16+
Больше новостей
Больше опросов

«В поселке Дорожном мы выиграли аукцион и будем строить четырехэтажные дома. Удивили мы вас, да?» // ВИДЕО, АУДИО, ТЕКСТ

Онлайн-конференция с директором компании «Сибпромстрой» Андреем Сурлевичем

Онлайн-студию siapress.ru посетил директор компании «Сибпромстрой» Андрей Сурлевич. С ним мы поговорили о развитии восточной части города. А также затронули тему дворов многоэтажек: что с ними делать?..

Дмитрий Щеглов: Здравствуйте, уважаемые зрители, слушатели и читатели siapress.ru. Сегодня в прямом эфире у нас очень интересная онлайн-конференция, у нас в гостях генеральный директор компании «Сибпромстрой-Югория» Андрей Юрьевич Сурлевич. Андрей Юрьевич, здравствуйте.

Андрей Сурлевич: Добрый день.

«Я себя виноватым не чувствую...» Ответы на вопросы читателей

Д. Щ.: Вопреки нашему обыкновению, сначала разговаривать на общие темы, а потом переходить к вопросам, мы с Андреем Юрьевичем решили, что сначала поотвечаем на вопросы, которые поступили в комментариях, а потом уже перейдём к более глобальным темам. Один из наших читателей спрашивает, считаете ли вы себя дважды виновным в гибели людей при недавнем пожаре? Первый раз – потому что вы подписывали разрешение на строительство этих домов Сибпромстроя, а второй – когда начали зиц-председательствовать в этой конторе? И возможно ли вам персонально и коллективно понести какую-то ответственность?

А. С.: Люди разные и надо, конечно, ответить. Если совсем коротко, то конечно не считаю, нет. Чтобы объяснить почему, такой логикой нельзя руководствоваться. Что значит работа чиновника? Она формализована на самом деле инструкциями, регламентами и законодательством. Я в год подписывал, будучи заместителем главы, больше ста разрешений на строительство и на ввод объектов. Если продолжать эту тему, то тогда за всех, кто погиб на дороге, тоже должен отвечать тот, кто давал разрешение на ввод? Наверное, это не совсем так. Дальше идёт подмена понятий. Из-за чего возник пожар? Причём тут разрешение на строительство и сама конструкция дома?

Д. Щ.: Это конструкция двора, скорее.

А. С.: Я разговаривал с проектировщиками и с экспертами по пожарной безопасности, и точно могу всех уверить, что сегодня многоэтажные дома намного безопаснее, чем любой одноэтажный дом или пяти- и девятиэтажный. Потому что сложно представить – если возгорание на втором или на первом этаже в девятиэтажке, то где путь эвакуации? Принципиальных проектных решений может быть несколько: через незадымляемые лестницы, с выходом в воздушную прослойку, или же как у нас – с подпором воздуха. Но тем не менее, это системы, и если их правильно эксплуатировать, они будут работать и дадут очень хороший результат.

А люди… Сказать, что не пропускаешь через себя эту боль и горе – гибель людей, – конечно, нет, я нормальный человек и отпечаток это накладывает, хочется выразить соболезнования. Но винить себя в конкретных событиях я и не готов, и не собираюсь, потому что этой связи нет. А чтобы закончить с этим «опросником», надо, наверное, и по зиц-председателю сказать.

А что такое группа «Сибпромстрой», где я являюсь генеральным директором? Это компания, которая выполняет функции застройщика. Это очень локальные задачи и всего 80 инженерно-технических работников, которые как раз организуют производство – от подготовки к аукционам на земельные участки, разработки проектов планировки, рабочего проектирования – всё это мы заказываем и подбираем подрядчиков, также генподряд и субподряд. Одновременно мы исполняем функции технадзора. То есть мы осуществляем всё сопровождение объекта – от задумки, от «земли», до его воплощения в жизнь. Странно сегодня говорить про меру. Я не видел ни одного топ-менеджера, который был бы сегодня абсолютно свободен, тем более, если он наёмный работник, который предпринимал бы решения без совета директоров или учредителей. У меня в этом плане всё нормально, мне своих полномочий хватает. Считаю, что я ответил на вопрос товарищу.

