16+
Больше новостей
Больше опросов

​«Российская экономика не движется никуда. Она просто плавает в своей нефтяной «луже»

Экономист Владислав Иноземцев – о будущем российской экономики, возможных санкциях, новом Госплане и проблемах роста Сургута

​«Российская экономика не движется никуда. Она просто плавает в своей нефтяной «луже»
Фото transatlanticrelations.org

Куда движется российская экономика? Какими способами и инструментами наша федеральная власть планирует (и планирует ли) показывать какой-то рост и повышать благосостояние граждан? Увидим ли мы новую гегемонию государства и «плановую экономику 2.0», созданную при помощи отечественных технологических гигантов? И, в конце концов, почему Сургут растет стремительными темпами, хотя в нем не появляется никакого нового производства? Все эти вопросы СИА-ПРЕСС задал известному экономисту, доктору экономических наук, автору книг «Несовременная страна» и «Бесконечная империя» Владиславу Иноземцеву.

Новая нефть

– Есть мнение,что серьезный слом в политических процессах в России произошел после принятия поправок в Конституцию в 2020 году – после этого наш режим в некоторой степени ужесточился и начал решаться на более серьезные шаги, чем раньше. Можно ли что-то подобное сказать про экономику? Произошел ли какой-то слом или корректировка курса в этой сфере?

– Мненекажется,что в 2020 году в российской политике случилось что-то эпохальное. По большому счету, режим лишь подтвердил то, что было понятно и до этого. Я изначально не верил, что предполагаются некие транзиты или трансферы власти. По-моему, очевидно, что Владимир Путин пришел навсегда, и изменение Конституции было реакцией на то, что он не договорился с Александром Лукашенко о союзе, поэтому исчезла возможность создания единого государства и руководства им, и нужно было продлить сроки полномочий другим способом.

В целом я не увидел радикального изменения тренда – тем более в экономике. В ней даже не поворотным моментом, а просто важной вехой стал скорее 2018 год, когда власти повысили пенсионный возраст. Тогда государство дало понять – доходы и уровень жизни граждан расти не будут, а люди окончательно стали «новой нефтью». Думаю, дело дойдет до налогообложения переводов по картам, налоги будут повышаться – сначала для богатых, потом для всех остальных, да и в целом не только «политическое», но и «экономическое» отношение к россиянам будет ужесточаться.

Вряд ли стоит говорить, что в последние годы мы существуем в какой-то новой экономической реальности. Огосударствление экономики случилось давно, доминирование госбанков тоже возникло не вчера, так что 2020 год не принес нам новых тенденций.

– А в целом куда мы сейчас движемся с точки зрения экономики?

– Самое интересное в том, что мы никуда не движемся. В России сформировалась модель, не способная развиваться, полностью зависимая от мировой конъюнктуры: дорогая нефть – хорошо, увеличиваем резервы; дешевая нефть – плохо, расходуем резервы. Иных комбинаторик у нас нет.

Конечно, происходят попытки увеличивать несырьевой экспорт за счет господдержки, предпринимаются попытки ускорить экономический рост за счет бюджетных инвестиций в инфраструктуру. Но мощной и цельной государственной политики, вроде вложений в новые технологии и ускоренной их имплементации (как в Азии) или же финансовой помощи населению для поддержания платежеспособного спроса (как на Западе), я не вижу. Режим занимается лишь тем,чтобы его собственное существование было максимально комфортным, и вся экономика направлена на это.

Новые санкции

– Прямо сейчас мы находимся в напряженной ситуации, когда переговоры России и НАТО не привели ни к чему, что воздействует и на рубль, и на рынки. Возможен ли сценарий, при котором произойдет нечто радикальное, и мы попадем под страшные санкции, или власть в России не потеряла инстинкт самосохранения?

– Тут два вопроса: пойдут ли российские власти на нечто безумное и решится ли Запад на радикальный ответ. Это разные темы, хотя мы считаем их взаимообусловленными. У Запада своя логика,согласно ей нужно отвечать на вызовы, и если начнется полномасштабная война, то озвученные ранее санкции вполне могут быть введены. С другой стороны, не верю, что Кремль решится на такую войну. Если же произойдет что-то меньшее, например, усиление конфликта на Донбассе или война в киберпространстве, то Запад убедит себя и остальных, что это – не тот случай, чтобы давать серьезный санкционный ответ.

