16+
Больше новостей
Больше опросов

Дмитрий Пефтиев: «Эксперт ты или нет - каждый решает сам»

Сегодня на российском рынке товаров и услуг и к потребителям, и к продавцам приходит понимание, как решать конфликты в правовом поле. Стороны регулируют взаимоотношения либо при помощи досудебных экспертиз, либо в суде, предоставляя реальные доказательства своей правоты. Однако законодательством до сих пор четко не определено, кто может стать экспертом, оценивающим качество работ, товаров или же содействующим правоохранительным органам при проведении экспертиз.

Таким образом, с одной стороны экспертные фирмы становятся все более востребованными, а с другой стороны по-прежнему остаются на полном саморегулировании. Что является гарантом их квалификации, и кто, кроме плохих строителей, «кормит» сегодня экспертов, рассказал директор «СургутГлавЭкспертизы», самой молодой экспертной фирмы в Сургуте, Дмитрий Пефтиев.

— Как к вам пришла идея «экспертного» бизнеса?

— Организация такого рода бизнеса — шла, так скажем, нарастающим процессом. Я в начале двухтысячных годов работал в торгово-промышленной палате экспертом. И тогда наших услуг в городе не хватало. Одна ТПП занималась экспертизой, потом появилась еще одна организация. И на этом все.

— А спрос был?

— Спрос был. В то время, когда на наш рынок начали поступать товары народного потребления, когда начали появляться такие сетевые магазины бытовой техники, пошел вал продаж. Было и много некачественного товара, и начинались споры, возвращать ничего никому не хотелось, и все спорные случаи проходили по нашей части. Так, лет семь назад, был бум на товароведческую группу экспертиз — несли, в основном, сотовые телефоны. Были отдельные эксперты, но специализированных организаций не хватало.

— То есть спрос тогда превалировал над предложением?

— Да, не было жесткой конкуренции.

— Как скоро вам удалось выйти на окупаемость?

— Я даже не могу сказать, не могу поймать этот рубеж. Я сам техник, у меня инженерная специальность по стандартизации, сертификации в приборостроении. Когда я открыл эту организацию, у меня было в штате помимо меня два человека: эксперт-автотехник и девочка, которая мне помогала в бумажных делах. Я занимался непосредственно экспертизой бытовой техники. Потом пришла заявка на строительную экспертизу, и мне посоветовали эксперта-строителя. В общем, как-то все пошло друг за другом.

У меня сейчас работают 12 человек — это эксперты в различных направлениях: строительная экспертиза, компьютерная, автотехническая, оценочная и другие виды. Мы делаем даже пожарно-техническое обследование, но привлекаем для этого наших коллег из других городов, которые так же, как и мы, являются членами палаты судебных экспертов.

- То есть развитие вашего бизнеса диктовал спрос: появилась потребность, вы на нее отреагировали?

— Да, так все и было. По мере необходимости пришло понимание, что строительная отрасль очень прибыльная. Без дела мы не оставались. Но была другая серьезная проблема — найти специалистов, которые бы смогли в этой области работать. У нас же проблема с кадрами. Север — отдаленный регион, и у нас нет институтов, которые бы выпускали техников-инженеров. У нас в основном — юристы, экономисты. И если даже есть походящие специалисты, то они уже работают в градообразующих предприятиях.

Поэтому у нас в организации работают, так скажем, пенсионеры своего дела. Тот эксперт, который на практике уже все прошел. Например, у меня сейчас работает женщина — она была специалистом профильного департамента в администрации, в общей сложности у нее 35 лет стажа работы в строительной сфере.

— А эти эксперты должны иметь какие-то лицензии?

— Нет. По гражданскому кодексу РФ и по определению закона «О государственной судебно— экспертной деятельности», эксперт — это специалист, который обладает достаточными навыками и познаниями в области искусства, ремесла, науки и техники. Каких-то особых требований для этого не существует. То есть, если ты работал в какой-то области достаточное количество лет, то можно предполагать, что ты являешься специалистом в этой области. Когда люди приходят к нам на работу, они своеобразный экзамен маленький проходят на основные понятия и знания.

— А сама фирма, как юридическое лицо, должна проходить какую-то аккредитационную процедуру?

— В отношении фирмы требований тоже нет никаких. Наша область законодательством практически не охвачена. У нас в уставе прописано, что мы занимаемся исключительно экспертизой (почерковедческой, товароведческой, технической и т.п.) и больше ничем.

