16+
Больше новостей
Больше опросов

​Глеб Кукуричкин: «Дерево можно срубить только один раз — что можно, а что ни в коем случае нельзя делать в парке «За Саймой»

Сургутский эколог Глеб Кукуричкин — о том, как разумно подойти к необходимой вырубке деревьев в парке «За Саймой»

​Глеб Кукуричкин: «Дерево можно срубить только один раз — что можно, а что ни в коем случае нельзя делать в парке «За Саймой»
Фото из архива автора

При каких обстоятельствах возможна вырубка деревьев в парке «За Саймой»? Какую последовательность работ должен выполнить проектировщик, прежде чем выдать общественности проект Экопарка? Все боли проектирования центрального парка Сургута и история Сургутского ботанического сада в серии интервью с экологом Глебом Кукуричкиным, доцентом СурГУ, научным руководителем проекта «Сургутский ботанический сад», членом рабочей группы по проектированию Экопарка «За Саймой».

Начнем этот большой разговор о потенциальных и уже свершившихся вырубках деревьев в парке «За Саймой» на волне широкого общественного резонанса в Сургуте.

– В последние дни в социальных сетях, в СМИ, в живом общении и в коллективных воззваниях участились высказывания о недопустимости любого вмешательства в парк «За Саймой», особенно, о недопустимости абсолютно любых рубок. Люди пишут письма главе города, проводят собрания, словом, активизируются. Назревает общественный конфликт…

«Аллея молодоженов» в парке «Кедровый лог», ради которой вырубили здоровые сосны и кедры

– Возмущение зеленой общественности мне понятно. Я сам часто придерживаюсь радикальных взглядов. Но в данном случае не могу поддержать эту категоричную позицию. Человечество всегда рубило, рубит и будет рубить деревья. Без этого не выжить. И рубят деревья не только в лесах эксплуатационного назначения, но и в парках. Вопрос – как и зачем рубить? Если под футбольное поле или, хуже того, под ничто – как в парке «Кедровый лог» – под несостоявшуюся и никому не нужную «Аллею молодоженов», то это вандализм, причем не только в фигуральном, этическом смысле, но в чисто юридическом. Однако бывают в городских парках и обоснованные, правильные рубки. Давайте остановимся на каждой из таких.

Во-первых, это рубки ухода и санитарные рубки. Рубки ухода позволяют снизить конкуренцию между деревьями за световые и почвенные ресурсы; при грамотной организации ухода оставшиеся деревья получают возможность вырасти более стройными, с более развитой и равномерно размещенной в пространстве кроной. Особенно это важно, если под пологом соснового или мелколиственного древостоя имеется крепкий подрост такой ценной породы, как кедр, но не способный быстро пробиться сквозь загущенную куртину доминирующих, но менее ценных деревьев. Производятся такие рубки очень локально и аккуратно, удаляемые стволы заранее маркируются, производится расчет допустимого разрежения леса, при котором насаждение не потеряет свою устойчивость. При этом в парках, в отличие от эксплуатационных лесов, желательно оставлять кривые, имеющие причудливые формы, оживляющие ландшафт деревья (а в эксплуатационных насаждениях они удаляются в первую очередь – как не имеющие товарной ценности).

Биологический смысл этих рубок легко может понять любой садовод-огородник: все знают, что посевы моркови надо прореживать для получения нормального урожая. Так и в природе, например, когда кедровка или белка прячет кедровую шишку, из нее потом вырастает целый пучок всходов, почти все они обречены на гибель вследствие внутривидовой конкуренции, и только один (редко два) станут полноценными деревьями; рубками ухода человек управляет этим процессом, экономит почвенные ресурсы и сокращает сроки созревания дерева. Санитарные рубки проводят для улучшения санитарной обстановки в насаждении. Полному искоренению подлежат больные деревья. У нас в парках не редки случаи заболевания сосны раком-серянкой, различными грибными болезнями; в загущенных группах может создаться опасная фитосанитарная обстановка – вплоть до вспышки эпифитотии (аналог эпидемии, только в растительном мире).