Не стоит забывать, что в западных странах есть внутренние политические процессы и внутренние интересы, которые отчасти завязаны на отношении к России, поэтому какие-то санкции могут появиться и без серьезных раздражающих действий с нашей стороны. На самом деле всё это крайне сложно предсказывать, и я не думаю, что есть какая-то четкая математическая формула, по которой одна сторона делает шаг, а другая в ответ – два. Но уверен, что война на Украине – абсолютная красная линия, при пересечении которой Запад пойдет на многое в противостоянии с Россией. Не на все, но на многое.

Новый ГДР

– Вернемся к экономическим вопросам. Я неоднократно слышал суждение, что для нашего президента шаблонным является экономический уклад ГДР – когда основные секторы подчинены государству, а мелочь отдана частникам. Как вы считаете, есть ли у подобной формации перспективы?

– Я не согласен с таким объяснением и не вижу реального сходства между современной Россией и ГДР. В ГДР предполагалась жесткая плановая экономика, крупный госсектор и очень небольшой сегмент для частников – ремесло, торговля, услуги. Сейчас у нас совсем другая, я бы даже сказал, обратная ситуация – государство становится частным.

В России нет большого госсектора с плановым хозяйством в советском понимании. Напротив, есть огромный частный сектор, который формально считается государственным. Например, Газпром, если говорить о его инвестиционной деятельности, занимается раздачей подрядов определенному кругу приближенных президента – то есть является в чистом виде инструментом личного обогащения. Во внешней среде он, конечно, выступает, не скажу чтобы «энергетическим оружием», но инструментом давления. А чисто внутренне Газпром – это квазичастная компания, работающая на интересны определенного круга лиц.

Вообще в большинстве экономических систем госпредприятия ведут себя абсолютно рыночно, принося государству дивиденды. В России ситуация другая – госкомпании ведут себя как частные, а частные – как государственные. Это уникальная модель, я ее называю «коммерческое государство». Здесь госслужба является бизнесом,ее цель – обогащение всех на ней состоящих. Это не коррупционная система, как ее называет Алексей Навальный. В ней нет масштабных нарушений закона. Здесь законы написаны таким образом, чтобы люди получали доходы от нахождения в государственной иерархии.

И с ГДР это не имеет никакой связи.

– Мы часто слышим, что для повышения эффективности надо приватизировать Газпром, Роснефть и другие госкомпании. Если вы правы, то у этого совершенно нет смысла.

– В рамках существующей политической системы – однозначно нет. Приватизируете вы Газпром, он окажется в собственности Ротенбергов – и вместо прямого и формального контроля со стороны президента как главы государства перейдет в неформальный контроль со стороны президента как друга его новых владельцев. При нынешней системе честной и открытой приватизации просто не может быть.

В нормальных условиях задачи приватизации – развитие рыночных отношений и обеспечение дополнительных доходов бюджета. Это предполагает, что к процессу нужно привлекать бизнес, имеющий наибольшее количество средств – международные компании. Напомню: в марте 2008 года на фоне предкризисного бума на мировых рынках российская экономика чувствовала себя лучше, чем когда бы то ни было до и после. Тогда в течение нескольких недель текущая рыночная капитализация Газпрома была выше, чем у Microsoft. Сегодня Газпром оценивается в... 4 процента от рыночной стоимости Microsoft.

Выходит, если выставить контрольный пакет акций Газпрома на приватизацию, то даже не самый крупный западный концерн перебьет любую заявку российского участника. Следовательно, честная приватизация означает потерю контроля, чего российская власть допустить не может. А нечестная приватизация в принципе ничего не поменяет.

Новый Госплан

– Есть еще один популярный в последнее время тезис, высказываемый нашими экономическими властями. Судя по всему, они считают, что плановая экономика СССР не справилась с задачами, потому что на тот момент не было достаточных вычислительных мощностей. А вот сейчас какой-нибудь Сбербанк построит суперкомпьютер или нейросеть, которая все рассчитает, и тогда-то мы сможем запустить «Плановую экономику 2.0», и все у нас будет прекрасно. Это возможно?