Д. Щ.: Хорошо. Возможно, управляющая компания «Сибпромстрой-25» не входит вашу прямую компетенцию, но вот люди жалуются, что не могут получить от неё проектную документацию, и не только от неё, но ещё и от департамента по архитектуре и градостроительству, который вы возглавляли.

А. С.: Хорошо, что люди проявили интерес, и я заранее увидел этот вопрос и созвонился с руководителем управляющей компании. Что за это время уже произошло? Инициативная группа организовала встречу с управляющей компанией, все их пожелания и решения легли в протокол – я его видел. Один из пунктов – как раз по документации. Я думаю, что в ближайшее время жильцов дома удовлетворят во всем вопросам. Я с собой принёс документы, чтобы показать, что никто их не прячет: и генплан, и план благоустройства. В протоколе написано, что в городском архиве не могут найти документы. Но, хочу сказать, что дом вводился в декабре 2011 года, а на тот момент институт «ЗапСибЗНИИЭП» был держателем градостроительной документации, и в обязательном порядке – об этом есть справка – вся документация сдана в архив ЗапСибЗНИИЭП у нас в Сибпромстрое имеется. Поэтому, может, не по адресу обратились.

Я, пользуясь тем, что когда-то работал в департаменте архитектуры, созвонился с отделом муниципального регулирования градостроительной деятельности – все документы на месте. Я не знал, какие именно документы интересуют, тем более, что шло следствие, и надзорные органы наверняка какие-то документы запрашивали, может быть даже и изымали. Но все документы на месте, поэтому людям не стоит переживать.

Вообще, для себя они должны понять, какие документы могут быть выданы. Представьте, если 500 человек будет просить: «Дайте мне эти документы, я их на досуге на кухне посмотрю», то все только на снятие копий и будут работать. Есть определённый порядок – в УК отдаётся один экземпляр, и там уже обратившимся снимают копии. Я считаю, что порядок должен быть такой. Если хочется посмотреть – ну, приходите и посмотрите, никто вам не откажет. Тут же вопрос не в бюрократии и в движении документов, а в сути.

И раз уж мы затронули тему благоустройства дворов домов 39 и 41, и взаимоотношений вообще, то в их УК произошла смена руководства – причиной стало, в том числе, и недовольство жителей. Надеюсь, что сейчас взаимоотношения урегулируются, и они будут выполнять свои функции, их выбрали управлять, а не работать «имуществом жильцов».

Д. Щ.: Ещё вопрос: «Почему вы так ненавидите наших детей и засыпаете детские площадки щебёнкой?».

А. С.: Я детей люблю (улыбается). У меня возникает встречный вопрос – почему это всплывает только спустя пять лет после сдачи дома? Куда писали и куда звонили раньше? Щебня быть, безусловно, не должно. Я специально поднял проектные решения – на игровых площадках должен быть ПГС – песчано-гравийная смесь – это крупнозернистый песок с элементами речной гальки, как раз чтобы не травмировать детей и в то же время при ветре он не выдувался ни из песочницы, ни с площадки вообще. Сейчас все спортивные площадки стали выполнять в резиновом покрытии. Но вопрос понятен, и я говорю жителям, что по их заявке, в летний сезон, мы с УК сделаем замену покрытия, тут даже разговоров нет никаких. И даже те дефекты, которые выявились после окончания гарантийного срока – посмотрим и отработаем. Там же у вас был вопрос про детскую площадку на улице Каролинского, 12 – что он «в лужах». Этот вопрос немного не по адресу, потому что застройщиком микрорайона №30, где находится этот дом, являлась компания «ЮграИнвестСтройПроект», ныне «Северные строительные технологии», им и следует его переадресовать. В чём связка с Сибпромстроем – когда-то на этом объекте – Каролинского, 12 – на субподряде работал Сибпромстрой. Его задача была возвести дом, никаких обязательств в договорных отношениях про благоустройство и про детскую площадку не было. Я позвонил коллеге, Ширяеву Антону Сергеевичу, мы с ним обсудили этот вопрос. Они тоже понимают, что микрорайон продолжает строиться и благоустраиваться, так что эту проблему решат.