Во-вторых, в парках надо удалять деревья, представляющие угрозу для человека: сильно подгнившее дерево при порыве ветра рано или поздно сломается и упадет, не дай бог, на человека… Самое печальное, что в парке «За Саймой» большинство деревьев-угроз – красивые вековые кедры. Оздоровление кедровой популяции – это очень серьезная проблема, которую надо решать на основе современных и научно обоснованных биотехнологий; за каждую старую кедрину надо бороться, используя все возможные способы индивидуального лечения деревьев. Но у всех живых существ есть предел, и однажды каждому старому кедру придется помочь «уйти в мир иной».

В-третьих, отдельно нужно сказать об осине. В естественных насаждениях осина очень хороша, особенно осенью, когда ее золотые листья эффектно контрастируют с темно-зеленой хвоей сосны и, особенно, кедра. В небольшой примеси осина полезна для хвойных насаждений: ее всегда влажная древесина сдерживает развитие лесного пожара, а листовой опад улучшает структуру почвенного гумуса.

Но за пределами естественного насаждения, например, на газоне или в другом месте, предназначенном для контролируемого выращивания культурных растений, осина – это зло, это очень «вредное», агрессивное растение, подавляющее жизнь других, гораздо более полезных и декоративных видов. На газонах надо нещадно бороться с осиной, причем, как бы неэкологично это ни звучало, осину надо не просто вырубать и выкапывать, а лучше применять химические препараты – арборициды (такие пестициды, специально предназначенные для борьбы с нежелательными деревьями). Естественно, что применение арборицидов должно производиться строго по инструкции, что сведет опасные последствия от «химии» практически к нулю. Поэтому вырубка осины лично у меня не вызывает никакого возмущения.

В-четвертых, в окультуренном пространстве иногда приходится вырубать ивняк, или, как принято говорить в народе, «тальник». Хорошо это или плохо? В разных случаях – по-разному. Ива иве – рознь. У нас встречается до 20 видов ив. Некоторые из них – высокодекоративные деревья, например, ива белая, или ветла. Другие не так уж и декоративны, но эффективно сдерживают эрозию почвы, например, ива корзиночная. Особо следует отметить заросли ив и других кустарников, в которых гнездятся птицы. Как раз на том участке берега Саймы, что попадает под реконструкцию – под строительство набережной, есть такие тальники; уничтожив их, мы уничтожим чей-то дом, а значит, уже один или два выводка уток точно не появятся на свет, не будут оживлять водную гладь Саймы и радовать глаз отдыхающих в парке людей.

Но есть ивы, чья декоративная и экологическая ценность весьма сомнительна, например, ива пепельная, очень распространенная по различным пустырям и неудобьям. Если у вас есть классный проект ландшафтного дизайна, есть перспективный ассортимент декоративных растений, есть проект технических мер берегоукрепления и есть деньги на немедленное воплощение этого дизайн-проекта, да, и еще, конечно, если в этом тальнике нет какой-либо особо ценной живности, то такой тальник надо удалять, причем, с корнем. Если не вычистить всю почву от корней ивы, то все эти мероприятия будут бессмысленны, уже через пару-тройку лет мы опять получим частокол из ивовой поросли. В каждом случае нужен индивидуальный, точечный подход, с обязательным натурным обследованием каждого квадратного метра.Если мы, конечно, ЭКОпарк делаем, а не просто сводим растительный покров под нарисованные в кабинете архитектурно-технократические фантазии.

В-пятых, есть ландшафтные рубки. Это когда взрослые деревья удаляют в связи с проектными дизайнерскими решениями. С позиций ландшафтного дизайна, все деревья в насаждении можно разделить на три группы, которые условно можно назвать так: фоновые, акцентные и лишние. Фоновые – создают общий зеленый фон композиции, благотворно влияющий на нервную систему человека, и, конечно, они выполняют все положенные деревьям экологические функции – противоэрозионную, климаторегулирующую, поддерживают биоразнообразие животного мира и проч.

