16+
Больше новостей
Больше опросов

​Гарри Берсон: «Запасов тепла на Севере хватит для производства овощей и фруктов не только для собственных нужд, но и на вывоз в другие регионы»

Академик Гарри Берсон – о сельском хозяйстве в Сургуте и его реальных возможностях

​Гарри Берсон: «Запасов тепла на Севере хватит для производства овощей и фруктов не только для собственных нужд, но и на вывоз в другие регионы»
Фото предоставлено Г. Берсоном

Гарри Берсон, доктор сельскохозяйственных наук, профессор, академик Российской Академии Естествознания, заслуженный деятель науки. Он приехал на Крайний Север из Ленинграда в 60-х годах развивать здесь тепличное растениеводство, а вначале 70-х с этой же целью был приглашен конкретно в Сургут. Трудно поверить, но тогда это было государственной задачей! Почему сегодня важно вернуться детально к этому вопросу и вспомнить, как это было? Все очень просто – не нефтью единой будет жив наш регион. Все равно рано или поздно придем к освоению ВСЕХ ресурсов нашей богатой страны. Тем более что хорошие наработки и методики уже есть.

– Вы много лет проработали в должности заведующего Сургутским отделом закрытого грунта НИИ сельского хозяйства Северного Зауралья. Расскажите о тех временах. Почему тогда сельскохозяйственная тематика была востребована? Как возникли эти программы по развитию собственной продовольственной базы? Из вашей статьи: в 70-80-х гг. прошлого столетия «в Сургуте теплицы имели 30 различных ведомств, в Нижневартовске — 20». Сейчас трудно в это поверить…

– Немного истории. Начало планомерного развития сельского хозяйства в Арктике было положено в начале 1930-х годов Главным управлением северного морского пути, обеспечивающим судоходство и жизнедеятельность портов морей Северного ледовитого океана – Шпицбергена, Игарки, Дудинки, Диксона, Певека, бухты Проведения. Как это ни странно, но к созданию собственной продовольственной базы активно подключилось и Главное управление лагерей – ГУЛАГ, создавшее в своей структуре сеть подсобных хозяйств и даже опытных сельскохозяйственных станций.

Для научного сопровождения развития в районах Крайнего Севера собственной продовольственной в Ленинграде создали НИИ полярного земледелия (НИИПЗ), животноводства и промыслового хозяйства. Институт имел 14 опытных станций и 16 опорных пунктов, расположенных в обживаемых районах Крайнего Севера.

Послевоенные годы прошлого века характеризовались активным промышленным освоением и развитием высокоширотных регионов с крупными месторождениями полезных ископаемых. Одновременно здесь предусматривалось создание собственной продовольственной базы, способной, как это уже было в системе ГУЛАГ в период Великой Отечественной Войны, прокормить увеличивающееся население продуктами собственного производства. Эта задача полностью возлагалась на возникшие здесь промышленные предприятия различных ведомств, которые обязали, кроме основных промышленных предназначений, иметь в своем составе подсобные сельскохозяйственные предприятия с тепличными цехами для производства лечебно-профилактической овощной продукции.

Вот о выращивании здесь тепличных овощей и поговорим. Эта, несвойственная для промышленников функция, при отсутствии научного сопровождения, не отличалась высокой эффективностью. Зато 30 организаций Сургута, и 20 – Нижневартовска имели свои, невесть какие, но теплицы. Преобладающая часть теплиц Сургута была без почвенного обогрева, дренажа, а иногда и без форточек вентиляции. Наиболее грамотно работали тепличные цеха совхозов Сургутский, Нефтеюганский, Нижневартовский, Шаимский и Стрижевской, принадлежащих нефтяникам, имеющих, в среднем, по 1 га зимних и 0,4 га весенних пленочных теплиц. В зимних теплицах Сургута выращивали до 18,8 кг/кв.м овощей, в пленочных урожаи были в два раза ниже.

Всего в Югре насчитывалось 7 га зимних и 4 га пленочных теплиц. Средний размер теплиц при промпредприятиях не превышал 0,1 га, а теплицы имели очень низкие производственные показатели. В 1972-1974 гг. в Сургуте достраивались два тепличных хозяйства по 1 га – в тресте Сургутгазстрой и в Сургутской ГРЭС. В перспективе на Севере Тюменской области планировали построить 20 га новых теплиц, в том числе в Сургуте – 9 га. Безусловно, такие значительные планы по развитию защищенного грунта должны были бы строиться с научным и технологическим сопровождением, и об этом, видимо, подумали заранее, как в соответствующих ведомствах, так и в региональном НИИСХ Северного Зауралья.

