полуобщественная организация, год, как создана. Здесь у меня много таких структур, в командировки иногда езжу по стране. Ну, более-менее, ничего.

— Здоровье как?

— Да держусь.

— Галина Андреевна чем занимается?

— Она работает. Есть агентство «Роскомсотрудничество» при министерстве иностранных дел. Там в свое время Терешкова работала. Раньше была организация «Дружба народов», так вот она там трудится.

— Скучаете по Сургуту?

— Как тебе сказать... Пока есть знакомые, — скучаешь. У меня же там родственников еще много. У Гали два брата, племянники, их дети. Двоюродные, троюродные. Они как в Сургуте жили, так и живут.

— Как часто вы бываете здесь?

— Бываю. Не часто. Куйвашева ты знала, Федора?

— Ну, конечно, с папой дружили они.

— Он двоюродный брат Марии Петровны.

— Тоже уж покойничек... Сургут — начало вашей трудовой деятельности, потом — Тюмень, Москва. Где комфортнее было?

— Вопрос, конечно, очень интересный. Комфортнее — там, где ты был помоложе. Так ведь?

— Возможно.

— Хотя раньше не было лучше, было сложно. Но мы были молоды, у нас была перспектива. В Сургуте вся моя судьба, карьера там заложена и продвигалась. Это город, построенный на моих глазах, с моей помощью, с моим старанием. Можно сказать, — мой город. И родственников было много, и друзей было много, и выборы, которые проходили, и еще признание людей. Комфортнее там, где тебя люди признают.

Тюмень — было несколько неожиданно для меня, а для родственников даже трагично. Никто и не думал из Сургута уезжать. Но, тем не менее, потихоньку, потихоньку, почти 11 лет там прошло.

— Тогда труднейшие времена были, что там говорить.

— Это и в Сургуте, и по всей области. Потом мы стали крутыми, когда нефть дороже стала, когда мы не сибиряками стали, а югорцами. Тогда уже все забыли, откуда корни наши. Я считаю, это не совсем правильно.

Мы привыкли, что мы сибиряки. А потом что-то начали стесняться этого слова. Ведь Югра не только на берегах Оби. В Тюмени, где Анреевское озеро, она оттуда начиналась, когда татары пришли, чипчаки. Но это дело такое, это амбиции Филипенко.

— Я долгие годы в Тюмени жила, приехала туда из Сибири, а обратно вернулась в Югру.

— И вот, я до сих пор это не понимаю. Одно дело, люди приезжие, им как будто, все равно. Почему все дрожат от слова Сибирь — то ли от холода, то ли от страха, то ли от силы. Сейчас все расколото. Я мечтаю, что когда-нибудь все восстановится, и мы опять станем сибиряками.

— В Сургуте в восьмидесятых годах вы работали с Богдановым...

— Угу.

— Как с ним работалось? Трудно, наверное, было?

— Не только Богданов, до него еще и Усольцев был. Там еще когда-то было НПУ (Нефте-Проводное Управление. — Прим. авт.). Вы только Богданова знаете, и все на этом помешаны. А вот, смотрите, как Сургут начинался. Был такой Иван Иванович Шидловский. Был Таратынов тогда. Может, осталась еще «таратыновка», или уже нет ее?

— Давным-давно нет, конечно.

— Был такой Шидловский, которому нефтяники восемь лет не могли памятник поставить, не знали, где он похоронен. Много было руководителей. А Богданов стал, когда Усольцев ушел. Уже объединение было.

— Вообще как работалось вам с нефтяниками?