Д. Щ.: Получается, что решить проблемы людям удаётся, только обратившись к вам через нас. А как быть тем, кто сейчас нас смотрит, и у кого тоже есть какие-то вопросы? Как им на вас выходить, может быть, куда-то писать, чтобы система работала более эффективно?

А. С.: Есть определённые законодательные нормы. Если писать письма не по адресу, то на них, конечно, никто не будет реагировать. В УК есть работники, которые отвечают за определённые участки работы, и действовать нужно через них. Устные запросы, я считаю, сегодня не очень эффективны, обязательно надо фиксировать свои обращения. Точно так же как муниципалитеты работают с обращениями граждан, я думаю, что в любой организации есть делопроизводство — пожалуйста, зафиксируйте и получите входящий номер, тогда вы обязательно получите ответ. А кому-то и когда-то звонить и, топая ногами, говорить: «А ну-ка, выньте да положьте» — это не совсем правильно. Надо понимать, куда и зачем обращаться, и подобных ситуаций возникать больше не будет.

Д. Щ.: А могут ли обычные люди писать напрямую вам?

А. С.: Ежедневно мне в приёмную приходит по два-три запроса по электронной почте. Даже если вопрос меня лично не касается, мы перенаправляем эти обращения нашим смежникам, кому они должны быть адресованы. Да, не все реагируют — не знаю, по объективным ли причинам, может быть времени не хватает, может быть считают, что это не приоритет. Но УК и жильцы — это сервис, сегодня поле открыто, и если что-то не нравится, надо, как говорится, «точить этот камень». В общем, если есть вопросы — пусть, конечно, обращаются. Знать всё невозможно, но в нужное русло обязательно направим.

Д. Щ.: У меня ещё есть вопрос про то, как вы содействовали компании «Сибпромстрой», будучи заместителем города по вопросам строительства?

А. С.: Всем почему-то «свербит», но на самом деле, это дело случая, что я попал именно в Сибпромстрой. Будучи профессиональным строителем, я бы в любом случае не пошёл бы песни петь или в кондитерскую. В администрации и в департаменте архитектуры, а последние два года в качестве заместителя главы, я отработал в общей сложности восемь лет. И туда я тоже пришёл со стройки — дело случая, так уж случилось. Поэтому, пройдя эту административную школу, я снова пошёл на стройку. Я, на самом деле, оценивал для себя и понимал, что любой застройщик мог бы меня позвать, но Николай Каллиникович это сделал первым. Меня устроили условия и, конечно, я пошёл.

А, собственно, про содействие. Я всегда мыслил как застройщики, потому что мне это близко. На стройке, как на любом живом производстве, невозможно стоять, потому что люди хотят каждый день работать, а потом получать достойную зарплату. Так, соответственно, рождается результат. И подходить по-чиновничьи: «пришла бумага, давайте выдержим регламент и ответим через 30 дней, чтобы она отлежалась» — было не в моих правилах. На самом деле все предприниматели мыслят одинаково, и не надо помогать предпринимателям, главное — им не мешать, а ещё лучше не гадить специально. Такова была моя позиция — просмотреть быстро, проинформировать о том, что делается в городе. Времена тогда были непростые, активно все застройщики занимались инженерной инфраструктурой и дорогами. Формировались жилищные программы. В этом я видел содействие. Ко всем застройщикам я относился одинаково, никакой особой любви или предпочтений к Сибпромстрою у меня не было. Я думаю, что я сохранил своё лицо для всех строителей.