К сожалению, в 1958 г. началось «реформирование» опытной сети НИИПЗ, после которого Институт лишился всех опытных подразделений, был переименован в НИИСХ Крайнего Севера, переведен в г. Норильск, остался без опытных станций, как и ныне Норильск – без сельского хозяйства.

– После реформирования НИИПЗ, ликвидации обширной опытной сети и перевода этого института из Ленинграда в Норильск, он, видимо, утратил свое всесоюзное значение и стал региональным. А как была построена научная работа по развитию сельского хозяйства на Севере Тюменской области и, в частности, в Сургуте? Ведь НИИПЗ имел в нашем регионе 3 опытных станции: в Ханты-Мансийске, Березово и Салехарде.

– В Тюмени был создан НИИ сельского хозяйства Северного Зауралья, и новому институту были переданы две опытных сельскохозяйственных станции – Салехардская и Ханты-Мансийская, при этом Березовская станция НИИПЗ была ликвидирована. Ханты-Мансийская станция не имела возможности проведения широких исследований по овощеводству защищенного грунта. Видимо, поэтому НИИСХ Северного Зауралья и МСХ России приняли решение создать в Среднем Приобье, а именно в Сургуте, свое северное подразделение – Сургутский отдел закрытого грунта.

В 1972 г. в Норильске проходила Всесоюзная научная конференция по развитию сельского хозяйства на Крайнем Севере. Я выступил с докладом о перспективах развития овощеводства защищенного грунта на Крайнем Севере, после которого первый секретарь обкома КПСС Б.Е. Щербина и директор НИИСХ Северного Зауралья академик В.В. Бурлака пригласили меня на работу в столицу нефтяников – г. Сургут – для организации здесь Отдела закрытого грунта НИИСХ Северного Зауралья. Осенью этого же года я переехал сюда.

Приютил меня совхоз «Сургутский», которым руководил молодой директор А.Б. Колунин. В состав совхоза входило тепличное хозяйство из 14 теплиц по 600 кв.м, каркас которых был изготовлен из металлических труб, в котором для обогрева циркулировала горячая вода. Теплицы были построены в болотистом районе города под названием «Таратыновка» (по фамилии зам. начальника управления «Сургутнефть» Б.Н. Таратынова). Весной и во время дождей уровень воды в теплицах достигал корнеобитаемого слоя, и растения погибали от вымокания. Я предложил поднять корнеобитаемый слой растений, высаживая их на соломенных тюках. Это дало возможность растениям развиваться нормально и без выпадов, что позволило повысить урожайность в 1,5 раза. Но это была практика. Мне предстояло наметить программу исследований, создать квалифицированный коллектив, приобрести и завезти необходимое лабораторное оборудование и начать, в первую очередь, агрохимическое обслуживание здешних тепличных цехов.

– Для повышения коэффициента использования теплиц, наряду с овощами, в период с недостаточной освещенностью Вы предложили выращивать цветы методом доращивания. И эта идея была апробирована на примере хризантем на базе тепличного комбината треста «Сургутгазстрой» в 70-е годы. Расскажите, пожалуйста, об этом опыте. Насколько он оказался успешен – с технологической точки зрения, и насколько экономически целесообразен? Какие еще цветочные культуры и какие новые технологии можно назвать для развития этого направления северного растениеводства? Переплюнем ли мы Голландию?.. (Шутка.)

– Да, действительно, в 1973 году я собрал коллекцию 25 высокорослых сортов хризантем разных форм и колеров селекции А.М. Звиргздыня (Латвия), Никитского ботанического сада (Ялта) и НИИ овощного хозяйства (Москва). В 1974 году в межтепличном пространстве мы вырастили необходимый для осенне-зимнего доращивания посадочный материал этих декоративных растений и высадили его после ликвидации отплодоносившей культуры огурца в теплицах СУ-28 треста «Сургутгазстрой». К празднику 7 ноября началось цветение культуры. Радугой разнообразия колеров и тонким ароматом цветов в тепличное хозяйство приходил любоваться весь город. Их цветение продолжалось вплоть до Рождества. Посмотреть на это чудо приходили целыми экскурсиями и даже, помню, прилетали из Якутска.

