16+
Больше новостей
Больше опросов

​Ольга Романова: «Российской власти тюрьма нужна как нечто пугающее. Куда никто не хочет попасть»

Основатель «Руси сидящей» Ольга Романова – о российской зацикленности на тюрьмах, реформе ФСИН и скандинавском опыте

​Ольга Романова: «Российской власти тюрьма нужна как нечто пугающее. Куда никто не хочет попасть»
Фото mbk-news.appspot.com

В российском обществе регулярно проявляется острый интерес к тому, что творится в местах не столь отдаленных. Сейчас это связано с появлением «политзаключенного №1» Алексея Навального. Почему наши тюрьмы такие? Что мешает их реформировать? И почему плохие тюрьмы в России – на самом деле большая проблема для всех, от простых граждан до губернаторов? Это СИА-ПРЕСС обсудил с основателем ныне ликвидированного благотворительного фонда «Русь сидящая» Ольгой Романовой.

«Российская культура – тюремная»

– Начнем с того, почему в нашем обществе обострился интерес к происходящему в тюрьмах. Вызвано ли это только наличием известных сидельцев – в данный момент Алексея Навального, – или все-таки есть более глубокие причины?

– Всплески интереса россиян к системе ФСИН происходят по разным причинам. Сейчас – из-за Навального, иногда – из-за скандалов, вроде публикации видео пыток в ИК-1 Ярославской области. Или попадания в колонии других политзаключенных – например, Ильдара Дадина в Сенеж или Константина Котова в ту же ИК-2, где сейчас сидит Навальный. Бывают меньшие всплески – например, когда все узнали, что кущевская банда в тюрьме ест крабов и икру.

Но есть и стабильный интерес, связанный с тюремной культурой. А русская культура – тюремная, это надо признать. У нас президент говорит на этом языке – «мочить в сортире», «размазывать сопли», шутки про «бабушку с дедушкой» и прочее. У нас каждая воспитательница в детском саду, школьная учительница или девочка из музыкальной школы знает, что если «Гоп-стоп», то «мы подошли» откуда? Со стороны моря? Нет. Или, например, у нас все знают, что если Владимирский централ – то какой ветер? Юго-восточный? Нет. Все хором скажут, какой там ветер. Сами того не осознавая.

Вся русская культура на этом построена. Мало кто знает Максима Грека или Даниила Заточника, но все знают тех, кто на этих именах всходил. Все выдающиеся в плохом или хорошем смысле деятели в истории России прошли через тюрьму, каторгу или ссылку. Пушкин, Достоевский, Чернышевский, Лермонтов. Чехова не посадили – он сам поехал на Сахалин, чтобы писать про каторгу – понимал, что без этого знания в России никуда. Не было такого опыта у Тургенева, и он это осознавал и страдал – но жил в Париже, там русской каторги нет.

Были Ленин, Сталин и иже с ними. Потом – Солженицын, Шаламов, Бродский. Два наших нобелевских лауреата по литературе из трех подвергались репрессиям. Вот сейчас Навальный продолжает эту славную традицию.

– То есть мы как нация имеем некий фикс на тюремной тематике?

– Да. Каждый знает несколько слов по фене. Почти у всех кто-то из родственников или знакомых либо работает в системе ФСИН, либо сидел. Тюрьма – это сакральное место в русской жизни.

– Сейчас один из самых известных фактов о российских тюрьмах – с начала века их население резко сократилось. За счет чего это произошло? И есть ли пространство для дальнейшего его падения по тому же принципу?

– Действительно, за 20 лет у нас произошло сокращение тюремного населения вдвое. Это очень хорошо. Хотя мы по-прежнему лидируем в Европе по показателям сидящих на 100 тысяч человек. Есть еще над чем работать.

Это снижение было достигнуто за счет множества решений, причем не все из них мне нравятся. Хотя большинство стоит приветствовать – например, декриминализация мелких краж, которые либо люди совершают от голода, либо подростки – ради любопытства и адреналина. Также были введены новые виды наказаний, не связанные с лишением свободы – исправительные работы, обязательные работы и так далее. Это все прекрасно. Но при этом домашнее насилие декриминализовано – этому я бы не стала аплодировать.