— Знаешь, когда я в исполкоме работал, разные периоды были. Вот был период конца 70-х, первой половины 80-х годов. Видимо, стране очень сильно нужна была нефть, и тогда Сургуту, и Нижневартовску, другим пунктам была помощь в освоении новых месторождений. Вот, как наступает зима, и все, желающие получить автомобиль, сначала едут в Сургут, отсыпают Федоровку, другие дела. Еще как раз только Федоровка осваивалась. Кто в Нижневартовск едет. С Украины, с Москвы. Все так было шумно. Зависело не столько от местных ресурсов и местных руководителей, сколько от поставленной государственной задачи. А Богданов был тогда одним из самых молодых руководителей. Тогда новое поколение пришло. В Сургуте — Богданов. В Нижневартовске был Палий и так далее... Молодой Муравленко был. Они были воспитаны чисто государственными людьми. Знали поставленные задачи, и их выполняли. Они большое внимание уделяли бурению и разбуриванию новых месторождений по добыче нефти. Они были настоящие нефтяники. Не бизнесмены, а нефтяники, производственники. И у них все получалось. Шло большое строительство и городов, и промышленных баз, заводов, можно сказать. Потому как, что ни база, то целый завод. Освоение новых технологий, наклонного бурения, повышение добычи нефти и так далее. Они были уважаемые, они получали награды. С Левиным мы часто встречаемся. У нас здесь землячество есть, он активист, я тоже хожу туда.

Богданов был твердый, великий государственник, вносил большой вклад, умение и упорство в обустройство нефтяных и газовых месторождений сургутского региона Среднего Приобья. Вот и все. А что я еще скажу. Мы знакомы, были даже и в приятельских отношениях, я так назвал бы, в добрых отношениях. Не было никакого негатива.

— Не ругались?

— Ну как. С Богдановым ругаться нельзя. Он нефтью занимался, я здесь городом занимался. Я больше знал. Потом он моего заместителя забрал себе. Сердюк был такой, Иван Петрович. Сначала он был у меня начальником жилищно-коммунального управления. С Богдановым были нормальные отношения. Конечно, важно было бы относиться к строительству Сургута по-другому. Потому что все по углам. Геологи — в одном углу, нефтяники — в другом, железнодорожники — в третьем, и так далее. Но сейчас вы уже пришли к тому, что можно жилье везде строить? Не так четко выражено?

— Не так четко, но, на мой взгляд, все равно, нет единой системы.

— Тогда, когда мы построили теплотрассу, она давала тепло и строителям, и газовикам, и нефтяникам. Общее какое-то хозяйство началось. Потом, дороги, которые надо было объединить. Они же были разные. Возьмем улицу Ленина. Я еще в тресте Сургутгазстрой работал, когда ее строили. Или улица Дзержинского. Это было не только нефтяное, но и городское хозяйство. Потом постепенно все же объединялось. Мы когда-то думали по генплану, что нефтяники построят свой офис напротив Детского мира. Вот эта площадка была — между улицей Декабристов и Дзержинского. Мы оставляли, что там должно быть что-то высотное такое — акцент в Сургуте. Там долгое время была стоянка машин, но потом все же построили что-то похожее, но не нефтяники. Нефтяники все равно в своем углу, пошли туда, в сторону Белого Яра.

Но, тем не менее, вклад нефтяников в развитие Сургута был колоссальным. Нефтяники, как заказчики, сделали, решили в какой-то степени общегородские задачи и для энергетиков, и для газовиков, и для строителей, и для геологов. Это — водозабор, это дороги — выезды из Сургута. Это — очистные сооружения. Это — основной вклад в расширение хлебозавода, молокозавода. Основная все же ноша в общегородских объемах была на плечах нефтяников. Кроме нефти и газа. Вот, такие дела. Привет передайте Богданову.

— Но вряд ли лично я это могу сделать. Он практически недоступен.

— Да, он вообще-то не публичный. Может это и оберегает Сургутнефтегаз, может это даже и оберегает его. Пусть цена акций их растет. Я, конечно, не сожалею, что у меня акций нет сургутских предприятий, но думаю так на склоне лет, что я внес немалый вклад в развитие. Правда, никто не вспомнил, хотя разговоров было много. Не обидно, но можно вспомнить, что работали не только нефтяники. Все работали, в общем. И учитель, и врач, и милиционер. Они тоже пришли туда, потому, что там была нефть. Если бы ее не было, они бы никогда сюда не приехали.

— Как будете отмечать юбилей?

— Ну как? У меня большая семья. У меня двое детей и шесть внуков. Старший заканчивает университет в этом году, а младшему четыре года. Четыре мальчика и две девочки. В Сургуте родились двое детей и двое внуков. Двое внуков родилось в Тюмени, двое — в Москве. Мы живем дружно, не шикуем, но работаем. Видишь, я еще работаю, Галя еще работает. Бизнесом я не занимался. Жена шустрила немного, и сын. Нелегко, но, тем не менее, трудимся. Зять у меня с Когалыма. Поэтому все мое потомство — сибиряки. Приедут братья. Два брата у меня живы, одного уже нет.