О подземных парковках — сколько стоит их построить, эксплуатировать, арендовать и покупать

Д. Щ.: Хорошо. Давайте перейдём к более предметным вопросам. Один из наших — и ваших, наверное — читателей Альберт Исмагилов, который живёт в одном из ваших домов в микрорайоне №40, задаёт вопрос про то, как найти баланс между интересами людей, имеющих автомобили, и интересами застройщика и УК, которая занимается управлением подземных парковок. Ситуация следующая, как я её вижу: есть подземные парковки, место на которых стоит определённых денег. Где-то их нужно арендовать, где-то — покупать. В то же время существует некая дворовая территория, где пока что можно оставлять свои машины на безвозмездной основе. Но в нынешнем виде эта ситуация сохраняться долгое время не может: либо начнутся проблемы с тем, чтобы ставить машины во дворах, если об этом будет принято решение на уровне власти, либо что-то будет нужно делать с подземными парковками. В любом случае, автомобилей становится всё больше, и находящаяся и сейчас в очень шатком положении система обязательно «разбалансируется» ещё сильнее. Как вы думаете, что со всем этим «добром» делать, как выходить из ситуации?

А. С.: Я так понимаю, речь идёт про микрорайон №40, по которому было несколько обращений.

Д. Щ.: На самом деле, эта проблема актуальна для всего города.

А. С.: История эта началась уже давно, с обращения к губернатору с просьбой разобраться с ценами на парковки, после чего 40-й микрорайон вывернули буквально наизнанку. Поэтому надо сначала порассуждать про нормативы. Я скажу, а люди могут мне верит на слово или нет, я сам предпочитаю всё перепроверять. По каким документам происходит проектирование и какие учётные показатели где применяются? Раньше был СНиП «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений». В 2011 году он преобразовался в Свод правил — некоторые позиции поменялись. В округе действуют Региональные нормативы градостроительного проектирования в двух редакциях. И ниже региональных — местные нормативы градостроительства.

Д. Щ.: Они принимались во время вашей работы в администрации?

А. С.: Последний, где «одна квартира — одно машиноместо» — уже без меня.

Д. Щ.: А если бы это было при вас, вы бы это поддержали?

А. С.: Принять можно было и два машиноместа на квартиру, тут посыл всё-таки следующий: если одних обязали строить в таком количестве машинные места, то где вторая часть, по которой все обязаны их покупать? Далее,. По микрорайону №40. На тот момент, когда он проектировался и строился, был норматив «300 машиномест на 1000 человек». По нормативам, для жилой застройки можно было применять понижающий коэффициент для жилой застройки в размере 0,9. До единиц не помню, но проживает там чуть меньше пяти тысяч человек. По нормативу получается, что в этом микрорайоне должно быть 1,5 тысячи машиномест, умножайте на 0,9 — будет 1 350. По факту, там 1 661 место, из них 330 — на открытых площадках. Если средняя семья в Сургуте имеет 3,2 человека — а с учётом демографии сейчас может быть и больше, то одна квартира, по сути, и получала одно машиноместо. В то время вообще соотношение квартир и машиномест по городу выходило примерно 40 процентов — по обеспечению.

Вообще, я делал анализ за 2011-2014 годы: Сибпромстрой построил 12 с небольшим тысяч квартир и шесть с небольшим тысяч парковочных мест — одно место на две квартиры. По хорошему, должна быть здоровая конкуренция и за ними должны в очередь стоять.

Д. Щ.: Это платные машиноместа или бесплатные?

А. С.: Мы, кстати, задавали этот вопрос, но нигде в нормативах это не разделяется, указывается только общее количество. И никто не говорит, что на улице или на площадке место должно быть бесплатное. И на самом деле я думаю, что это один из вариантов, когда в тех домах, где есть места как на открытом парковочном пространстве, так и на подземном, то стоимость надо выровнять, если ты не хочешь греть машину и обметать её от снега.