Знаете еще что странно – то, как у нас закрываются зоны. Понятно, что они закрываются, если в два раза меньше стало заключенных за 20 лет. Но я не понимаю, почему их упраздняют в климатически комфортных местах и оставляют, например, в Лабытнанги или Норильске. Что у нас, испытание полярной ночью, холодом и отсутствием витаминов как-то способствует перевоспитанию?

И если два брата-близнеца были осуждены за одно и то же преступление, но один сидит десять лет в Краснодарском крае, а другой в Лабытнанги – это же совершенно разные условия. И это никто не учитывает, это никого не волнует

Преступление и наказание по-скандинавски

– У меня ощущение, что в России многие люди, включая высшее руководство страны, считают, что тюрьма создана для страданий. То есть человек, попавший в тюрьму, провинился перед обществом и должен за это отстрадать. Как будто нет задачи – перевоспитать человека, подготовить его, чтобы он вышел на свободу и не совершил очередное преступление. У нас же многие сидельцы возвращаются в тюрьму, становясь рецидивистами. Что с этим делать?

– Это вопрос широкого общественного обсуждения, которого у нас в ближайшие годы не предвидится, так как уже практически началось преследование за просветительскую деятельность, и нет никакого желания знать чужой опыт. А пенитенциарный опыт – это не бином Ньютона, он совершенно не сложный, но очень интересный. Куча стран прошла через ситуацию, в которой находимся мы, но Россия это игнорирует и остается крайне отсталой в плане развития пенитенциарной системы.

У разных стран – разная государственная и общественная концепция преступления и наказания. В Америке своя – и очень плохая.

– Да, это известный факт.

– В Европе – другая. Мне нравится скандинавский подход – кстати, в остальной Европе к нему стремятся, но у многих просто не хватает денег. Подход скандинавов к преступлению и наказанию выглядит так: в том, что человек становится преступником, он не виноват – виновато общество и государство. Кроме медицинских случаев, когда требуется психиатрическая помощь и лечение.

Условно: был ребенок, который оказался обделен семейным теплом. Это недосмотрела опека и соседи, никто не принял мер. Потом недосмотрели учителя. Полиция недосмотрела, как ему продали первый алкоголь и наркотики. И вот из-за того, что общество оказалось равнодушно к человеку, он попал в трудную ситуацию и пошел грабить банк. Не по фану пошел, а потому что бабки нужны.

Грабит банк, ранит охранника, попадается. Теперь он должен банку два миллиона евро, охраннику – еще миллион, потому что расценки такие. И тюрьма на шесть лет. Посудите сами: человеку 30 лет, он выйдет из тюрьмы в 36 с долгом в три миллиона евро. Может ли он такие деньги заработать? Да еще и с судимостью. Нет. Получается, ему придется всю оставшуюся жизнь отдавать весь или почти весь свой доход – зачем тогда работать?

– Логично.

– Поэтому человек пытается ограбить банк второй раз. Тут уже пан или пропал – какая разница, будет штраф или долг размером в три или 33 миллиона евро? А если повезет – может, будет другая жизнь. Ему просто ничего не остается.

Поэтому концепция скандинавских стран такая: этот человек не виноват в том, что пошел грабить банк. Это случилось потому, что мы, дорогие товарищи, не доглядели. Государство говорит: парень, я сейчас расплачиваюсь с банком и охранником, теперь ты имеешь дело только со мной и мне должен три миллиона евро. Но так как я тоже немного виноват в произошедшем, я дам тебе все возможности и инструменты для получения образования и профессии. После отсидки дам социальное жилье – держи ключи. Но только ты будь хорошим и законопослушным, отчисляй мне небольшую долю своих заработков. А если будешь хорошим мальчиком в течение пяти лет – я тебе все прощу.

Но если не получится, и ты снова сядешь – мы попробуем еще раз.

– Вот на этом моменте средний россиянин скажет, что с таким подходом люди сядут на шею государству, свесят ножки и будут грабить и кайфовать.