Для поддержания своей компетенции мы обучаем своих специалистов, являемся членами палаты судебных экспертов в Москве. В России есть такие организации, некоммерческие партнерства, общества, которые собирают группы экспертов и обучают их. И если ты в них состоишь, то они контролируют твою работу. Это не обязательное требование, законом это не предусмотрено, но организация должна понимать выгоду повышения собственной квалификации. Вообще же законом «О лицензировании отдельных видов деятельности» лицензированию подвержена только экспертиза промышленной безопасности. То, что связано с нефтегазодобывающей отраслью — с опасными объектами.

— В связи с таким отношением законодательства к экспертным видам деятельности возникает вопрос: а не проще ли, например, строительным организациям создать свои «карманные» экспертизы? Ведь это может помочь бизнесменам выдерживать удары в суде, приводя выгодные для себя экспертные заключения.

— Я не знаю, как в других городах, но у нас всего три основные организации, которые борются за клиентов. А про «карманные» фирмы я ничего не знаю. Ведь это нужно специально их создавать и заставлять человека писать то, что тебе требуется. Это раз «пролезет», два «пролезет», но не больше.

Залог компетентности эксперта в его независимости. Я точно знаю, что в моей организации никто не пойдет на подложные экспертизы. Сохранять объективность в наших интересах. Ведь есть же еще и порядок экспертиз — досудебная и судебная. На первом этапе можно получить совершенно противоположные результаты и в этом случае суд назначит еще и третью, привлекая иногородних специалистов. Об этом надо помнить. Кроме этого в любом случае будет недовольная сторона.

Сейчас еще и достаточно плотная конкуренция в Сургуте между подобными организациями. Мы — самая молодая, нам всего три года. То есть торгово-промышленная палата уже не монополист. Мы очень им помогаем... или мешаем.

— Так все-таки помогаете или мешаете?

— Наверное, мешая, помогаем. Если ТПП — это большая махина с хорошо раскрученным брендом, то мы — маленькая организация. И очень важно, чтобы с нами оставался свой контингент клиентов, и чтобы сарафанное радио работало на нас. Судя по анализу заявок, могу сказать, что по сравнению с аналогичным периодом прошлого года у меня прирост процентов тридцать. Чтобы держать планку, с каждым разом приходится браться за все более сложные работы. Самое сложное — это строительная экспертиза и автотехническая. Кроме этого, мы единственные делаем экспертизы по причинам возникновения несчастных случаев на предприятии. Но это не в нашем регионе, а дальше — на вахтах.

— В чем основная сложность названных вами видов экспертиз: в дефиците кадров или в технологических особенностях?

— Они сложны сами по себе. Например, мы проводили экспертизу «Богатыря» по определению суда в тот момент, когда его эксплуатацию временно прекратили. Проводить работы в этом здании было очень сложно. Ведь это было все после пожара, огонь повредил конструкции, в том числе и несущие. Наши эксперты делали лабораторные анализы, делали моделирование, рассчитали нагрузки: в каком состоянии конструктив находится сейчас, упадет — не упадет. Если упадет, то как. Всего было три варианта моделирования, в итоге сделали заключение, что здание выдержит нагрузки. Экспертиза была очень сложной, особенно в расчетной части. В Сургуте очень мало людей, которые делают расчет, в основном это специалисты, которые работают в проектных организациях.

— Вашему бизнесу приходится подстраиваться под различные тренды. Раньше, когда появились сетевые магазины, спросом пользовалась экспертиза бытовой техники, сегодня, когда идет всероссийская гонка по строительству квадратных метров, ваше внимание устремлено на строительный рынок. Кто еще «кормит» вас сегодня?

— Да, если анализировать, то глобальная товароведческая экспертиза сотовых телефонов, аудио и видеотехники потихонечку сошла на нет. Потому что сейчас организации не пытаются спорить с покупателем, либо оформляют возврат товара, либо отправляют его в сервисный центр. Ведь зачастую экспертиза стоит больше, чем сам товар. А кому хочется терять такие деньги? Зато сейчас действительно бум экспертиз в строительной сфере: по качеству ремонта, по качеству строительства. В зимний период, как обычно, пойдут массовые обращения по поводу некачественной установки окон, либо промерзание.

— А какова доля заказов от правоохранительных и надзорных органов?

— Максимальная — больше половины.

— В основном это экспертиза игровых автоматов?

— Нет, они маленькую нишу занимают, потому что экспертиза дорогая. Выходит даже накладнее, чем строительная. Надо платить 2-3 тысячи за единицу, а они конфискуют по 70-100 единиц.