Д. Щ.: Слышал, что люди жаловались, что на ваших парковках машины ещё и ПОДметать надо — якобы, какая-то пыль там, которая въедается в машины?

А. С.: Наверное, это у вас жалобы ещё двухлетней давности. За летний период 2015 года во всех паркингах была проведена работа — с московской фирмой отработали — по обеспыливанию и по пропитке полов, и эта тема закрылась. Конечно, мы их обустраивали — и по свету были вопросы, которые решились. Но представьте, когда из 1 000 машиномест занято только 10 процентов, а остальная территория свободна, то и содержание обходится очень дорого. Поэтому, конечно, в деле наведения порядка в тех же паркингах ещё работать и работать.

О чём ещё нужно сказать. По тем машиноместам, которые находятся на улице — а это 25 процентов, четвёртая часть от всего количества — они должны заниматься бесплатно? И как их поделить во дворе между людьми? Я смотрел много ваших материалов, где вы интервью и у московских аналитиков брали, и логично, что рано или поздно — к чему пошёл муниципалитет — все парковочные места должны быть платными. Купил машину — надо подумать о том, где ты будешь её хранить, как ты будешь ездить, и тогда всё это выровняется. И я не раз уже говорил, что не я это придумал, но ни один город не выживет, если не расставит приоритеты: пешеход, общественный транспорт, а только потом личный автомобиль. Если не будут заниматься дорогами, выделением полос, развитием общественного транспорта — то будем захлёбываться до тех пор, пока машины не встанут вплотную бампер к бамперу. Тогда, возможно, люди поймут, что надо что-то в жизни менять. И, возвращаясь к той же безопасности дворов — в проектных решениях абсолютно везде есть пожарные проезды. Сегодня многие говорят про закрытые дворы — мы тоже сейчас будем их делать такими. А как в этот закрытый двор той же спецтехнике подъехать, если кто-то бросит свою машину на въезде?

Д. Щ.: И как решить этот вопрос?

А. С.: Я считаю, что должна быть необратимость наказания. Мы ищем виноватых — почему пожарная машина не заехала во двор? А надо было найти хозяев тех автомобилей, которые стояли на въезде. Одним словом, неважно, закрытый двор или открытый, спецтехника должна иметь возможность туда заехать, а если на пути её движения будет стоять преграда, то эта тема никогда не решится. Возле вашего здания машины стоят вдоль дороги — это не нарушители? Мы просто привыкли так жить — не наказывают же. А наказание должно быть адекватным и соразмерным. Когда люди поймут, что цена паркинга — это одно, а цена за нарушение за стоянку под знаком — это другое, тогда, наверное, они задумаются, что лучше. Давайте ещё про цены поговорим.

Д. Щ.: Да, сколько у вас в среднем стоит покупка паркинга и аренда?

А. С.: Я специально посмотрел все документы — парадоксальная вещь. Стоимость паркинга по последним объектам стала 11 700 рублей за квадратный метр, ранее была в районе десяти с половиной тысяч. Теперь давайте поймём, что такое паркинг. Это же не габариты машины — два на пять метров. Это как минимум 14 квадратных метров, подъездные пути, разворотные площадки — в итоге, любой СНиП, о котором я говорил, нормирует машиноместо в счёте не меньше чем 35 квадратных метров.

Ну, и простая арифметика — 35 умножьте на почти 12, и получается около 400 тысяч. Это строительная себестоимость. Можно долго анализировать — а почему так? Но паркинги — это сложные сооружения, там есть и система дымоудаления, и пожаротушения, и система вентиляции, поэтому они и получаются затратными. Наложите на это — строители же не работают на свои деньги — стоимость кредита. Любой паркинг под дом строится дольше, чем сам дом. Если дом, условно, монтируется со скоростью этаж за сутки, то паркингом мы продолжаем заниматься ещё год после ввода дома, то есть временной отрезок его строительства выходит около двух лет.