На будущий год эта красота повторилось, но в Новый 1975 год температура воздуха на улице понизилась до -41 градусов, и не хватало тепла даже на обогрев пекарни и молокозавода. Котельщики ночью приняли решение отключить от горячей воды теплицы без их предварительной подготовки. На следующий день наши теплицы превратились в груды искореженного металла, напомнившие мне Пулковскую обсерваторию после ее бомбежки фашистами в период Великой Отечественной войны. Вся моя коллекция хризантем погибла. От разрыва сердца скончалась и тепличная кошка.

До Перестройки планировалось довести норму обеспеченности теплицами до 1 кв.м на 1 человека, а в Голландии уже приходится 10 кв.м на 1 человека, так что за Голландией нам не угнаться! И это не шутка, а объективная реальность.

– В последнее время опять появляются идеи о необходимости развития северного растениеводства. Говорят об этом и в Югре. Но как быть с преемственностью знаний? Ведь от тепличного хозяйства 70-80-х даже руин не осталось… Да и участников тех опытов уже почти нет… Все создавать с нуля?

– Действительно. Полярное земледелие и северное овощеводство вполне оправдано во многих районах Крайнего Севера, в частности в Югре. Это подтверждается многолетними работами Ханты-Мансийской и Салехардской опытных станций. Имеются даже соответствующие монографии. Преемственность научных знаний надо искать в книгах и научных трудах научно-исследовательских учреждений и монографиях ученых, работавших на Крайнем Севере. Что же касается инженерного обеспечения защищенного грунта, то тут мы безнадежно отстали, и не только от Голландии. Я считаю, что северянам по плечу заказывать современные тепличные комплексы в северном исполнении за рубежом. Я многие годы безуспешно пытался довести эту мысль для руководства газовиков, нефтяников и строителей. Но они предпочли заниматься самостроем. Поэтому-то и появились теплицы на болотах, без обогрева почвы и воздуха, без форточек и деревянные самоделки, не рассчитанные на местные снеговые нагрузки. А в современных тепличных комплексах научное обеспечение следует начинать заново, но с привлечением накопленного отечественного опыта.

– Вы – заслуженный деятель науки, человек с огромными знаниями и кругозором. Наверное, хорошо знакомы и с отечественным, и с зарубежным опытом северного растениеводства. Что сейчас нового в этой сфере? Какие технологии можно назвать прорывными? Чем может похвастаться наша сельскохозяйственная наука, овощеводство в частности? И на что ориентироваться северным земледельцам-практикам?

– Отечественное полярное растениеводство, в частности овощеводство открытого и защищенного грунта, в прошлом имело достойные успехи. Опыт его успешного развития на Кольском полуострове, на Севере Коми, в Якутии и Чукотке уникален и неоспорим, особенно, в военные и послевоенные годы... Поскольку за рубежом нет таких крупных северных городов, как у нас (Мурманск, Северодвинск, Ухта, Воркута, Салехард, Норильск, Магадан и др.), полярного земледелия у них нет. Но, в Норвегии и Швеции успешно функционируют два небольших тепличных комбината с использованием гидропоники и электросветокультуры. Вот, пожалуй, эти две технологии и являются прорывными для успешного развития защищенного грунта в высоких широтах.

В настоящее время в России «реформирование» перечеркнуло все былые достижения. Полярное земледелие было уничтожено. Сейчас предпринимаются попытки возродить его. Но для этого нужна четкая государственная программа и ответственность за ее выполнение. Возрождать сельское хозяйство в высоких широтах должны не разобщенные промышленные ведомства, а непосредственно Министерство сельского хозяйства или совместно с промышленными предприятиями на основе межведомственной кооперации.

Овощеводство защищенного грунта на Севере следует развивать за счет строительства современных комплексов с применением прорывных технологий: гидропоники, автоматизации производственных процессов, светодиодного досвечивания, многоярусной культуры при обогреве недорогими источниками тепла (отходящее тепло компрессорных станций, геотермальное тепло). Достаточно сказать, что под Тюменской областью запасы геотермального тепла соответствуют объемам воды Черного, Каспийского и Азовского морей вместе взятых. Но это далекая и, возможно, несбыточная перспектива промышленного производства овощей. Что же касается огородников-любителей, тут наша наука впереди планеты всей: разнообразие новых сортов практически всех овощных культур, различные почвосмеси для рассады, регуляторы роста, средства защиты растений от вредителей и болезней, конструкции малогабаритных теплиц и парников, инструментарий…

– В истории сургутского растениеводства есть один любопытный факт. Связан он с легендарной личностью – строителем энергетики Игорем Киртбая. Он мечтал построить на крыше оранжерею на гидропонике. Что еще раз подтверждает неординарность его натуры. Вроде, существовал даже проект этой оранжереи.