– Нет. Зачем? Это опять садиться в тюрьму, там тебя будут несколько лет всему учить. Там есть организации, типа «Руси сидящей», которые получают за работу по исправлению заключенных зарплату, и их не гнобят, как в России, а развивают.

Там помогают переехать в другой город, чтобы человек после отсидки не попал в свою старую криминальную компанию. Там зачастую бывшие заключенные, которые исправились, помогают другим – рассказывают, как хорошо иметь семью, хорошую жену, детей, водить их в школу, ездить в отпуск на море. И что это – неплохая жизнь. Лучше, чем «украл – выпил – в тюрьму».

Это скандинавская система. Есть еще португальская, она интересна. В какой-то момент там решили бороться с тем, что у нас называется «228» – наркотические статьи и связанные с этим преступления. Что сделали в Португалии – они просто отменили эти статьи.

– Так. И что же случилось?

– Людям сказали: «Делайте, что хотите. Хочешь колоться – колись. Хочешь нюхать – нюхай»*. Но только не ходи к барыгам, потому что государство дает тебе бесплатную метадоновую терапию. Любой врач тебе выпишет рецепт и будешь получать эту терапию, тратить деньги ни на что не надо.

И все. Они разгрузили тюрьмы. У них резко снизились наркоманские преступления, а барыги перестали делать в Португалии большой бизнес.

– Однако ж. Очень интересно.

– Там остались проблемы. Их много. Но немалую часть проблем в этой сфере они решили. Метадоновую терапию используют в огромном количестве стран, но только не в России. Почему? Что вы собираетесь делать с этими зависимыми от наркотиков людьми? Их же надо лечить. У вас есть другие предложения? Если нет, давайте хоть так.

*Редакция СИА-ПРЕСС напоминает, что любые наркотики – зло, и призывает всех читателей не употреблять подобные вещества, а также подчеркивает, что приведенные в интервью слова спикера относятся к реалиям другой страны и не относятся к России и ее гражданам

Россиян бедностью не напугаешь. А тюрьмой – еще как

– Я думаю, единственное, что в России предлагается по этому поводу – чтобы эти люди страдали. Так или иначе, что нужно нашей стране, чтобы реализовать перемены подобного типа? Многие считают, что нынешняя отсидка Навального – по сути, отложенный старт реформы ФСИН, потому что общество узнает, какая жуть творится в местах лишения свободы, и в скором времени потребует это исправлять.

– Пенитенциарная система будет изменена, когда Навальный либо кто-то другой придет к власти. Любой, кроме Владимира Путина. Потому что в этом вопросе нужна политическая воля, а президент ее продемонстрировал в последний раз в сентябре-октябре 2019 года.

Тогда вскрылась история с пытками в ярославской колонии. Поднялась волна общественного возмущения, и председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко выступила с инициативой, которая является азбукой и «Отче наш» для любой реформы ФСИН. Она предложила разделить функции охраны и перевоспитания. То есть снять с фсиновцев погоны. Даже самым лучшим военным лучше не заниматься перевоспитанием, у них другие задачи. Работать с заключенными должны гражданские специалисты, а охранять может Росгвардия. Так система устроена во всех странах, с этого начинаются необходимые перемены.

Все поддержали эту инициативу Матвиенко, но Путин, спустя месяц раздумий, сказал, что ничего не нужно делать, все и так прекрасно. Это была последняя попытка переделать тюрьму в России. С тех пор никто ничего подобного не предпринимал, и не будет, потому что Путин сказал, что его все устраивает. Я думаю, потому, что ему нужно что-то реально пугающее. Место, куда никто не захочет попасть.

– Да, если человек попадет в тюрьму шведского типа после митингов – с ним едва ли что-то плохое случится.

– Да. Наш народ не напугаешь нищетой или потерей работы – к этому все привыкли. Расстрелом тоже не напугаешь – мораторий. Остается тюрьма.

– В одном из эфиров главред «Эха Москвы» Алексей Венедиктов привел данные, что в России – самая высокая смертность среди тюремного населения всех крупных стран. Это правда?

