16+
Больше новостей

увеличились 14.3%

остались неизменными 15.9%

уменьшились 41.8%

у меня нет сбережений 28%

Всего голосов: 182

Да 50.8%

Нет 49.2%

Всего голосов: 130

Больше опросов

«Мы предлагаем ввести пятилетний мораторий на закон о плате за капремонт и за это время его доработать» // ТЕКСТ, ВИДЕО

Онлайн-конференция с депутатом Тюменской областной думы Михаилом Селюковым

23 марта в 15:00 в онлайн-студии siapress.ru — депутат Тюменской областной Думы (фракция ЛДПР) Михаил Селюков, с которым мы обсудим различные темы. Среди прочего поговорим о коллекторах, проблемах ЖКХ и депутатских зарплатах. Задавайте свои вопросы!

Дмитрий Щеглов: Здравствуйте, уважаемые зрители, слушатели и читатели siapress.ru. Сегодня в прямом эфире у нас очередная онлайн-конференция, и сейчас мы будем разговаривать с депутатом Тюменской областной думы Михаилом Викторовичем Селюковым. Здравствуйте, Михаил Викторович.

Михаил Селюков: Добрый день.

Д. Щ.: Предлагаю начать с вопроса наших читателей. Один из первых вопросов: «Насколько мне известно, вы курируете программу «Сотрудничество». Насколько она эффективна, какие есть результаты ее реализации» и, соответственно, дополнительный вопрос — что в этом году с ней происходит и что полезного мы сможем из нее получить? Конкретно что касается сургутян и жителей округа.

М. С.: Программа «Сотрудничество» сегодня работает. Документы подписаны до 2020 года — по крайней мере, она должна работать. Эффективность ее мы можем оценивать и как депутаты, и как жители, по реальным делам. Если сегодня взять по городу Сургуту — с горем пополам, но семь детских садов мы построили. Как бы там ни было, это деньги, которые пришли в город не из городского бюджета, не из бюджета Югры, а из бюджета Тюменской области, которые, теоретически, могли бы и не прийти.

Д. Щ.: Но могло прийти больше?

М. С.: Могло прийти больше. Но сегодня деньги, которые распределяются по программе «Сотрудничество», распределяются по предложению правительства Югры. И правительство Тюменской области, согласно предложению правительства Югры, распределяет деньги по определенным объектам. Зависит это в том числе от лоббистских возможностей депутатского корпуса, который представляет город Сургут. Сегодня у нас, по большому счету, наверное, уникальное количество депутатов в думе Югры и в думе Тюменской области, которые представляют город Сургут. Раньше, по крайней мере, такого количества депутатов у нас не было.

Д. Щ.: Это сколько?

М. С.: Можно по пальцам сосчитать. Но сегодня за счет представителей, допустим, только фракции ЛДПР — у нас Крыгин Александр Анатольевич и Сысун Виктор Богданович — такого никогда не было, но это оба сургутяне. Если взять Тюменскую областную думу — ваш покорный слуга, тоже фракция ЛДПР. Мы представляем Сургут в Тюменской областной думе. Помимо этого у нас есть коллеги и из «Единой России», и из других партий, но Сургут никого больше не выбрал. Если нам говорить по программе — все-таки порядка 50 миллиардов рублей программа за последние несколько лет освоила. Если говорить по объектам — помимо детских садов мы сегодня ряд других социальных объектов на территории города Сургута построили. Если говорить по текущей ситуации по деньгам в программе «Сотрудничество», то она зависит от объективной экономической ситуации. Сегодня мы должны понимать, что программа «Сотрудничество» и деньги, которые идут туда, формируются согласно договора между органами власти трех субъектов, который предусматривает, что 29,5 процентов налога на прибыль с территории Югры и Ямала идут в бюджет Тюменской области, и из этих денег часть возвращается на строительство детских садов, школ, дорог, социально значимых объектов. Другой вопрос — эффективности, это то, что мы задаем в комитетах и на областной думе и обращаем внимание правительства Югры — это то, что сегодня по программе «Сотрудничество» начали выкупать объекты. И, к сожалению, выкуп объектов происходит по завышенной стоимости.

Д. Щ.: А как это получается? Это же должно как-то регулироваться? Либо законом, либо какими-то соглашениями, договорами и так далее?

М. С.: На наш взгляд, когда объект строится по обычной прозрачной схеме, через государственный заказ, через государственный контроль, это говорит о том, что тот же детский садик на 300 мест будет стоить порядка 300 миллионов рублей. А то, что сегодня происходит — через деньги программы «Сотрудничество» выкупаются детские сады, сегодня школу выкупили на 800 мест в городе Сургуте, которые строились по программе государственно-частного партнерства, а потом правительство Югры решило вдруг приобрести эти объекты за счет средства программы «Сотрудничество». Но цена того же детского сада вырастает в полтора раза.

Д. Щ.: Почему?

М. С.: Сегодня такая оценка, и правительство Югры утверждает, что это корректно и актуально. На вопрос депутатского корпуса правительство Тюменской области говорит о том, что это было предложение правительства Югры и ответственность перекладывает на Югру. Я бы здесь обратил внимание на то, что все-таки для нас, для сургутян, пускай даже школа выкуплена чуть дороже, чем могла бы быть выкуплена, нам важно, что есть еще один детский сад, есть еще одна школа, и мы свои городские проблемы решаем. Я бы здесь обратил на это больше внимания. А для горожанина, который не может отправить своего ребенка в детский сад, ему без разницы, за какую цену построен тот или иной детский сад, ему важно, чтобы ребенок ходил и получал дошкольное образование. Я думаю, что вопрос контроля, и в том числе депутатского контроля, он сегодня возможен только в одном случае — когда в думе есть представители разных политических сил, разных партий. И то что сегодня у нас происходит в государственной думе, в тюменской областной думе, в думе Югры и Ямала — мы сегодня видим, что есть представители четырех партий, парламентская оппозиция и, конечно, если сегодня взять думу города Сургута, где из 25 депутатов — 25 «единороссов»… Наверное, смотря итоги выборов 2001 года, когда за «Единую Россию» проголосовало меньше 50 процентов населения, возникает естественный вопрос — неужели у нас нет другого мнения? У нас город достаточно продвинутый, достаточно развитый, и я считаю, что у нас есть разные мнения, по крайней мере, как минимум, представители оппозиционных партий в следующие выборы пройдут в городскую думу и работа городской думы оживится.