— Что я хочу еще вам сказать. Мой папа дневники вел, сейчас мы их публикуем в «Новом Городе». Как раз печатаем 80-е годы. И вот он только добрые слова пишет о вас.

— Мы с ним советовались. Я проводил несколько мероприятий, которые ему нравились, например, городской градостроительный совет. И специалисты, и все, кто хотел, приходили на этот совет. Вот, он предлагал: давай сделаем подземные тротуары от центра, от Детского мира сюда, к Северной. Не метро, а так, чтоб ходили. Или другие дела, где он принимал участие. Он был инициатором того, чтобы улицу именем Бахилова назвать. Кстати, а Бахилова хоть знают люди?

— Периодически стараемся в газете вспоминать этого замечательного человека.

— А я вот когда еще в Тюмени работал, звонит мне вдова Бахилова: «Мы в бедственном положении, у нас не работает телевизор, холодильник. Может быть, можно вызвать мастера, чтобы отремонтировать». Тогда мы им купили новые телевизор и холодильник. Какой был человек! И в Нижневартовске, и в Хантах — отовсюду вычеркнут. Такая же история была и с Жумажановым. Я говорил тебе о первом нефтянике Шидловском. Это был большой, грузный человек. Он был сначала главным инженером, тогда было не НГДУ, а НПУ. Также и с ним. Его жена позвонила мне: «Знаете, Ивана Ивановича Шидловского?». Я говорю: «Знаю». «Похоронен в Сургуте, — говорит, — уже восьмой год идет, и нефтяники не могу памятник ему построить. Не знают даже где могила». Тогда я позвонил Богданову. Богданову, видимо, было неудобно.

— Поставили все же ему памятник?

— Потом поставили. На мой взгляд, потерялась какая-то теплота, внимание. Мне так казалось. Этим рублем глотку готовы перегрызть. Еще проблема в 90-х была — это наркота. Сколько погибло молодежи. Сейчас эта проблема закончилась?

— Нет, конечно.

— Вот, жаль. Потому что город хороший, может быть примером для всей страны, а вот эти какие-то дела. Или отсутствие воспитания. Может, не надо говорить, что у нас все лучше всех, а говорить, что у нас что-то не так. И еще, лет пять назад я приехал в Сургут, пошел в 25-й микрорайон — какая серость! Какие серые дома. Какие у людей могут быть идеи и мысли? Грустные или раздражительные от этого. Но тогда же нужно было строить много и быстро. Конечно, мы патриоты Сургута, потому что его построили, так ведь? Но все равно пренебрежительно к себе мы строили этот город. Хоть он красивый, и мы его любим, но вот это такая однотонность, прямоугольность. Хорошо, что сейчас делают что-то новое.

— Сейчас строят красивые дома.

— Ну, да. Но в центре.

— Да балков еще полным-полно, я помню, отец постоянно поднимал тему о сносе этого ветхого временного жилья. Даже порой стыдился, что в богатейшем городе существует такая унизительная для людей проблема.

— Вот, вот. Ты не помнишь, как мы балки по тысячу штук сносили? И все мне это нравилось. Помню, как я вталкивал в квартиру по две семьи. Но все равно, не балок был. Нельзя же так. Нужно все давно снести это. Денег много. А двухэтажные дома — не балки что ли? Ну что вы держите этот хлам?

— Этого добра полно во всех микрорайонах, и на «Строителе», и в микрорайоне нефтяников, и у геологов.

— Я думаю, ну почему за один год не снести все эти двухэтажки?! Где «Снежинка» магазин, знаешь?

— Как не знать.

— Это исторический центр. Нужно так и оставить его. С Дворцом культуры. Новые люди, новые идеи, лучше видят. Может, действительно, у молодежи больше возможности в архитектуре, в деньгах. У нас же все было планировано. Иначе нельзя было, не имели права. Любое изменение должны были согласовывать с советом министров. Но, тем не менее, я горжусь своим городом. Я, когда приехал, было десять тысяч жителей, а уезжал, было почти 300. Это за 20 лет построить город на 300 тысяч жителей! Не у каждого в судьбе такое может быть. Не я один. Это — мои коллеги и друзья. Это была бурная жизнь, это была счастливая жизнь, где создана семья, родились дети. Я получил признание граждан. Спасибо вам за все. Помните историю нашего Сургута. Очень было приятно вспомнить твоего отца Ивана Прокопьевича. Вечная ему память. Хороший мужик был. Он был добрый мужик. 