Акцентные – это деревья с выраженными индивидуальными эстетическими особенностями – очень крупные или изящно искривленные, или художественно подстриженные, или экзотические (интродуценты) или просто отдельно на поляне стоящие (так называемые солитеры) и т.п. Они создают визуальные акценты – чтоб глазу было на чем сфокусироваться на фоне однообразных фоновых деревьев. Акцентами могут быть не только деревья или кустарники, но и малые архитектурные формы – скульптуры, беседки, перголы и т.п., а также акцентные элементы пейзажа (изгибы реки, красивые здания и проч.). Эти акценты просматриваются не отовсюду, иначе не будет эстетического эффекта неожиданности, они должны быть видны с определенных точек, которые называются видовыми точками.

И так бывает, что с определенной видовой точки нет обзора на ценный пейзаж или на уникальное, акцентное дерево. И помешать этому обзору могут другие деревья, часто абсолютно здоровые и красивые; вот такие деревья и «назначаются» «лишними». Такой вот «искусственный отбор»… И нет в этом вандализма, так создавались абсолютно все пейзажные парки мира. Но решение о назначении такого-то дерева «лишним» принимается на основе всестороннего анализа, на основе подеревной съемки. И делается это в самых исключительных случаях. К слову, в парке «За Саймой» таких «потенциально лишних» деревьев я не вижу, но при определенных проектных решениях их «появление» возможно.

А как быть с явно лишними мертвыми деревьями? Разве насаждения парка не следует полностью очистить от сухостоя и валежа?

– Это заблуждение. Если мы хотим слушать птиц, радоваться белкам и встречам с более скрытными животными, то мы должны понимать, что у них должен быть дом и корм. Сухие стволы – это основа и средоточие жизни для тысяч организмов, населяющих мертвую древесину, служащих кормом дятлу и другим насекомоядным птицам, а сами стволы – потенциальный дом как для самих дятлов, так и для тех, кто позже «расквартируется» в дупле, сделанном дятлом. В экологии это называется «консорцией», «консортивными связями». Однокоренной термин есть и в экономике – «консорциум» – временное объединение предприятий, для роста эффективности.

Принципиальная разница между этими формами взаимодействий в том, что консорциум просто полезен для его участников, а консорция жизненно необходима для полноценного функционирования экосистемы. Так вот, возвращаясь к «осиновой» теме, необходимо отметить, что старая, полумертвая осина – лучший дом для многих лесных жителей, и нет у нас другого дерева, способного приютить такое же большое количество «квартирантов», или «консортов», как осина. Так что и с вырубкой осины надо поосторожнее – взвешивая все «за» и «против». Но в 10-15-метровой полосе от дорожек сухостой и валеж следует убрать – из соображений безопасности и эстетики.

Кроме живых и мертвых деревьев, в парке есть еще подрост, то есть потенциальный древостой…

– О нем вообще не вспоминают. А ведь он порой важней для будущего экосистемы, чем даже самые красивые вековые деревья. Хотите верьте, хотите нет, но все сосновые леса на сухих и на нормально дренированных почвах (именно таковы сосновые насаждения почти всех парков и скверов Сургута) не вечны, точнее, это экосистемы катастрофического происхождения. Все они или вырубались, или выгорали (кстати, возможно, что за более чем 400-летнюю историю Сургута это происходило не один раз).

Это особенно наглядно видно, когда гуляешь по скверу Старожилов, присмотритесь: там на фоне подавляющего числа примерно 100-летних стройных и высоких деревьев изредка встречаются приземистые, но очень толстые невысокие сосны с развесистой кроной, некоторым из них хорошо за 300. Это ветераны, пережившие не одну катастрофу – пожар или вырубку. А приземистые и развесистые они оттого, что у них не было нужды тянуться к солнышку, ведь все конкуренты погибли.