Д. Щ.: Ну, городская дума — это немножко другое дело, давайте сейчас ближе к вашим епархиям — к окружной и областной. Вы сказали, что зависит распределение денег программы «Сотрудничество» от того, как правительство Югры сделает заявку. Это зависит от того, какое количество депутатов, которые представляют те или иные территории, пролоббируют соответствующую заявку, правильно?

М. С.: Нет. Депутаты — это законодательная власть, правительство — исполнительная. Это две ветви власти. Депутаты могут поднимать вопросы и, в хорошем смысле, лоббировать интересы тех или иных территорий и, естественно, воздействовать на принятие решений правительства. Но не факт, что решение будет так принято. Потому что то же правительство округа сегодня учитывает интересы не только города Сургута. У нас есть и Нижневартовск, и Нягань, и Советский. Ханты-Мансийский округ большой, разный и жизнь в городе Сургуте, Советском, Нягани, конечно, примерно одинаковая, но условия, чтобы уровень жизни бы примерно одинаковым, разные.

Д. Щ.: Понятно, хорошо. Ваши собственные успехи на поле лоббирования интересов Сургута в областной думе — вы можете их назвать?

М. С.: Я могу привести конкретный пример. Допустим, та же наша работа — это была непосредственная инициатива в том числе и моя — по тому, чтобы семь детских садов по программе «Сотрудничество» были достроены. Если напомнить, как это происходило — в начале созыва у нас сложилась ситуация, если помните, когда порядка 20 тысяч ребятишек стояли в очереди. В программе «Сотрудничество» были семь детских садов, которые должны были быть построены в городе Сургуте. На заседаниях областной думы нам докладывали, что деньги под строительство этих детских садов есть, заложены в бюджете, но, к сожалению, строительство не двигалось. Когда мы на комитете областной думы, на заседаниях областной думы, обращаясь к правительству Югры, обращаясь к руководству муниципалитета города Сургута, подняли этот вопрос совместно с депутатами городскими, окружными, областными, «навалились», и сдвинули этот вопрос с мертвой точки. По факту, эти семь детских садов работают, и это плюс.

Если взять второй такой яркий пример. Постоянно у нас на контроле стоял вопрос по строительству сургутского перинатального центра. Сначала 2012 года, как только созыв этой областной думы начался, я под личным контролем держал этот вопрос. Постоянно на каждом комитете на думе я задавал представителям главного управления строительства Тюменской области вопрос, как у нас движется проектирование объекта, потому что проектировали его по программе «Сотрудничество». Порядка 50 миллионов рублей было затрачено на проектирование объекта сургутского перинатального центра. Буквально получив ответ на свой очередной запрос, в котором было указано, что проект готов, цена проекта 9,5 миллиардов рублей, экспертиза проекта пройдена, техническая документация, сметная документация готовы. Вздохнул, думал, наконец-то будем строить. И буквально в это же время получаю информацию, что правительство Югры собирается объявить строительство сургутского перинатального центра по схеме государственно-частного партнерства, при котором цена возросла с 9,5 миллиардов рублей до 18,5 миллиардов. Плюс, опять надо было бы перепроектировать этот объект. Я поехал в Ханты-Мансийск, имел личную встречу с заместителем губернатора, курирующим этот вопрос, и с руководителем департамента. Конкретно никто ответ не дал. Мы с коллегами обратились к лидеру партии ЛДПР, Жириновскому, с просьбой обратить к премьер-министру Медведеву с вопросом, почему так увеличилась цена. После прохождения документов, обращения, премьер-министр дал поручение министерству финансов, которое, сделав экспертизу, сказало, что, при сопоставимых условиях, этот объект должен стоить 13,5 миллиардов рублей. То есть, фактически, 5 миллиардов бюджетных средств мы сэкономили. На мой взгляд, это реальная экономия, которая сегодня есть. Притом что мы постоянно сегодня контролируем строительство этого объекта. Любые вопросы по невыплате заработной платы, нерасчетам с подрядчиками — здесь рядом находится моя общественная приемная, люди приходят, обращаются. Мы выстроили диалог, в том числе с представителями генерального подрядчика, объект сегодня — пока — движется. Мы понимаем, что наш сегодняшний перинатальный центр, при мощности три тысячи родов в год, принимает порядка девяти-десяти тысяч. Работает с тройной перегрузкой постоянно нельзя. Категорически нам необходим новый перинатальный центр или, как он называется, центр материнства и детства. Я думаю, что с помощью всех заинтересованных лиц мы скоро увидим этот перинатальный центр.

Д. Щ.: Хорошо. Вот на вашем месте недавно сидел бывший глава Сургутского района, Дмитрий Васильевич Макущенко, и мы с ним обсуждали межбюджетные отношения. И он как раз говорил, что они построены неправильным, неэффективным способом. И вот ваше мнение — программа «Сотрудничество» — она, с учетом того, что деньги сначала собираются в округах, потом уходят в областное правительство, там все рассматривается и распределяется обратно. Не проще оставлять деньги на местах? Вот эти «блуждания» денег — они правильные или неправильные?

М. С.: Правильные или неправильные — сегодня я бы говорил про другое. Мы сегодня живем в правовом государстве в рамках действующего законодательства. Сегодня с территории Югры собираются деньги, в том числе и в федеральный бюджет, которые значительно превышают бюджет нашего округа. У нас сегодня бюджет округа, для справки, порядка 200 миллиардов рублей. Федеральный бюджет с наших территорий имеет больше триллиона. И сегодня, если говорить, что деньги собираются на территории Югры и идут в бюджет Тюменской области — это некорректно. Сегодня система, по которой и федеральная налоговая служба, и федеральное казначейство, согласно действующего законодательства, эту долю, которая должна идти в бюджет Тюменской области, она автоматически идет и перечисляется. Другой вопрос, что она аккумулируется в бюджете, и эти деньги уже правительство Тюменской области распределяет на социально значимые объекты. Так договорились губернаторы и думы трех субъектов. И это законодательное поле и реалии, в которых мы сегодня живем. Другой вопрос в перераспределении и не всегда честном перераспределении межбюджетных отношений. Это муниципальные бюджеты и региональные бюджеты и региональные бюджеты и федеральные бюджеты. Когда раньше у нас была ситуация, что 60 процентов денег, собираемых на территории, оставались на территории, а 40 уходили в федерацию, то сегодня с точностью до наоборот. У нас сегодня даже меньше 40 процентов остается на территории, а остальное уходит.

Д. Щ.: Но если 200 миллиардов — бюджет округа, и триллион уходит, то соотношение практически один к пяти.