Далее, на любое имущество есть налог — это мы ещё не смотрим с вами затраты. Хотя и по затратам много есть вопросов — мол, покажите смету. Я знаю, что у нас за паркинг, с учётом охраны, пульта, кнопок, уборки, коммунальной платы за свет, выходит 1 300 рублей с машиноместа. Это вне зависимости, мы собственники паркинга, или нет. Анализировали и другие паркинги в городе, и были предложения от инициативных групп позаниматься расчётами — меньше 900 рублей всё равно не получалось. При этом дельта только или в электроэнергии, или в текущем ремонте — но не бывает ни одного сооружения, где не надо подрасить, подмазать, провести ещё какие-то работы — это же вечный процесс, и это надо планировать, иначе потом придётся вкладывать совсем другие средства.

Так мы выходим на то, что паркинг нельзя продавать меньше чем за 500 тысяч за машиноместо. Ну, давайте разделим — если говорить об аренде — за сколько застройщику должна возвращаться эта цена. Возьмём реальный срок — пять лет, 60 месяцев. 500 тысяч разделим на 60 месяцев, мы получим восемь с небольшим тысяч — вот та цена аренды, которая реально позволяет хотя бы в этом пятилетнем интервале «отбить» стоимость. Плюс, содержание.

Мы много разговаривали со строителями. Незадача строителей — построить и потом ещё управлять этим имуществом.

Д. Щ.: Этим же УК должна заниматься?

А. С.: Тогда должны и собственники организоваться в свою УК. Поэтому наша задача — продать все паркинги тем, кто проживает здесь или на смежных территориях. А дальше, как вы хотите — за три копейки, за 900 рублей или за полторы тысячи. Но вы тогда следите за этим имуществом, пользуйтесь им. Как выйти из этого положения? Понятно, что есть люди, которые в ипотеке закредитованы, понятно, что сегодня жизнь и так сложная, и она дорожает, и тяжело найти и пять тысяч дополнительно. Но статистика говорит о том, что и когда плата была две тысячи, всё равно ставили только 12 процентов от общего количества. Так что дело не в цене, это сегодня повод поторговаться — а давайте будет по-другому. Есть конкретное предложение, одобренное учредителем. В ряде микрорайонов с 1 мая по 1 сентября паркинги будут продаваться по специальной цене — 350 тысяч рублей. Они будут продаваться с рассрочкой три года — по сути, выходит та же стоимость аренды, а через три года ты становишься собственником. Единственное, рассрочка не беспроцентная, потому что мы не кредитная организация. Это предложение, я думаю, позволяет всем желающим «войти в процесс».

Д. Щ.: А какой процент?

А. С.: Я точно не знаю, 11-12. Этим будут заниматься отдельные люди, отделы продаж, эти вещи все решаются. Повторюсь — у нас нет цели управлять этим паркингом всю жизнь. Строили для вас — так вы уже подключайтесь. Мы живём в этом же городе, и по ценам делали анализ по тем же крытым и открытым паркингам. На Энгельса, например, поставить машину на ночь стоит 250 рублей, на сутки — 400 рублей, месяц — четыре тысячи. Так это никакого сооружения, никаких проблем, открытая площадка. Правда, опять же, там сидят люди, охраняют, чистят территорию. Других застройщиков если взять — цены меньше чем четыре тысячи на территории нет, в среднем от четырёх до восьми. При продаже — от 400 тысяч до 1,2 миллиона. Когда сделаешь аналитику, понимаешь, что не только у нас такая себестоимость, она такая у всех застройщиков. Почему у всех на слуху Сибпромстрой? Потому что мы первые, кто вошёл в этот процесс, первые и по объёмам строительства. Все другие жилые комплексы, которые сегодня вводятся, при заселении выйдут на те же вопросы. Я другого варианта, на самом деле, не вижу, кроме как людям, при покупке машины, понимать, что ты будешь нести неизбежные траты — как и на бензин. Так давайте скажем, что и квартиры дорогие, будем по 20 тысяч продавать. Это рынок. Хорошо, что у нас в Сургуте много застройщиков работает, и в принципе вся линейка жилья, кроме, может, элитного, представлена. Нормальная здоровая конкуренция. Можно ссылаться на кризис, но цена на жильё снизилась на 25 процентов, по крайней мере на наше — может быть, не на всю линейку, но такое снижение было. Надо реально относиться к тому, что все мы живём в рынке, и деньги не из ниоткуда берутся. Самое главное, что они заморожены и не позволяют дальше развиваться. Поэтому норматив с одним или двумя машиноместами на одну квартиру — тут надо ещё подумать, насколько это реально и необходимо.