– Хороший вопрос. Недавно были опубликованы свежие данные, и знаете, кто стал лидером по смертности в тюрьмах? Монако. Там 13 заключенных, и в прошлом году один из них умер.

– Испортил людям всю статистику.

– Выходит, что в Монако, по статистике, умирает каждый 13-й заключенный. У нас все-таки нет. У нас в системе ФСИН умирает примерно три тысячи человек в год, поэтому после статистического казуса с Монако принято говорить так: Россия – лидер по смертности в местах заключения среди стран с высоким тюремным населением.

– Даже в США дела обстоят лучше?

– Если говорить о смертности на 100 тысяч заключенных – в 2,5 раза лучше. Но надо понимать, что в США намного больше население, и намного больше осуждены – там сидит 2,5 миллиона человек, так что в абсолютных цифрах в тюрьмах там умирает больше людей.

Но при этом у нас еще неполные данные по смертности. Три тысячи человек (сейчас уже немного меньше) – это те, кого не успели актировать. Есть практика, по которой в случае смертельного заболевания человека отправляют на свободу «долечиваться», а на самом деле – умирать. Зачастую он даже не успевает до больницы доехать на скорой. Максимум – живет несколько месяцев. Но эти смерти не входят в тюремную статистику.

Например, всем известный Сергей Мохнаткин (правозащитник и политический активист, осужденный сначала в 2009, а потом в 2014 году – прим. авт.), которого мучили весь второй тюремный срок и сломали позвоночник. Он умер почти сразу после тюрьмы в страшных муках. И именно от полученных в заключении травм.

– И что с этим делать?

– Можно ждать, можно догонять, выбирайте сами. Можно ждать, пока власть сменится, и наступит реформа ФСИН. Можно пытаться приспосабливаться к существующим реалиям.

– Но ведь заключенные действительно имеют право, как мы все узнали из кейса Навального, за свой счет вызвать врача снаружи? Или у нас осужденные не знают своих прав по этому поводу? Или, даже если знают, не могут добиться исполнения?

– Это очень хороший вопрос. Если взять того же Мохнаткина, чье личное дело я сейчас подробно изучаю, то он очень хорошо знал закон. И знал, что ему положено, а что нет. При этом в течение трех лет он добивался, чтобы ему разрешили носить часы. Вообще это можно делать, есть даже специальное постановление Верховного суда, которое разрешает наручные часы в колониях, хотя в СИЗО они по-прежнему запрещены. А Мохнаткин судился, требовал, но ему часы так и не выдавали. Знаете, почему они фактически запрещены? Потому что человек может их в карты проиграть.

– Серьезная причина.

– Да. Не знаю, какие представления о часах у людей, которые писали эти правила, но подобных странных, нелогичных и необъяснимых правил в тюрьмах много. Например, апельсины на зонах можно, а мандарины нельзя. И вот многие борются с тем, что оспаривают вопросы с апельсинами-мандаринами-часами, и так добиваются отстаивания своих прав. Если получается, то следующий шаг – право на врача. И дальше – право на запрет вычетов из пенсии стоимости содержания в тюрьме. Далее – человек может сопротивляться рабским условиям труда, и так далее.

Такая теория малых дел возможна, хоть и невероятно трудна. Хотелось бы, конечно, разом все реформировать. Но небольшие точечные шаги и победы позволяют человеку… Знаете, самое сложное и важное в тюрьме – сохранить достоинство. Человек без достоинства не может называться гражданином. Отстаивая в тюрьме собственное достоинство, заключенные, в конечном счете, защищают свою человечность.

– Подводя некоторые итоги: можно ли сказать, что за последние годы российскому гражданскому обществу удалось каким-то образом пробить систему ФСИН и улучшить положение наших соотечественников, там находящихся? Мы движемся в лучшую сторону? Или система откатывает все позитивные моменты назад?

– Нет. Откат идет, причем в самую худшую сторону и по всем направлениям. У нас практически ничего не делает Конституционный суд. Несколько лет назад он фактически признал незаконной «дадинскую» статью 212.1 – об уголовной ответственности за неоднократные нарушения правил проведения митингов. Но нижестоящие суды ее по-прежнему используют, и КС это проглотил. То же самое происходит с маленькими изменениями в тюрьмах – даже если КС их одобряет, местные суды игнорируют.