М. С.: Здесь вопрос такой, какой есть. Это сегодня законодательное поле. Но мы, как региональные депутаты, постоянно задаем вопрос. Например, больше года назад сделали такой «налоговый маневр», в котором опять перераспределили доход на добычу полезных ископаемых в сторону федерального бюджета, и региональные бюджеты опять потеряли свои доходы с учетом того, что налогооблагаемая база по прибыли нефтегазовых предприятий уменьшилась. Соответственно, сегодня налог на прибыль — это основной налог для нашего регионального бюджета, для бюджета Тюменской области, Ямала и, в общем-то, для всех региональных бюджетов это основной налог, если не считать дотационные регионы, у кого основной доход — из федерального центра. Поэтому есть проблема. Есть проблема в том, что сегодня, если взять межбюджетные отношения города и региона, мы стали вдруг дотационным городом. Потому что процент налога на доходы физических лиц идет в сторону субъекта РФ и в ущерб города. И бюджет субъекта РФ все деньги у нас забирает, а потом с барского плеча дает дотационному городу Сургуту какие-то деньги. Здесь это вопрос уже межбюджетных отношений и вопрос в том числе депутатского корпуса, который мы избираем, и неравнодушные депутаты, которые задают вопросы на встречах с губернатором, на комитетах, на думах, на депутатских слушаниях. Есть разные формы работы. В том числе тут еще вопрос инициативы городской власти — насколько городской власти сегодня комфортно через своих депутатов задавать вопросы окружной власти.

Д. Щ.: Мне кажется, что городской власти комфортно ничего не делать, сидеть тихо и не отсвечивать, чтобы потом, в случае чего, не получить за свои выступления лишний раз по шапке, из-за того, что они лезут в межбюджетные отношения.

М. С.: Хорошее у вас наблюдение, но это ваше наблюдение. (Улыбается).

Д. Щ.: Хорошо. В завершении разговора о программе «Сотрудничество». Один из комментаторов спрашивает: «В настоящее время приостановлено строительство здания для размещения станции юных натуралистов. Не планируется ли возобновление строительства в рамках программы «Сотрудничество»?». Есть у вас что-нибудь по этому поводу?

М. С.: Докладываю. В конце прошлого года ко мне в общественную приемную на личный прием пришел представитель инициативной группы как раз по зданию, о котором вы говорите. Я направил запрос, получил ответ «Нет денег в городском бюджете».

Д. Щ.: В городском — понятно, их и не будет никогда.

М. С.: Все спроектировали, сделали инженерные изыскания, начали строительство — и заморозили, потому что нет денег. Цена вопроса — миллиард рублей. Нужен миллиард рублей в ценах 2015 года, чтобы достроить этот объект. У нас планируется буквально 28 числа встреча югорской фракции Тюменской областной думы с губернатором Югры, и я в том числе направил свой вопрос по поводу того, чтобы правительство Югры инициировало этот объект в программу «Сотрудничество». Потому что когда в центре города стоит объект, который необходим людям, можно найти миллиард рублей, чтобы его достроить. Тем более что часть уже построена, и необходим не весь миллиард. Инициатива такая с моей стороны в сторону правительства Югры направлена, ответа я еще не получил, держу этот вопрос на контроле, посмотрим как он будет решаться. Более того скажу: представители депутатского корпуса — мои коллеги и депутаты сургутяне, к которым я обращался — горячо поддерживают этот вопрос, и я думаю, что никто не будет против, если нам выделят дополнительные деньги и мы станцию юных натуралистов достроим.

Д. Щ.: Но, насколько я знаю, да и вы только что сказали, программа «Сотрудничество» слегка «просела» из-за объективно ухудшившихся экономических условий. В этой ситуации дополнительное выделение денег хоть как-то реально, как вы сами оцениваете?

М. С.: Я считаю, что когда мы в прошлом году в полторы цены выкупали по программе «Сотрудничество» объекты, то есть фактически на 50 процентов переплачивая, когда мы в прошлом году на заседании областной думы подняли вопрос, когда из денег программы «Сотрудничество» порядка семи миллиардов рублей вложили в очередной проект правительства Югры «Инвестиционно-жилищная компания», которая должна была развивать жилищное строительство, помогать на эти деньги молодым семья, очередникам, но в итоге, получив ответ на запрос, который мы отправляли, получилось, что фактически эти деньги перекочевали через эту «Инвестиционно-жилищную компанию» из бюджета Тюменской области в бюджет Югры и распределились там по своим нормативам. К чему я это говорю — при желании найти деньги можно, но сегодня есть депутаты, которые отвечают за бюджет Югры. Сегодня бюджет Югры составляет порядка 200 миллиардов рублей. Из 200 миллиардов рублей, я думаю, что миллиард рублей на завершение строительства найти можно. Это если говорить про программы окружные. Если говорить про деньги по программе «Сотрудничество», я еще раз говорю — есть процедура, я обратился. Какой ответ мне дадут, я готов вам письменно сообщить. Я считаю, что на сегодняшний день деньги в региональных бюджетах пока есть. И если мы будем неравнодушно обращаться к представителям региональной власти, то мы добьем этот вопрос — вода камень точит.

Д. Щ.: Еще вопрос, отчасти касающийся вашей деятельности. Один из комментаторов спрашивает про «ЮТэйр». У нас не так давно областной и окружной бюджет скинулись на то, чтобы помочь ЮТэйру выбраться из тех экономических и финансовых проблем, в который авиакомпания находится. Однако вот читатель спрашивает, почему билеты такие дорогие и где справедливость — народ скидывается своими деньгами в бюджеты, из этих бюджетов выделяются деньги, чтобы спасать ЮТэйр, а ЮТэйр продолжает себе жить и оставлять цены на билеты для тех же людей на высоком уровне.