– Нет. В принципе, конечно, если ставить задачу по воссозданию советской экономики на более продвинутой технологической основе, мы действительно можем четче рассчитывать необходимое количество пар обуви, а также оперативно устранять дефициты в торговле колбасой.

Но основная проблема советской экономики, на мой взгляд, была не в сложностях с планированием – она даже при имевшемся на тот момент инструментарии худо-бедно достигала плановых показателей. Например, строила больше жилья, чем сейчас в России, прокладывала железные и автомобильные дороги, производила больше самолетов и так далее. Достижения были, их не нужно отрицать. И даже примитивных средств вычисления хватало, чтобы обеспечивать эту работу.

Но куда бóльшая проблема была в том, что плановая система не предполагала мотива. В ней у вас есть задание, зарплата и время, за которое нужно сделать работу. А современная экономика становится все более мотивационной. Сегодня мотивация, самоощущение людей и их эмоции являются экономическим активом – на Западе даже еще лет двадцать назад подобного не было.

Обратите внимание – наиболее дорогие по капитализации компании не производят ничего, что продают за деньги. Facebook свою основную услугу– общение между людьми – предоставляет потребителям бесплатно. Google – самая известная поисковая система в мире, и ей вы тоже пользуетесь бесплатно. Аналогично – Zoom, Skype и многие другие. И все это фирмы с огромными капитализациями, прибылями и устойчивой бизнес-моделью.

Выходя на своего потребителя, они получают о нем информацию – о предпочтениях, мотивах, привычках, – и капитализируют ее через рекламу. Многие пользователи, конечно, на эту рекламу не «ведутся», но факт в том, что, делясь с социальными сетями своими предпочтениями, мы получаем огромное количество бесплатных услуг. Мы обмениваем свой эмоциональный капитал, которого в 1960-е годы не существовало и быть не могло, на услуги, за которые раньше нам приходилось платить.

В плановой экономике вы сводите человека исключительно к роли потребителя. Он должен купить колбасу, кроссовки, заплатить за ЖКХ и не умереть зимой от холода. Все. Экономика такого типа давно закончилась. Нет, конечно, она еще существует в Северной Корее, и можно создать аналог Северной Кореи в бóльших масштабах, и даже при этом не умирать от голода. Но какого-то прорыва таким способом добиться невозможно.

Заметьте – западные страны, достигшие больших высот в системах искусственного интеллекта и информатизации, ни разу не направили эти возможности на создание таких технократических систем, которые были жутко популярны в футурологии 1970-х годов. Тогда многие грезили обществом меритократии, где все разумно и все просчитывается, это была настоящая идея-фикс примерно с конца 1950-х. Если бы в то время люди могли себе представить те вычислительные мощности, которые имеются у нас сегодня, они бы точно предположили, что в развитых странах давно построена плановая экономика. Однако этого нет и в помине.

Точки (не)роста

– Мы видим, что российская власть предпочитает развитие через реализацию крупных проектов – у нас планируются новые города на Дальнем Востоке, много денег вливается в Крым, в Москву, в южные регионы, в Казань. Это действительно может стать точками роста для страны? Или, может, более правильный тот путь, которым идут многие западные страны – стимуляцией спроса через раздачу денег гражданам?

– Думаю, что здесь нет вопроса о правильности пути, но есть вопрос о современности. Запад до недавнего времени вообще не раздавал деньги людям. То, что мы все увидели в пандемию – первый в истории случай, когда правительства раздают деньги «за просто так». Даже в 2008 году ничего подобного не происходило – тогда при помощи выкупа акций поддерживали компании, чтобы потом продать эти активы в рынке. Но сейчас – абсолютно новая реальность, и я бы не спешил делать выводы относительно того, насколько она будет устойчива.