За последние годы окончательно схлопнулось общественное наблюдение за местами заключения в лице Общественной наблюдательной комиссии. Нет причин думать, что оно восстановится.

Тюрьмы закрылись от общественности и контроля. Журналистский штамп о том, что ФСИН – это государство в государстве, к сожалению, полностью правдив. И это неожиданно для многих влияет на местные власти.

Губернатор может быть за Путина или против Путина, может быть за все хорошее или за все плохое, но у него точно есть интерес – чтобы на подведомственной территории было как можно меньше преступности. Любая власть не хочет иметь конкурента в виде условного Пабло Эскобара, а также тратить деньги и силы на ловлю мелких преступников.

Но если простой парень Вася живет в регионе и оказывается осужден, то он полностью пропадает из поля зрения местной власти. Она не знает, что с ним происходит, а он через пять лет возвращается из тюрьмы фактически готовым преступником. Потому что у него тут была жена, квартира и работа. Жене может быть неудобно, долго и дорого к нему ездить, и в итоге она встречает прекрасного соседа. Вася возвращается – ему негде жить (алло, губернатор, это твоя проблема), его никто не берет на работу (алло, губернатор, это тоже твоя проблема), и ему ничего не остается, кроме как грабить дачные участки или нас, наших детей и родителей на улице.

А если бы у него осталась жена и квартира, то он как минимум был бы какое-то время сыт, и получил бы возможность искать работу и продолжать жизнь. Еще лучше, чтобы его в тюрьме учили тем профессиям, которые востребованы в регионе. Но для этого нужна связь между местной властью и ФСИН. Тогда бы власть могла привлечь соцслужбу, опеку, центр занятости и организовать Васе полный сервис, чтобы он возвращался в общество. Этого не делается не потому, что там сидят сплошные дураки – они просто ничего не знают и не могут знать про Васю, попавшего в тюрьму. Это можно было бы решить на уровне «отдайте второй ключ от мест заключения власти», которая в первую очередь заинтересована, чтобы люди жили нормальной жизнью, не крали и не совершали преступлений. Но этого не происходит.



30 апреля в 12:46, просмотров: 1940, комментариев: 4


Комментарии:
Albert Leonov
Каких только фондов нет: сидящая, стоящая, лежачая....
Еще и по рассуждать любят..
Сергей Б
Ну вообще-то тюрьма это и есть как нечто пугающее – место куда никто не хочет попасть.

Если тюрьма будет санаторием, в чем смысл?
Alkonowa1ow
«Наказания -без вины не бывает!»( Глеб Жеглов сказал). А посему все сидящие должны свою вину искупить и с «чистой совестью выйти на свободу» и адаптироваться в обществе. «Нянек» в виде государства бывшему осуждённому не надо. Если человек встал на путь исправления, то его уже никакие «Доценты» с пути не собьют. Иначе он спустит «доцента» с лестницы. Другое дело, что наше общество рукрутирует новый контингент в колонии. Здесь виновато государство. Не проводит профилактики, не помогает устроить молодёжи жизнь, не даёт возможности получать достойную зарплату, получить бесплатное жилье. Наконец, стать семейным человеком. Ибо жена ещё тот надзиратель и у неё не забалуешь. А дети эти «цветы жизни», разве от них кому-то тюрьму захочется? Только политическим отморозкам типа «лехи». Главное, не давать зонам новый контингент. А старые «жители» зон пусть до конца жизни наслаждаются «тюремной романтикой»: «украл-выпил-в тюрьму- украл-выпил-в тюрьму». «Горбатого могила исправит». А подростков и молодых нужно всеми силами удержать подальше от криминала и тем более от попадания на зону. Государство должно вести работу. Денег «море» выделить для того, что социальные корни преступности искоренить. Была хорошая идея у Никиты Сергеевича: через 15 лет показать последнего преступника. Но не дали ему это выполнить. Отправили на пенсию. А там застой: Брежнев, Щелоков не справился с преступностью и, наконец, Ельцин толкнул целое поколение молодых людей в криминал. И только сейчас потихоньку-потихоньку отходим от бандитского террора. Какие там норвежцы? Какие шведы под Полтавой ? У них там все тихо, все обеспечены всем. Да и посмотрите сколько там сидит в колониях?. Несколько тысяч. А у нас страна прошла через времена, когда одна половина страны сидела, другая половина страны охраняла. Да ещё кто-то между делом изготавливал «галоши». Отрезок временнной всего лишь 100 лет. Весь народ в той или иной мере и сейчас разговаривать в той или иной мере по «фене». А Ольга Романова тут разводит «фронду», типа «Русь сидящая». Русь сидящая- это правда, но по другому поводу- никто не хрена ничего не делает. Даже те же «галош».
Сергей Б
Навальному российская тюрьма вообще на пользу пошла – он там уверовал.