М. С.: Вопрос на самом деле очень важный, но смотреть на него нужно с разных сторон. Во-первых, ЮТэйр это практически сегодня единственная компания, которая решает региональные перевозки. Во-вторых, сегодня у нас помимо региональных перевозок есть и авиационное обслуживание тех же МЧС, санавиации и так далее. Без авиакомпании такого уровня нам сегодня было бы сложно. В-третьих, та же авиакомпания решает сегодня вопросы нефтяников и газовиков по вертолетному обслуживанию. То что деньги были выделены из бюджетов. Мягко говоря, вопрос возник таким образом, что вот, уже довели до ручки авиакомпанию, порядка 150 миллиардов было долгов, и на момент, когда пришли к депутатам и сказали, что если мы не выделим эти деньги, авиакомпания прекратит свое существование, реструктуризация не пойдет, эти долги не растянутся — был сложный вопрос. С одной стороны, у нас есть масса направлений, куда эти деньги отправить, а с другой стороны, нужно спасать авиакомпанию. Здесь вопрос в следующем: какие сегодня, в том числе и кадровые вопросы будут приняты по наведению порядка в этой авиакомпании. Потому что став акционером, представители правительства Тюменской области и Югры, сегодня должны поставить этот вопрос очень жестко. На мой взгляд, было бы корректно, если бы в совет директоров авиакомпании вошли представители депутатского корпуса — не только представители исполнительной власти, но и законодательной. Если говорить про ЮТэйр, я вам приведу пример. Помимо тех миллиардов, которые вложены в уставной капитал, мы вкладываем порядка 500 миллионов рублей по программе «Сотрудничество» на субсидирование перевозок, чтобы билеты были дешевле. Я летал три года назад в Тюмень на авиакомпании ЮТэйр. Самолет ATR, билет стоил 6600. Сегодня он стоит восемь тысяч рублей. И как-то так получается, что вроде мы 500 миллионов дотацию, вроде мы в уставной капитал миллиарды рублей даем, а цена растет, количество рейсов уменьшается. На мой взгляд, здесь все-таки надо очень серьезное внимание этой авиакомпании уделить. И если мы, как акционеры, зададим вопрос: «Коллеги, если мы деньги платим за счет жителей Югры, Ямала и юга Тюменской области в вашу авиакомпанию, почему вы за счет наших денег развиваете перевозки по России?» — они же летают не только в нашем регионе. Обратите снимание на то, что нужно снизить цены. Почему из Сургута в Новосибирск ЮТэйр летает за девять тысяч, а пришел S7 и летает за пять тысяч? Эти вопросы мы задаем на комитетах, пока, к сожалению, эти вопросы остаются без ответов.

Д. Щ.: Хорошо. Вопрос к вам как к ранее кандидату в губернаторы Тюменской области. Вопрос очень классический. Один из ключевых слухов, который летает вокруг нашей так называемой «Тюменской матрешки», — это слияние области с округами. Ваше мнение по поводу объединение, а также по переносу столицы области из Тюмени в Сургут?

М. С.: Когда проходили выборы губернатора, я не раз заявлял, что Ханты-Мансийский автономный округ — Югра является совершенно автономным субъектом РФ. Да, он находится на территории Тюменской области, но сегодня, работая в областной думе, понимаешь, насколько мудрый был подход в эпоху 90-х годов, когда все разваливалось и разрушалось, а мы смогли создать такой сложный субъект РФ, сбалансировав все интересы и Ямала, и Югры, и юга Тюменской области. И в конечном итоге мы сегодня работаем практически в единой команде. Представители областной думы избираются из Ямала, Югры, с юга области, и все вместе мы работаем, движемся вперед и пытаемся улучшить жизнь на территории области и округов. То что касается переноса столицы в Сургут — здесь вопрос, мягко говоря… Кто-то недавно предложил перенести столицу РФ из Москвы в Севастополь.

Д. Щ.: Раньше говорили — в Екатеринбург.

М. С.: В Екатеринбург, в Новосибирск…

Д. Щ.: Может быть в этом есть какая-то сакральная логика? Столица аккумулирует в себе развитие. Перенесли столицу — город развили. Передавай дальше эстафету.

М. С.: Логики бывают разные. Если взять развитие той же Америки, есть Вашингтон — небольшой город, который является столицей, и есть Нью-Йорк, который является промышленным центром. Если взять округ — Ханты-Мансийск небольшой город, но является столичным, и Сургут — большой промышленный, транспортный и логистический узел. На сегодняшний день это, во-первых, большие затраты по переносу. Потом, почему тогда в Сургут, а не в Ханты-Мансийск? Или Салехард? Здесь вопрос не ко мне, скорее всего, а к людям, которые проживают на территории — как они чувствуют и воспринимают необходимость оставить все как есть или совершить перемены? На мой взгляд, мы сегодня живем достаточно стабильно, развиваемся. И что-то менять, делать резкие движения — наверное, преждевременно.

Д. Щ.: Давайте ближе к нашим городским проблемам. Недавно у нас было очень трагическое событие — пожар, погибли люди. Отчасти из-за того, что спецтехника просто не могла заехать во двор. Один из наших комментаторов спрашивает — что можно сделать в этой ситуации, что вы, как парламентарий, можете сделать, и что вы делаете, чтобы предотвратить в будущем подобные инциденты?

М. С.: На самом деле, очень горестный момент. Действительно, погибли люди. У нас, к сожалению, в стане, пока человек не погибнет, не вскрывается какой-то ворох проблем. Сегодня я вижу, что чиновничья братия пытается переложить ответственность и назначить каких-то ответственных за эту проблему. Конечно, системы дымоудаления должны были работать. Конечно, кто-то их работоспособность проверял. Кто-то смотрел над тем, как должна работать система дымоудаления. Но вопрос — я буквально на днях заезжал на Университетскую, 21 — высотка. Там шикарный шестиметровый проезд перед домом. Но, извините, он с двух сторон заставлен машинами. Спецтехнике проехать в принципе невозможно. Проблема, с одной стороны, в том, что людям поставить машину негде, а с другой — проехать спецтехнике невозможно. Лично я этот вопрос поднимал в 2011 году, когда мы с коллегами проезжали по этим высоткам и задавали вопрос, как будут проезжать пожарные машины в случае пожара? Тогда проводились учения. Пожарные не могли достать до 16 этажа многоэтажек. Мы позанимались этим вопросом. Мой коллега, депутат думы Югры, Александр Анатольевич Крыгин, написал обращение на имя прокурора. Потому что мы считаем, что тут есть доля ответственности и городской власти. Объясню, почему. Еще в 2007 году было распоряжение администрации города Сургута о подтверждении комплекса мероприятий по выполнению положения о первичных мерах пожарной безопасности в границах города Сургута. Я специально посмотрел. Там было такое мероприятие: «Проектирование многоуровневых автомобильных стоянок в микрорайонах города для освобождения подъездов к зданиям и сооружением от стоянок личного автотранспорта». Где у нас многоуровневые стоянки построены? У нас с одной стороны говорят — вы уберите со дворов машины. А с другой стороны — так вы людям условия дайте. Да, есть паркинги, которые стоят больших денег. Люди не готовы платить даже пять тысяч в месяц дополнительно за аренду этого паркинга, чтобы ставить там машину. Но, конечно, когда есть бесплатная альтернатива, ей люди и будут пользоваться. А где муниципальные власти, муниципальные чиновники, которые сегодня должны навести порядок в этом вопросе? Конечно, порядок щекотливый. Конечно, нам надо разговаривать с людьми. Но этим вопросом надо заниматься. Где гарантия, что завтра, не дай бог, что-то где-то опять не загорится и опять люди не погибнут? В любой другой дом такой заедете — то же самое. Невозможно проехать. И когда после пожаров начинаются комиссии по ГО и ЧС: «Мы будем думать, как делать площадки для подъезда пожарных машин». Ну что это? Десять лет думают, а после пожара за два-три месяца надумывают.