Есть такой хорошие документ, как «Обоснование внесения изменений в генплан города», в нём как раз всё видно. Как сегодня можно прогнозировать 400 человек на гектар, при такой автомобилизации? На гектаре сегодня по нормативам можно построить десять тысяч квадратных метров жилья. Учитывая, что средняя квартира сейчас — 50 квадратов, то получается 200 машин. Если эти 200 машин расставить на придомовой территории, то больше места не останется. Мы так хотим жить? Нет однозначного ответа на этот вопрос. В городе есть 60 тысяч гаражей. Возникает вопрос — кто и по какому назначению их использует? Вспоминая свою жизнь — для родителей это было нормально — если собирались на дачу, пройти полчаса, 40 минут до гаража, подъехать во двор, взять вещи. А то и во дворы не пускали — везде стояли знаки «Движение запрещено».

Д. Щ.: Здесь вчера сидел депутат Тюменской думы Михаил Селюков, и он указал нам на одни из нормативных документов, который был принят, по-моему, в 2007 году администрацией города, о том что решать проблему загруженности дворов машинами нужно строительством многоуровневых подземных парковок. Это при вас, получается, было принято? А это вообще реально? С вашей точки зрения, уже как менеджера, который занимается строительством больших домов?

А. С.: А в чём суть-то меняется? Вопрос не столько как построить, сколько — а кто будет ставить туда машины?

Д. Щ.: Если сделать паркинг ещё на несколько уровней ниже, это не удешевит процесс?

А. С.: В наших 25-этажных домах по улице Мелик-Карамова и так трёхуровневый паркинг. Куда уж ниже. Мы выполнили нормативы «одна квартира — одно машиноместо». Микрорайон №42 мы тоже строим по этому нормативу.

Д. Щ.: Но себестоимость при этом сохраняется на том же уровне?

А. С.: Конечно. И грош цена тому, что строители будут строить парковки, если вопрос будет оставаться в имущественных отношениях. А как действовать иначе? Подарить машиноместо каждому, кто купил квартиру? Или сразу продавать квартиру вместе с паркингом? Но это уже навязывание услуги. Стоимость квартиры поднять на стоимость паркинга? Как ни крути, мы всё равно возвращаемся к деньгам и к цене.

В 2007 году про многоуровневые паркинги речь шла про особо напряжённые места в городе — поликлиники, тот же ОКДЦ, например. Все понимают, что люди туда едут со всех территорий, и не только из города, а там зажаты как в бутылочном горлышке — что-то надо делать. Наверное, просится такая пятиэтажная галерея, как в любом аэропорту в Москве, — многоуровневый паркинг. Возле администрации так же — там, по моему, и место запланировано. В общем, пока нет определённых правил игры, и для инвестора непонятно — ну, взял ты, построил, а туда никто не будет ставить машины, а будут бросать рядом, на обочине, то какая цель и идея?

Д. Щ.: Что должно быть раньше? Уже много раз просто обсуждали этот вопрос, и Шатунов тут сидел по этому поводу рассказывал. В каком порядке должны происходить эти действия? Сначала нужно начать народ «гнобить», за то, что они ставят машину не по правилам, и после этого только строить паркинги? Или сначала построить и дать условия, чтобы ставить машины цивилизованно, а потом начать «гнобить»? В таком случае, люди, которые вложили деньги, будут всё это время сидеть и ждать, пока к ним эти деньги вернутся. Как сбалансировать эти вещи?