– Когда Игоря Киртбая отлучили от энергетики, он устроился работать в какую-то проектную компанию, называемую «Монолитом», ее контора размещалась рядом с моим домом в общежитии (я жил тогда по улице Дзержинского, 6). Иногда он заходил в гости. Он очень переживал свой уход из созданного им треста. Но о своих бедах не распространялся. Чтобы поддержать его, из Москвы приехала его подруга, кажется, гражданская жена – актриса (инициалов ее я уже не помню). Там же в конторе Игоря она давала бесплатно свои концерты, читала стихи и рассказы. Вскоре и Игорь уехал к ней в Москву. Что стало с «Монолитом» и его документацией, я не знаю, как и не знаю, куда девался аналогичный проект теплицы на крыше здания вашего университета. Он был закончен еще при мне. Когда-то это здание принадлежало «Ленпроекту», директором был, кажется, С.В. Билецкий.

– Давайте еще раз вернемся в Сургут 1970-80-х годов. Вы были знакомы со многими известными сургутянами того времени, а об Игоре Киртбая и Викторе Гончаренко вы даже написали поэмы. Можете поведать какие-то интересные и малоизвестные факты о людях и событиях тех лет?

– Здесь я могу лишь назвать людей, которые живо интересовались нашими работами и помогали в меру своих возможностей: В.В. Гончаренко, помимо школ, жилых и административных зданий построил в Сургуте первые типовые теплицы, хлебозавод, молокозавод, мясоперерабатывающий комбинат, клуб. Он-то и предоставил нам помещение под лабораторию и разрешил экспериментировать в ведомственных теплицах.

И.А. Киртбая мечтал построить монолитное здание с гидропонной оранжереей на крыше. Я курировал ее проектирование, надеясь поработать там. И.А. Рыжиков – директор одного из тепличных комбинатов, вместе с которым мы внедрили и исследовали капельное орошение при выращивании огурца. К сожалению, смелые новаторские и эффективные решения не всегда находили положительный отклик у вышестоящего начальства и чиновников, предпочитавших сместить ретивых энтузиастов.

Очень помог в становлении нашего отдела зам. председателя Сургутского горисполкома Л.Ю. Рокецкий, выделивший мне квартиру для проживания и поставивший нас в очередь на выделение стационарного служебного помещения и лично приходивший познакомиться с результатами нашего труда. Но были и такие, которые словом и делом мешали нам работать.

– С высоты своего жизненного и профессионального опыта, скажите, что ждет Югру в плане развития здесь сельского хозяйства, с учетом местных агроклиматических ресурсов? Ваш оптимистический и пессимистический прогнозы.

– К сожалению, оптимистические прогнозы чаще всего не оправдываются.

В первой своей книге «Гидропоника на Крайнем Севере» (1964 г.) я обнадежил читателя, что скоро на Крайнем Севере будут строить целые города под стеклом, озелененные разнообразными растениями на гидропонике. Действительно, норильские архитекторы проектной конторы создали такой проект, который так и остался мечтой. Что же касается промышленного выращивания растений без почвы, то этот метод получил широкое развитие, но не на Крайнем Севере и даже не в нашей стране, а в бесплодной Иудейской пустыне.

Переход нашей страны на рыночную экономику вызвал пролонгированный отток населения из районов Крайнего Севера и нарастающее замещение сельскохозяйственной продукции собственного производства на завозные продукты повсеместного спроса. За последние 10 лет население Крайнего Севера сократилось на 60 процентов. С карты Крайнего Севера исчезло более полутора сотен населенных пунктов. В течение грядущих 40 лет ученые прогнозируют таяние 40 процентов ледников и вечной мерзлоты, а также усиление процессов повышения уровня мирового океана и проседание поверхности земли. Эти изменения во многом рукотворны. Их устранение, возможно, позволило бы более оптимистично смотреть на развитие, в том числе и сельскохозяйственное, всего Крайнего Севера.

– Может, все же есть свет в конце туннеля?..

– Согласно данным Академии медицинских наук, взрослому человеку необходимо употреблять в год: 111 кг картофеля и 141 кг овощей, в том числе около 25 кг так называемых нетранспортабельных овощей, выращенных в зимнее время. А поскольку на Крайнем Севере рекомендуются повышенные в среднем на 35 процентов дозы витаминов по сравнению с районами умеренного климата, то и доля несезонных видов овощей в рационе северян должна быть тоже увеличена.