Д. Щ.: Ну, теперь петух клюнул, понятно. Что-нибудь придумают. Тут другой вопрос — каким образом вы видите решение этой проблемы в плане нахождения компромиссов между людьми, которые не хотят платить за парковку, — есть очень малое количество людей, которые платят за эти подземные парковки, они их покупают, есть строители, которым неинтересно покупать дополнительную землю, чтобы люди ставили свои машины, потому что ты все равно никогда в жизни не купишь столько земли, чтобы люди поставили свои машины и всем всего хватило, потому что машин очень много. Это же клубок проблем очень серьезный, и где найти точку равновесия?

М. С.: Когда мы застраиваем микрорайоны многоэтажными домами, вот это постановление администрации № 2168 от 15 октября 2007 года четко говорит решение вопроса: надо закладывать многоуровневые паркинги.

Д. Щ.: А они точно так же будут стоять пустые. Нам застройщики говорят: мы даем людям возможность арендовать или покупать эти места, люди не покупают и не арендуют, потому что они могут поставить возле дома бесплатно.

М. С.: Если машина, которая стоит во дворе, мешает проезду пожарной машины, значит, надо создавать условия для эвакуации этой машины. И переложить ответственность на владельца этой машины, если в случае пожара приедет пожарная машина и снесет их автомобиль. И никто не будет компенсировать. Тогда владелец будет четко понимать, что лучше он заплатит несколько тысяч в месяц за парковку в подземном паркинге, или если будут многоэтажные паркинги, и там парковка будет стоить еще дешевле. Вопрос этот сложный и его нужно решать. На мой взгляд, нужно посмотреть как это решается в других городах.

Д. Щ.: А в Тюмени как?

М. С.: Я вам скажу так, что в Тюмени я в эту проблему предметно не погружался, потому что моя зона ответственности — это все-таки Ханты-Мансийский округ — Югра. Я задал эти вопрос, но ответы пока не получил. Но нужно сравнивать. И вы правильно направили, потому что на сегодняшний день у нас на территории два больших муниципалитета — Тюмень и Сургут, проблемы которых сопоставимы. В Тюмени есть проблема с новыми микрорайонами, есть проблема с парковками, и эта проблема сегодня решается — если взять пробки — строительством различных путепроводов и развязок. С точки зрения парковок я вопросы отправил, но ответов пока у меня нет.

Д. Щ.: Хорошо, давайте дальше. Раз мы говорим про пробки и дороги. Еще один читатель пишет. Началась весна. Вы знаете, какие у нас проблемы с дорогами, а также у нас есть проблемы с тротуарами. Люди падают, ломают ноги, машины скользят, попадают в колеи и врезаются друг в друга. Ваша партия или вы лично что-нибудь делаете для решения этой проблемы?

М. С.: Я отвечу на этот вопрос следующим образом. Если мы помним, буквально недавно, когда была большая проблема дорог в городе Сургуте, когда асфальт сняли, и больше месяца не закатывали. Что касается нашей партии, мы на тот момент провели автопробеги, митинги и, к сожалению, так получилось — а может и к счастью — что после этих митингов и автопробегов буквально за две-три недели закатали город. Сотни миллионов рублей были получены муниципалитетом, вложены в эти дороги. Но вопрос в другом. Мы сегодня ездим по дорогам — опять эти колеи. Вот, буквально был ремонт сделан. Качество работ? Ехать невозможно. Вчера выпал снег. Сегодня еду по улице Энергетиков — дорога не почищена. Кто виноват, что дорога не почищена? Нет денег в бюджете? А сегодня если дорога не почищена — это опять аварийность. Если не почищена дорога — тем более не почищены тротуары. Я вчера проводил прием по личным вопросам, пришел человек, спрашивает, что делать? Шел, было скользко — упал. Что делать? У нас что, песка нет в городе? Это вопрос конкретной ответственности муниципальных чиновников за городское хозяйство. На мой взгляд, решение этого вопроса — такое же как на региональном уровне. Когда представители различных партий будут участвовать в работах дум, и городская власть будет формироваться в том числе представителями оппозиционных партий. Когда не будет «рука руку моет». Когда будет человек, который неравнодушен, задавать вопросы — я думаю, мы сдвинемся. А когда, как вы правильно сказали, «ничего не делать, лишь бы нас не увидели» — это, наверное, неправильная позиция. Вот, мы уже дожили до того, что у нас люди горят, задыхаются в подъездах. Кто это должен был сделать? Президент должен был приехать и сделать, навести порядок? Губернатор? Депутаты? Есть же муниципальные чиновники, которые получают неплохие зарплаты. А если сравнить с пенсией, которую получают наши старики. У нас у чиновников достаточно высокая заработная плата.

Д. Щ.: Кстати, мы с вами хотели обсудить вопрос зарплат и чиновников, и депутатов. Недавняя акция, посвященная тому, что «давайте сократим зарплаты высших чиновников» — она, как вы думаете, популизм или какое-то более-менее искреннее желание сэкономить бюджетные средства, показать, что высшие органы власти тоже готовы вместе со всеми слегка «поджать» свои аппетиты и амбиции?

М. С.: Хороший вопрос. Я на него отвечу так. После того, как депутатам госдумы в три раза подняли заработную плату, а потом спустя чуть больше года два раза сократили на десять процентов — сами ответьте на свой вопрос. Популизм это или не популизм? Вопрос с зарплатой всегда сложный. Зарплата — это плата за труд. Если ее зарабатывать, то это одно. Если ее получать — другое. Что касается депутатов регионального уровня. Сегодня, если взять депутатов думы Югры, у них не такая высокая заработная плата. Сегодня все декларируют свои доходы, все публично. Почему доходы губернатора округа меньше, чем главы города Урая, например, или Нижневартовска?