Раньше западный мир шел по «Новому курсу» Рузвельта (Франклин Делано Рузвельт – президент США в период Великой депрессии и Второй мировой войны – прим. авт.) и вкладывался в точечное развитие. Здесь важно отметить, что эти вложения принесут отдачу, если они делаются на конкурентной основе. Если вы имеете здоровую экономику, которая попала в кризис, как это было при Великой депрессии, вливание государственных денег на конкурсной основе даст неплохой эффект. Во времена «Нового курса» количество подрядчиков американского правительства, которым давались контракты на строительство дорог, школ, плотин и так далее, превышало 11 тысяч штук. А если вы раздаете деньги на крупные инфраструктурные проекты 15 компаниям – эффект будет совсем иным.

Что касается непосредственно точек роста, то территориальное развитие – это очень важный момент. Россия с точки зрения регионов – одна из самых неоднородных стран, у нас есть серьезно отстающие территории – Северный Кавказ, национальные республики Сибири, некоторые центральные области –онидействительнодотационные.Авот в Москву, например, я вообще не вижу, чтобы федерация вкладывала какие-то деньги.

– У нее собственный бюджет невероятный.

– Да, она генерирует огромные доходы и бюджетные поступления, но федеральный центр туда не вкладывается. Сочи и в целом Краснодарский край – единичный случай, связанный с Олимпийскими играми. Туда были вложены огромные деньги, и с тех пор этот регион показывает себя неплохо. Инвестиции в проекты на Дальнем Востоке и в Крыму – не столько экономические, сколько геополитические, чтобы создать эффект присутствия. Если вы посмотрите на точки, куда государство наиболее активно вкладывает деньги – они все на границах: Крым, Чечня, Сочи, Владивосток, Северный морской путь, Санкт-Петербург. Все эти инвестиции призваны дать сигнал: «Мы здесь, мы еще живы». Это имеет, в том числе, геополитический смысл.

– Чтобы у местных не было поводов поглядывать по сторонам.

– Поводы все равно есть. Мне кажется, что неспокойствие в Хабаровске и в целом на Дальнем Востоке отчасти вызвано тем, что люди обращают внимание на разницу между территориями с двух сторон Амура. Она видна невооруженным глазом – в прямом смысле.

Иной вопрос с точечными инвестициями – могут они запустить самоподдерживающееся развитие? Сочи – пример того, как толчок был дан, и с тех пор регион развивается динамично. Может, подобное было бы возможно и в Крыму: если допустить конкуренцию и устранить воровство местных элит, которое запредельно даже по российским меркам, туда могли бы пойти инвестиции, несмотря на любые санкции. Но в целом единого подхода нет. Конечно, вкладываться в регионы нужно, но надеяться, что это сможет переломить ситуацию в целом по стране, я бы не стал. Если это и является стратегией по развитию страны у нашей власти, то ее эффективность и перспективы переоценены.

Мегаполисы-воронки

– Вопрос про Сургут. За последние 10-15 лет этот город приобрел порядка 100 тысяч новых жителей, преимущественно – благодаря миграционному приросту. Хотя за это время там не появилось новых заводов, научных центров или штаб-квартир крупных компаний, что оправдывало бы приток людей. Является ли такой рост искусственным или естественным, и какие экономические последствия могут быть у появления в городе массы людей, занятых в базовых и неквалифицированных сферах услуг, типа продавцов и таксистов?

– Этот тренд не уникален ни для России, ни для остального мира. Имеющийся опыт в данной сфере говорит о том, что есть два расходящихся пути в зависимости от типов экономики – периферийной или ведущей.

В США и Западной Европе агломерации в своем большинстве прекратили рост. Они давно идут вширь, вокруг (и даже в отдалении от) больших городов возникают маленькие, и таким образом появляется множество точек роста даже в далеко не самых густонаселенных регионах. Можно вспомнить, например, Аризону, куда переезжают многие пенсионеры, или университетские городки. Та же Кремниевая долина находится не в крупном городе, а недалеко от него.

А есть «развивающийся» мир, который переживает бум агломераций – от Манилы и Лагоса до Каира и Сан-Паулу. Они привлекают миллионы людей из провинции, и при этом ничего выдающегося не создают. Люди приезжают, устраиваются, как вы сказали, продавцами и таксистами – не самые высокооплачиваемые должности, но это лучше, чем в деревнях или маленьких городах. В итоге агломерации становятся источниками бедности, сосредотачивающейся в городских трущобах.