В 1978 г. в районах промышленного освоения Крайнего Севера была намечена программа создания собственной продовольственной базы, в которой наряду с расширением «тыловых баз» по производству и завозу сельхозпродукции на Север предусматривалось и обновление, и развитие тепличного овощеводства за счет конструкций заводского изготовления по типовым проектам.

Считалось, что площадь теплиц должна быть доведена до 1 кв.м. на человека. Для этого на севере Тюменской области планировалось построить 8 тепличных комбинатов: в Сургуте (6 га), в Белом Яру (3 га), в Нижневартовске (4 га), в Октябрьском (2,8 га), Салехарде (2,5 га), Тазовском, Лабытнанги и Уренгое (по 1 га). Ныне многие высокопоставленные лица утверждают, что теплицы на Севере – дорогое удовольствие: оплата труда и обогрев теплиц превысят половину себестоимости овощей. Но современные теплицы за счет механизации и автоматизации производственных процессов на основе гидропоники позволяют резко повысить урожайность овощей и существенно снизить затраты труда на их выращивание. Обогрев же этих теплиц отходящим теплом или геотермальными водами сделают собственные овощи дешевле и полезнее завозных.

Еще полвека назад советский ученый Я.Я. Яновский писал: «Запасы термального тепла на Севере более чем достаточны не только для собственных нужд, но и для производства овощей и фруктов на вывоз в другие районы страны!» Но для этого нужна и государственная воля.

Вы прочитали существенно сокращенную версию интервью с Гарри Берсоном. Полный текст (вместе со стихами этого ученого про Виктора Гончаренко!) вы можете увидеть в сообществе «Сургутский ботанический сад» ВКонтакте, а также в Facebook и Instagram .



15 марта в 22:42, просмотров: 1839, комментариев: 0


Комментариев пока нет.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться


Топ 10

  1. ​Полицейские Сургута нашли взятку в носке // ВИДЕО 1448
  2. ​Когда «Русские витязи» выступят в Сургуте: точное время и схема перекрытия 1398
  3. ​Дополнительные выходные каждый месяц! Смотрим производственный календарь – 2022 1283
  4. Куда сходить в Сургуте на выходных 18-19 сентября? // АФИША 993
  5. Югорские спортсмены Храмцов и Батыргазиев признаны «Мужчинами года» 917
  6. ​Жительница Сургута собственноручно облагораживает придомовую территорию 892
  7. ​В Нижневартовске загорелась пустая квартира 875
  8. ​«Молю Бога, чтобы кончился дождь»: от сургутян ожидают высокой явки на выборы, несмотря на погоду 870
  9. ​Штормовое предупреждение в Югре продлено до 19 сентября 830
  10. Кубанычбек Айдаров проголосовал в Сургуте 818
  1. ​«Русские витязи» – в Сургуте // ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ВИДЕО 4215
  2. На мосту «Бегущая лань» обновят граффити до 15 сентября 4031
  3. В Нижневартовске открылся Литературный сквер 3976
  4. В Нефтеюганске займутся недостроем в микрорайоне 16А 3909
  5. ​Сургутский театр: взгляд изнутри. Владимир Матийченко 3490
  6. ​В Сургуте сгорел балкон в жилом доме 3475
  7. Накануне в Сургуте столкнулись две иномарки: никто не погиб 2825
  8. Война расклейщиков и фальшивые листовки: отношения между кандидатами в думу Сургута накаляются 2819
  9. ​Сургутский драматический театр ждет первый за 20 лет ремонт 2780
  10. ​В Сургуте сложилась огромная диспропорция между развитием экономики и инфраструктурой. И она всех устраивает 2611
  1. ​Замглавы Нефтеюганска ушла в отставку после 30 лет работы в мэрии 9381
  2. ​В думу Нефтеюганска стремится Люцифер 9329
  3. ​Поющий Герман из Нефтеюганска покоряет социальные сети 9203
  4. Нефтеюганец скрывался от правосудия в Марокко 9118
  5. ​Работал в милиции, был бизнесменом, вырастил дочь 8987
  6. В Нефтеюганске продолжается борьба с автохламом 8978
  7. Одно из югорских лесничеств пострадало от незаконной вырубки: ущерб оценивается миллионами 8951
  8. ​Житель Северной столицы приехал в Югру торговать наркотиками, но его задержали 8795
  9. ​В Сургуте построят металлургический завод. Это будет прямо настоящий завод? В черте города? 8779
  10. ​Как отметят День нефтяника в Сургуте: утвержденная программа Сургутнефтегаза 8473