Очень часто со стороны следственных органов поступают заказы на идентификационную или компьютерно-техническую экспертизу. Самая распространенная — экспертиза контрафактных дисков. А так мы сотрудничаем с полицией по всем видам экспертиз. В следствии все это пригождается.

— Правоохранительные органы выбирают вашу организацию в ходе тендеров?

— Нет, наша деятельность не подпадает под закон об аукционах. Если следствие обращается к нам с заказом экспертизы, то мы обязаны ее сделать. С правоохранительными органами мы работаем уже больше двух лет. Но там есть финансовые затруднения. Я всегда предупреждаю экспертов, которые выполняют работы для полиции, что деньги будут нескоро. Причем изначально мы брались за эти виды работ, грубо говоря, за копейки, чтобы показать, как мы умеем работать.

— Насколько оперативно сотрудничают с вами надзорные и следственные органы? Возвращаясь к истории того же «Богатыря», при выяснении причин пожара материалы были направлены в Ханты-Мансийск. Там они пролежали несколько месяцев, в течение которых только и удалось выяснить, что в арсенале югорских экспертов нет необходимых ресурсов, потом дело направили в Екатеринбург. Как вы считаете, с чем связаны такие проволочки?

— В том числе и с финансовыми проблемами. Если экспертиза стоит более 100 тысяч рублей, то по закону ее оплачивает уже федеральный бюджет. А оттуда получить деньги проблематично. И поэтому дела по цепочке идут чуть ли не до самой Москвы. Также причина в плохой мониторинговой политике экспертных услуг.

Впрочем, скоро мы пройдем сертификацию и будем называться судебно-экспертной лабораторией. Это опять же никак не повлияет на наши полномочия, но мы подтвердим свою компетенцию и, возможно, увеличим объемы заказов.

 



03 октября 2011 в 11:10, просмотров: 4130, комментариев: 0


Комментариев пока нет.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт


Топ 10

  1. ​В 3 раза выросла заболеваемость ковидом в Сургуте за сутки 1132
  2. Суд вынес решение по упавшей на ребенка столешнице в ТРЦ Сургута 863
  3. Отдыхающим на Черной речке в Сургуте посоветовали сдать анализы на паразитов 848
  4. В Ханты-Мансийске 9-летний мальчик выпал из машины скорой помощи 797
  5. ​Открытие сезона охоты в ХМАО откладывается из-за лесных пожаров 734
  6. Ливень смыл автомобиль с женщиной и детьми в Урае 556
  7. В Сургуте сгорел грузовик дорожной службы – причина пока неизвестна 531
  8. В Югре компания задолжала сотрудникам свыше 130 млн рублей 520
  9. ​На скопинского маньяка, похитившего двух девушек, завели новое уголовное дело 498
  10. ​В Сургуте разыскивают потерпевших от турфирмы «КарефрииКонсьержСервис» 493
  1. Пожарные показали объятые огнем леса под Няганью 2442
  2. Женщина и ее 12-летняя дочь утонули в Сургуте 2332
  3. ​Разрушительные заблуждения 2199
  4. Заброшенная школа на Каролинского в Сургуте сгорела 2076
  5. ​А геокупол-то где? – Или ради чего вырубили гектар «Кедрового Лога» 1855
  6. Собчак высказала свое мнение о пожарах в Югре 1753
  7. ​В Югре много представителей т.н. среднего класса, но по европейским меркам это по-прежнему бедные люди 1703
  8. ​Нетореными тропами 1602
  9. Аналитики ожидают всплеска спроса на жилье: условия для покупки — лучшие в этом году 1560
  10. ​В Сургутском районе югорчанин попал в смертельное ДТП 1482
  1. В Сургуте ищут врача на зарплату 700 тысяч рублей 4791
  2. ​Наталья Горячая: «Малый бизнес – не электорат, телевизор не смотрит, больших денег не дает – с чего власти ему помогать?» 3201
  3. Как выбрать арбуз и не отравиться // ИНСТРУКЦИЯ 3175
  4. «Хабуровские» – значит Завьяловы 3169
  5. ​Отпуск не задался: россияне недовольны летним отдыхом 2813
  6. Сургутский мост начнут ремонтировать 15 июля 2805
  7. ​Сургутский район: поддержать бизнес. Елена Мельникова // ONLINE 2531
  8. В Сургуте собственники «вторички» продают квартиры с дисконтом до 10% 2495
  9. ​Проект «ДУМАть и решать». Благоустройство скверов и парков // Богдан Гужва 2460
  10. «Если в семье проблемы с подростком — нужно помогать не только ребенку, но и его родным» 2453