Д. Щ.: По идее, все же должно быть прописано и обложено нормативными актами?

М. С.: Все прописано и обложено. Тут вопрос — как ни называй, главное, в печку не ставь. Вопрос в другом. Должна быть какая-то Табель о рангах. Если у нас пенсионер с пенсией порядка 15-18 тысяч рублей, в среднем, а зарплата у работающего чиновника 180 тысяч рублей.

Д. Щ.: Это какого уровня чиновник должен быть, чтобы он получал 180 тысяч?

М. С.: Ну, вот я буквально вчера разбирался в зарплате главы города Урая — там порядка 400 тысяч рублей в месяц. Я думаю, что это уровень зама главы города. Но я говорю про другое. Когда чиновник или депутат получает зарплату в десять раз выше, чем зарплата средняя по отрасли или пенсия, то это наверное неправильно? Если вспомнить советскую практику, когда пенсия была процентов 70-80 от оклада. 120 — средняя зарплата по стране, пенсия — рублей 80. Люди достаточно себя неплохо чувствовали, с учетом того, что уже и машину, и квартиру покупать не надо, и на вещи расхода меньше. Я считаю, что сегодня надо внимательно посмотреть на оплату труда людей, которые получают деньги из бюджета. Это первое. Второе — отдельным темпом надо посмотреть на оплату труда людей, которые работают в госмонополиях. Фактически, это все завышает рынок труда. И люди, которые сегодня — я думаю, у журналистов вряд ли зарплата по 400 тысяч рублей в месяц?

Д. Щ.: Более чем вряд ли.

М. С.: Поэтому, я, допустим, сегодня работаю и осуществляю депутатские полномочия без денег, на общественных началах.

Д. Щ.: Насколько я знаю, кроме госдумы, так у всех депутатов городов и округов, кроме председателей и заместителей?

М. С.: В законодательных собраниях работают депутаты — часть на оплачиваемой основе, часть — на неоплачиваемой основе. Допустим, в Тюменской областной думе из 48 депутатов на зарплате работают 27. В думе Югры пропорция примерно такая же. В муниципальных думах сегодня на зарплате работают председатель и зампредседателя. Но стоит вопрос в том, чтобы и эти ставки убрать из оплачиваемых областей. Если взять, допустим, Ханты-Мансийск, то председатель их думы уже сегодня работает без зарплаты. Поэтому работа идет, вопрос движется, но когда снижают зарплату на десять процентов, отвечая на ваш вопрос, я считаю, что это больше некий пиар-ход и сигнал для нижестоящих чиновников, что нужно двигаться по пути сокращения оплаты труда.

Д. Щ.: Хорошо, но все-таки. Как в Сингапуре сделали в свое время, когда там была страшная коррупция. Ли Кван Ю поставил очень высокие зарплаты для своих министров и сопроводил это высочайшей ответственностью за любые коррупционные преступления, решив этим на 90 процентов эту проблему. То есть люди приходили на должность, они знали, что зарплата у них будет очень хорошая, как у какого-нибудь топ-менеджера, но они понимали, что если своруют хотя бы один доллар, то их просто «грохнут». И люди работали и жили нормально. Может быть, речь идет не о том? Например, условно говоря, замглавы города несет ответственность за городское хозяйство или строительство, и может быть вполне логично, что он получает свои 180-250 тысяч. Другой вопрос, какую ответственность он несет за свое служебное несоответствие и как он эти деньги получает? Может быть нужно, чтобы чиновники эти деньги зарабатывали, как вы сказали, чтобы они были мотивированы лучше работать и за свою результативность получать хорошие деньги?

М. С.: Ключевое — это, конечно, ответственность. Нас любят сегодня сравнивать с Сингапуром, но посмотрите по площади Сингапур и даже Сургутский район. Чуть-чуть несопоставимо. Я не говорю про РФ.

Д. Щ.: Да, и ВВП несопоставимы совершенно.

М. С.: Вот у меня сегодня зона ответственности, как у депутата областной думы, это половина Ханты-Мансийского округа. И если когда садишься в машину и едешь в Нижневартовск 200 километров, дальше — Радужный, в другую сторону — в Нягань 700 километров или в Советский, даже не доезжаея до Белоярска, понимаешь, что у нас даже округ огромный.

Д. Щ.: Да, но ведь дело не в расстояниях, дело в людях.

М. С.: Я пытаюсь сказать о том, что сегодня вопрос не в том, какая зарплата — 180 или 70 тысяч — важно, какая разница между людьми, которые получают сегодня ту же пенсию, между людьми, которые работают в детских садах, в школах. Буквально на прошлой неделе я проводил встречу в спортивной школе «Югория». Подходят ко мне люди, и говорят, почему у нас сегодня, выполняя поручение президента, у тренера зарплата 160-180 тысяч, а у методиста 16-18? Почему такая ситуация? Вот, реальный пример, когда у нас идет этот перекос. Казалось бы, и то — бюджет, и это — бюджет. Ответить людям сегодня можно только одно — придите в приемную, пусть ответственные за это чиновники вам объяснят, почему сегодня такой подход. И это не единичный случай. Такой же подход в лечебных учреждениях, такой же подход в образовании. Я в Пыть-Яхе был месяц назад. Так же подходят учителя, технические работники, без которых тоже никуда. И вот эта вилка между максимальной и минимальной зарплатой, она не стабилизует ситуацию в обществе, рано или поздно она приведет к социальному взрыву. А то что сегодня много любят говорить, что у нас главы муниципальных образований, главы субъектов РФ так много работают, поэтому им надо автомобили иностранной марки за несколько миллионов рублей, зарплату несколько сот тысяч рублей — я не против из своего кармана, как налогоплательщик, платить эти деньги. Так тогда наведите порядок: на дорогах, чтобы тротуары посыпались, чтобы чистились вовремя. Тогда, может быть, мы и будем себя комфортно чувствовать. А когда я пришел и свои 50-60 тысяч зарплаты получил, а глава, который получает 300-400 — это же, наверное, не очень правильно? Кто зарабатывает, тот может зарабатывать хоть миллионы. А кто получает за счет налогов, за счет тарифов, за счет природной ренты — здесь нужно ограничивать государственными тарифами.

Д. Щ.: Последний вопрос, у нас осталось буквально пять минут эфира. Любимая тема — капремонт. По капремонту сейчас что-то происходит в этой сфере? Какие-то инициативы рассматриваются, решаются? Что-то новое есть в области этого очень спорного и очень раздражающего людей вопроса?