Справка: Леонид Рокецкий награжден орденами «За заслуги перед Отечеством» IV степени за большой вклад в социально-экономическое развитие северных регионов России и активную законотворческую деятельность; «Дружбы народов» за большой вклад в реализацию экономических реформ и активную работу по укреплению российской государственности. В 1994 году Леонид Юлианович получил Государственную премию России.

Кстати: Леонид Рокецкий родился в селе Носов Подгаецкого района Тернопольской области в крестьянской семье, был старшим среди четырех братьев. В 1962 году был зачислен на вечерний факультет филиала Львовского политехнического института в городе Тернополе. Затем служил в армии, а в 1965 году стал студентом Львовского политехнического института. В 1966 году в составе студенческих отрядов Леонид попал в Сургут. После получения диплома по специальности инженер-электромеханик был приглашен в систему Миннефтегазстроя. Прошел путь от мастера до главного инженера треста «Сургутгазстрой». С 1982 года Леонид Рокецкий работал первым заместителем председателя, а с июня 1988 года председателем Сургутского горисполкома.



15 марта 2012 в 07:00, просмотров: 6529, комментариев: 0


Комментариев пока нет.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт


Топ 10

  1. ​Отремонтируют и обновят: Фонд капремонта поделился планами работы в Сургуте 1214
  2. ​Югорчане смогут отправиться в Узбекистан прямым авиарейсом 884
  3. ​Соцопрос: Жители Югры приходят на помощь коллегам, испытывающим затруднения 780
  4. ​Если сквозняки больше не хочется терпеть… 757
  5. В Сургуте столкнулись три автомобиля - пострадали три человека 407
  6. Сургутянин остался без квартиры и машины после общения с мошенниками 361
  7. Сотрудница салона сотовой связи из Югры продавала записи телефонных разговоров 281
  8. Югорчанина придавило деревом во время валки леса 241
  9. Сургутские хирурги-гинекологи экстренно прооперировали девятилетнюю девочку с кистой 207
  10. ​У 87 сургутян обнаружили ковид за последние сутки 166
  1. ​Секрет «Чебурашки» в безальтернативности проката и явном пацифистском подтексте 5924
  2. Лесоповал 2670
  3. Шесть человек, включая трех девушек, погибли на дорогах ХМАО за сутки 2387
  4. ​В Сургуте задержали сотрудницу трудовой инспекции по подозрению в коррупции 2306
  5. ​Сургутяне выбирают мечту: спрос на загородную недвижимость продолжает расти 2179
  6. Альберт Бахтизин: «Такая огромная и богатая ресурсами территория пустовать не будет» 2114
  7. Куда сходить в Сургуте на выходных 4-5 февраля? // АФИША 2108
  8. ​Будет нам наука 2070
  9. ​Где купить квартиру в Сургуте: топ-5 комфортных жилых комплексов 2033
  10. ​Заинтересовались китайской валютой: югорчане увеличили сбережения в юанях в десятки раз 1911
  1. Столица Югры попала в топ городов с высоким качеством жизни 8489
  2. ​Секрет «Чебурашки» в безальтернативности проката и явном пацифистском подтексте 5924
  3. Артемий Лебедев раскритиковал снежные городки в Югре 4565
  4. «Эта улыбка нас смутила, поразила…» 3973
  5. В Сургуте женщина зарезала своего сожителя в канун Рождества 3910
  6. Еще одна брешь 3750
  7. ​Комарова верно сказала про коррупцию в строительных подрядах. Кто ее опровергнет? 3665
  8. В столице Югры продают элитную квартиру в стиле деревянной избы с баней 3620
  9. Сургутская скандалистка Рая Мамедова обратилась к азербайджанцам, несмотря на запрет 3293
  10. Вице-мэр Нижневартовска ушел в отставку 3252