Я не говорю, что в России происходит подобное, но механизм роста той же Москвы, при всем ее европейском лоске, в общем-то схож. Не создается новых производств, но есть возможности для жизни и заработка. Это не хорошо и не плохо, это просто факт, который изменить при нынешней системе сложно.

Если наша страна встанет на этот путь, а, насколько я понимаю, в правительстве идут разговоры о развитии «России городов», а не «России пространств», то это, боюсь, будет ошибкой. Посмотрите даже на Францию – в районах между Греноблем и Ниццей вы увидите запустение, потому что когда слишком процветают города, территории между ними приходят в упадок. В России это еще более заметно – то, что я называю «московской воронкой» – нет более бедных регионов, чем на расстоянии 200-300 километров от Москвы. Она высасывает все ресурсы. В итоге вокруг столицы живет 65-70 процентов от населения Москвы, а бюджетная обеспеченность у них – процентов 15 от московской. Так что выстраивать стратегию роста через крупные города я бы точно не стал.

– Но ведь с этим ничего нельзя сделать? Не может же Сургут или Москва поставить шлагбаумы на въезде и никого не пускать?

– Этого сделать нельзя. Но можно, допустим, выпустить закон о том, что в любых городах населением меньше 50 тысяч человек бизнес освобождается от всех налогов. Ответом на это станет то, что даже крупные федеральные компании поймут – при той же выручке они смогут получить втрое большую прибыль, и начнут перетекать в регионы. Так что если мегаполисы растут – то пусть они и будут налогоплательщиками, а малые города и поселения – не будут. Но в условиях вертикали власти и всеобщей централизации такого рода дуалистический подход вряд ли возможен.



19 января в 12:08, просмотров: 5836, комментариев: 4



Топ 10

  1. ​Югорчане высказались против самокатов 980
  2. ​Сургут ждет ветреная пятница 964
  3. ​Куда делись кольца-качели с «голубого бульвара»? 822
  4. За сутки в Югре зарегистрировали 41 заболевших ковидом 769
  5. Санкционный обед // ОБЗОР СИА-ПРЕСС 760
  6. ​Бизнесу в Сургутском районе хорошо, подтвердил Минпромторг 726
  7. ​СМИ: Прямые выборы губернаторов в России сохранятся 687
  8. ​Мост через Обь закрывается на ремонт 593
  9. Россияне сильнее остальных беспокоятся о своем финансовом будущем 584
  10. ​…но вы держитесь! 520
  1. В Сургуте разбился мужчина, выпавший из окна многоэтажки 2975
  2. Должность главного архитектора Сургута занял бывший юрист 2732
  3. ​Подросток угодил под колеса иномарки в Сургуте 2626
  4. ​Из адидаса в абибас 2319
  5. Три участка дорог в Сургуте перекрыли из-за ремонта до 1 июня 2084
  6. ​Проверочная мания 2075
  7. Роскошь и только // ОБЗОР СИА-ПРЕСС 1875
  8. Двух человек арестовали за поджог военкомата в Нижневартовске, узнали журналисты 1718
  9. ​Человек 1583
  10. ​Самые частые жалобы югорчан в Банк России // Обзор СИА-ПРЕСС 1583
  1. Имя им — легион 8465
  2. «Самая большая трагедия — расчеловечивание человека, приведение его в состояние злобного зверя, способного всех изничтожить» 8431
  3. Дедушка Атанас 7554
  4. «Мне хочется, чтобы искусство попало в Вечность, а не в какую-то конкретную действительность» 5278
  5. В Нижневартовске ночью загорелся военкомат - на месте нашли «коктейли Молотова» 4976
  6. ​Остановить вечный двигатель 4788
  7. ​Ледоход в Сургуте начался 4277
  8. ​Совесть Атанаса 4274
  9. Как и зачем голосовать за благоустройство — замдиректора ДАиГ Сургута Алексей Усов 4097
  10. ​Арктика: вахта человеческих судеб 3456