М. С.: Сейчас о капремонте не говорит только ленивый. С учетом того, что в сентябре будут выборы, все активизировались. Почему? Потому что сегодня эта проблема и эта несправедливость касается каждого. Навести прозрачность в этом вопросе и объяснить людям, за что мы платим деньги, действующая власть не желает. Если брать меня, коллег моих по фракции, с госдуме, в Тюменской областной думе, в думе Югры, то представители партии ЛДПР изначально голосовали против этого закона. Объясню, почему. Потому что сама постановка — то, что вы теперь собственники и должны платить — она от лукавого. Давайте разбираться. Да, мы собственники. Если я приватизировал квартиру в доме, в котором 25 лет не делался капремонт, то стоп. Если вы говорите, что я должен платить за капремонт, то вы сначала сделайте капремонт нашего дома, а потом берите с нас деньги. Следующий вопрос — деньги вы берете в некий югорский фонд капремонта. Скандал по директору фонда все мы прекрасно знаем, когда за наши деньги человек получал миллион рублей — к вопросу о зарплатах. Получал он в рамках законодательства или нет — я, кстати, думаю, что с законодательством там было все в порядке — но вопрос в совести. Что ты сделал доброго и хорошего для людей на миллион рублей? Если ты сто миллионов принес людям — ну, забери свой миллион зарплаты. А если ты сделал только то, что собрал наши деньги и положил в банк, а на эти проценты выплатил себе заработную плату — ну, наверное, это неправильно. Мы живем в правовом поле, этот закон, к сожалению, принят и мы сегодня действуем по пути внесения изменений в этот закон. Последнее наше предложение было — ввести мораторий на пять лет на действие этого закона. Предыдущие наши действия были, когда инициативная группа собиралась по референдуму по взносам на капремонт, представители нашей партии в окружной и областной думе поддержали эту инициативную группу — к сожалению, вопрос тоже не прошел. Если касается денег — также ситуация была парадоксальна — деньги собирались, но они даже не могли размещаться на депозитах в банках. Поправили, что хоть какие-то деньги банки компенсировали — хотя бы на текущие банковские услуги, затраты. То что касается прозрачности — мы не раз говорили, что людям нужно объяснять. Есть дом, например, Свободы, 2. У него должен быть собственный счет, на который должны люди накапливать деньги и должны понимать, как прозрачно распоряжаться этими деньгами. Но когда на встречах приходят люди и спрашивают: «Как с меня берут деньги, если в прошлом году мою «деревяшку» отремонтировали, в этом году берут деньги, говорят — через 30 лет будут делать ремонт, а она уже 50 лет стоит». Представители «Единой России» буквально недавно в Тюмени предложили освободить от уплаты взносов на капремонт на 50 процентов людей с возрастом свыше 70 лет, на 100 процентов — свыше 80 лет, одинокопроживающих и малоимущих. На мой вопрос — а сколько у нас средняя продолжительность жизнь в Тюменской области, поступил ответ — чуть больше 70 лет. Кому мы это делаем? На наше предложение освободить хотя бы на 50 процентов пенсионеров, получили отказ. Чистейшей воды популизм, на мой взгляд. Реально объективно и предметно никто не хочет людям объяснить, как эти деньги будут расходоваться. Сейчас следующая волна будет — вопрос подрядным организациям, которые осуществляют ремонт этих многоквартирных домов. У нас сегодня жители насколько допущены к контролю над выполнением работ? Вопрос сложный. Если вы помните, пять лет назад, перед выборами 2011 года был такой широко разрекламированный лозунг «Коммунальные инспекции»? Где она, эта коммунальная инспекция? Вопрос сложный, звонкий и касается каждого. И каждый из нас, в зависимости от квартир, кто-то 700 рублей в месяц вынужден платить, кто-то тысячу рублей. Я готов платить, если я буду понимать, куда, на какие работы эти деньги пойдут. А если виртуально — как когда в Сбербанке у людей деньги были, потом — оп! — всем «простили». Люди фактически лишились своих сбережений. Где гарантия, что деньги из капремонта точно так же не уйдут? Государственных гарантий, на мой взгляд, на сегодня недостаточно. Государство если собирает, оно обязано гарантировать людям, что эти деньги никуда не денутся.

Д. Щ.: За те пять лет моратория, что вы предлагаете, что вы предлагаете сделать с законом?

М. С.: Если погрузиться чуть-чуть в историю, у нас в 2005 году был введен Жилищный кодекс. До 2005 года, если мы все помним, в расчетках были строки «На капремонт», «На текущий ремонт», «На содержание». Потом, после введения Жилищного кодекса мы продолжили платить, грубо говоря, те же 100 рублей, только все они стали называться «На содержание». Где фонды, которые были накоплены на капремонт домов, которые были накоплены? Реальный пример, на мой взгляд, сегодня, который корректен, это пример Петербурга. При стоимости капремонта в 16 рублей, люди платят два рубля. Остальное дотирует региональный бюджет. Людей приучают платить за капремонт — за него платить надо, дома ветшают, их надо восстанавливать, лифты сегодня большая проблема — но когда сегодня мы вводим рубль по стране, для регионов, приравненных к Крайнему Северу, два рубля тариф, а остальное компенсирует государство. В чем проблема? Почему мы это не делаем? Но с 2005 года до 2015 года государство это делало? Сотни миллионов рублей региональный бюджет выделял на капремонт. Он назывался по-другому, но выделялись эти деньги. В один момент решили не выделять и накрутить у людей некомфортное отношение к власти по поводу взносов на капремонт. Мы считаем, что платить надо. Но давайте введем на пять лет мораторий, сделаем плату рубль с квадратного метра, и люди потихоньку начнут платить. Сделаем максимальную прозрачность по сборам. И система заработает. А когда с шашкой выскакивают некоторые представители некоторых партий. Вначале не выслушивают нас, делают ошибку, а потом начинают лихорадочно исправлять и делают следующую ошибку.