«Ура! Христос воскрес. Жизнь и любовь победили. С самым лучшим праздником по традиции поздравляю всех: и верующих (кто я сейчас), и неверующих (кем я был), и воинствующих атеистов (кем я тоже был). Всех обнимаю и всех люблю».
Показать все комментарии (4)

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться


Топ 10

  1. ​Актировка: 1-11 классы первой смены 2191
  2. В сургутских чатах распространяют сообщения о готовящемся теракте в школе 989
  3. Принцип Нечушкина 742
  4. На озере рядом с Ханты-Мансийском спасли едва не замерзших рыбаков 691
  5. Житель Нижневартовска поджег чужой автомобиль из-за стычки на дороге 583
  6. В ХМАО вахтовикам готовы платить от 150 тысяч рублей 569
  7. ​Актировка: 1-11 классы второй смены 566
  8. ​Сургут стал лидером в ХМАО по вакцинации против ковида 548
  9. ​Наталья Комарова в Дубае встретилась с местными бизнесменами 532
  10. В ХМАО осудили чиновницу за мошенничество на 6 млн рублей 522
  1. ​Анатолий Нечушкин: «Если бы я не притащил сюда электростанцию, то судьба города была бы другой. И вы бы сейчас здесь не сидели» // ВИДЕО 6139
  2. ​Умерла Нина Ургант 3673
  3. ​В Нижневартовске выбрали нового главу 3589
  4. ​Куратора больницы-долгостроя в Нижневартовске обвинили в получении еще одной взятки 3264
  5. ​Выходец из Сургута нашёл 600 млрд для строительства частной дороги в Китай 3160
  6. Добровольцы и силовики Нефтеюганска до сих пор ищут пропавшего юношу 3052
  7. В Сургуте группа мужчин теребит органы из-за концерта Инстасамки 2973
  8. ​В Нижневартовске пьяный водитель автобуса при развороте врезался в автомобиль 2855
  9. Родители девушки, погибшей в страшном ДТП под Сургутом, нуждаются в поддержке 2717
  10. Суд признал сотрудника управления по дорожному хозяйству Нижневартовска виновным во взяточничестве 2675
  1. ​Жители Нефтеюганска смотрят на город и вспоминают о Ходорковском 11040
  2. В Нефтеюганске пьяный лихач на иномарке вылетел в кювет и перевернулся 10544
  3. На югорской трассе иномарка столкнулась с «КАМАЗом»: один человек погиб 9236
  4. В Сургуте после смерти медсестры больницы возбуждено уголовное дело 7995
  5. ​В четырех муниципалитетах Югры введен режим самоизоляции для непривитых граждан 7679
  6. Пенсионер, попавший под колеса Лады в Нефтеюганске, получил травмы 6581
  7. Водитель кроссовера спровоцировал смертельное ДТП под Сургутом // ВИДЕО 6299
  8. ​Вартовчане сняли на видео даму с котомками и сворой бездомных псов: «И это у детского сада!» 6236
  9. ​Анатолий Нечушкин: «Если бы я не притащил сюда электростанцию, то судьба города была бы другой. И вы бы сейчас здесь не сидели» // ВИДЕО 6139
  10. ​Зрелище не для слабонервных: югорский врач показал последствия ковида 5996