Д. Щ.: Выбрали мы все время эфирное. Спасибо, у нас в гостях был Михаил Виктрович Селюков, депутат Тюменской думы. Уважаемые зрители, вы можете посмотреть это видео на нашем канале на youtube.com, на портале siapress.ru, послушать аудио и почитать расшифровку. Спасибо за внимание и до свидания



31 марта 2016 в 18:40, просмотров: 4393, комментариев: 12


Комментарии:
Чехов
Здравствуйте. Насколько мне известно, вы курируете программу Сотрудничество. Насколько она эффективна? Какие конкретные результаты от ее реализации?
Таня Власова
Добрый день, Михаил Викторович!
У меня такой вопрос: Когда Главу Сургута отправят за халатное отношение к городу и горожанам в отставку?
Дэн Ххх
Комментарий удален модератором из-за нарушений правил сайта.
Дэн Ххх
Здравствуйте! Вам известны случаи коррупции или другие преступления в которых участвовали депутаты или чиновники города, какие действия вы предприняли. Являетесь ли вы корупционером и нарушали или нарушаете закон?Как вы относитесь к назначенцам попову и комаровой и какие были предприняты с вашей стороны действия как депутата по незаконному назначению этих товарищей и по действиям Президента и К по нарушению Конституции РФ?
Швондер
Михаил, а почему всегда лдпр не слыхать-не видать а в определенные промежутки времени оно развивает такую кипучую деятельность что жуть? Может как-то равномернее, товарищи?
Добрый
В настоящее время приостановлено строительство нового здания для размещения станции юных натуралистов. не планируется ли возобновление этого объекта в рамках программы "Сотрудничество"?
BSVedernik
Михаил Викторович, примерно месяц назад в Сургуте случился страшный пожар. Погибли люди, среди них ребенок и беременная женщина. Это большая трагедия для нашего города. Сейчас идет расследование. Чем оно закончится неизвестно, но думаю - назначат стрелочников, и на этом успокоятся. Что Вы как депутат от Сургута сделали, чтобы больше таких трагедий не повторялось. Будут ли привлечены к ответственности чиновники, которые проявили халатность при приемке дома, при оборудование пожарных площадок. Не секрет ведь, что пожарные машины не могли долго подъехать к дому, потому что все машинами было заставлено.
Михаил, Вы сургутянин, и прекрасно знаете, в каком состояние у нас дороги. Началась весна, и проблема дорог распространилась на тротуары. По городу не пройти – скользко. Дворы – сплошной каток. Люди падают. Ломают руки-ноги. Ваша партия что-нибудь делает для решения этой проблемы.
medvedevali1990@list.ru
Почему билет на Ютейр дорогие. Причем такое ощущение, что только для нашего округа. Что в Москву, что в Тюмень цены заоблачные. Слышал Дума выделила авиакампании немалые деньги из бюджета. То есть из нашего кармана. Где же справедливость? Получается они с нас за наши же деньги три шкуры дерут. Другим авиакомпаниям Вы деньги не выделяли, а билеты у них дешевле. Почему так происходит?
Михаил Викторович, вы были кандидатом на пост губернатора Тюменской области на прошедших выборах. Во время предвыборной компании нашумевшим вопросом было объединение округов ХМАО и ЯНАО и Тюменской области. Хочется узнать ваше мнение по поводу объединения, а также переноса "столицы" области из г.Тюмени в г.Сургут?
shpargalo@gk.ru
Михаил Викторович, я как законно послушный избиратель, хочется, чтоб пришел честный работающий кандидат, почему коррупция среди администрации, и депутатов процветает, почему...
Анна Смирнова
Михаил Викторович, расскажите, пожалуйста о разладе во фракции ЛДПР в Тюменской областной думе. Влияют ли разногласия на совместную работу, и будут ли применяться "санкции" к несогласным с позицией главы фракции? Спасибо.
Швондер
ДЩ очень тонко троллит МС - зачот!!!
А я предлагаю ввести пятилетний мораторий на депутатство. В т ч так называемых партий. Подепутатствовал - и домой.
Показать все комментарии (13)

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться


Топ 10

  1. Елена Соловьёва: «Нас ждут Греция, Хорватия, Черногория, но авиасообщения с ними прекращены. Зато открыты Маврикий, Португалия, Сейшелы — что далеко и дорого» 3223
  2. ​Пушистая компания: сургутяне гуляют по торговым центрам с котами на поводке // Фотофакт 2707
  3. ​На анонима, оклеветавшего депутата ХМАО, завели уголовное дело 1236
  4. ​За рекой Обь в районе сургутского речпорта виден пожар 1024
  5. ​На сургутской трассе в аварии пострадали четыре человека 922
  6. ​В праздничные выходные сургутяне — на коне 708
  7. ​Москвичи с прививкой от COVID-19 смогут участвовать в розыгрыше автомобиля 681
  8. ​Корона растёт. В Югре всё больше заболевших COVID-19 380
  9. ​Реконструкцию аэропорта в Сургуте тормозят: консерватизм Богданова, бюрократия и туристическая пустота 267
  10. ​Пожары угрожают городским лесам Югры 248
  1. Теперь точно откроют: в Сургуте завершают обустройство пляжа 7163
  2. ​Как Сургут отметит День России и День города // Спецвыпуск афиши 6864
  3. К обсуждению реновации пр. Ленина должны быть приглашены несистемно мыслящие люди, где-то даже сумасшедшие... 4556
  4. ​Снова грозы! Югорчан предупреждают о плохой погоде 3622
  5. Елена Соловьёва: «Нас ждут Греция, Хорватия, Черногория, но авиасообщения с ними прекращены. Зато открыты Маврикий, Португалия, Сейшелы — что далеко и дорого» 3223
  6. Тамара Лычкатая подала в суд на СМДТ, департамент культуры ХМАО и окружное правительство 3169
  7. ​Спасайте свои помидоры! В Нижневартовском районе выпал снег 2987
  8. Санврачи выделили водоемы, которые безопасны для купания. В Сургуте таких нет 2846
  9. ​Пушистая компания: сургутяне гуляют по торговым центрам с котами на поводке // Фотофакт 2707
  10. ​Экс-глава Нижневартовска Василий Тихонов вышел в сеть 2645
  1. ​График отключения горячей воды в Нижневартовске будут публиковать на интерактивной карте 14963
  2. Школьников, испортивших надгробия в Нефтеюганске, поставили на учет 11130
  3. ​«Какая дикость…» Новые рекламные конструкции в Сургуте возмутили даже священника 10894
  4. ​Из-за осквернения могил детьми в Нефтеюганске могут возбудить уголовное дело 10406
  5. #НГ #БОГДАНОВ70. Спецвыпуск «НГ» 9727
  6. ​В Нефтеюганске привиться от коронавируса можно в МФЦ 9089
  7. В югорской реке водолазы нашли труп мужчины 8432
  8. Мэр Нижневартовска покидает свой пост 8357
  9. ​Причиной смертельного ДТП в Югре стал выезд на встречку 8120
  10. В Сургуте из окна многоэтажки выпал подросток 7913