А. С.: На самом деле, в идеале, не должно быть разрыва. Понимаю, о чём вы говорите — построен паркинг, организованы места, и как только он готов к вводу, надо начинать фискальные действия. Но об этом надо предупредить людей, синхронизировать все события, и двигаться.

Д. Щ.: Так это решение, по-вашему? Или, может быть, надо строить муниципальные парковки?

А. С.: Я не понимаю, зачем муниципалитету этим заниматься.

Д. Щ.: Я тоже, но, тем не менее, об этом постоянно говорится.

А. С.: Напомню про микрорайон №40 — по нему была договорённость, что у нас этот паркинг купят. Мы даже предлагали отдать в долгосрочную аренду по две с половиной тысячи за паркоместо. Но только мы должны понимать, что за это будет нестись ответственность, а не так, что забрали на пять лет, и даже не подметают.

Возвращаясь к связи «пешеход — общественный транспорт — личный транспорт», я считаю, что сегодня кроме экономического рычага другое ничто не сработает. Пока на машине не станет невыгодно ездить — то есть, пока не начнут сопоставлять, выиграл ты во времени или нет, экономично тебе или нет. Или тебе проще заплатить 100 рублей на такси и доехать. Конечно, с поездкой в отпуск или на дачу другая история. Но во дворы мы не затолкаем все машины. Наша улично-дорожная сеть всё равно на это не рассчитана. Но мы, тем не менее, продолжаем проводить реконструкции микрорайонов, с той плотностью, что мы говорили — 400 человек на гектар. На том же Восходе что будет, когда двухэтажные дома сменятся новостройками? Поэтому когда активно обсуждается и критикуется Сибпромстрой, я всегда говорю, что это проблема системы, и никто не построит большее соотношение паркомест к квартирам, чем Сибпромстрой. Надеюсь, что моя точка зрения услышана в этом вопросе.

«Будем строить столько квадратных метров, сколько покупают»

Д. Щ.: Давайте, к восточному району мы с вами вернёмся чуть позже, возможно, на следующей встрече, а сейчас у нас есть ещё один важный вопрос — как вы сейчас видите развитие рынка недвижимости и какие у вас планы на ближайшее время? Именно в плане строительства. Многие говорят, что сейчас строительные компании не будут начинать строить ничего нового, будут заканчивать и пытаться продать то, что есть. Как вы видите развитие этой ситуации?

А. С.: Постараюсь сжато и быстро ответить. Прошлый год был хорошим годом по продажам, и не только для Сибпромстроя, как ни парадоксально. Мы с рынка продали 100 тысяч квадратных метров жилья, плюс, муниципалитету больше 40 тысяч. Посыл был всегда один — строить будем столько, сколько будут покупать. Отвечая за текущую деятельность и обсуждая с учредителями — мы именно на этом и ходим. Теперь, в общем-то, по плану. Как ни хочешь, а раскрутив — и не только мы, а и другие застройщики — мощный строительный комплекс, его надо развивать. У нас, смотрите, микрорайон №38 заканчиваем — 80 тысяч на вводе; микрорайон №42, с условным названием «Радуга» — там 140 тысяч мы за два года построим. У нас в планах развитие застроенных территорий — микрорайоны №24 и 28. Там связано с расселением людей — тянуть нельзя, в два года планируем освоить территории. 40-этажный дом мы продолжаем строить. В Дорожный мы вышли — причём концепт меняется, на аукционе мы выиграли среднеэтажную застройку, там будут четырёхэтажные дома.

Д. Щ.: Опа!

А. С.: Вот мы вас удивили, да? (Смеются). Даже по преобразованию восточного промышленного района, который много сегодня обсуждают, там мы тоже концепцию поменяем — будем работать на плотность 250 человек на гектар, не больше. Даже строя многоэтажные дома мы попробуем разрядить пространство, чтобы не перегружать территорию «социалкой». Тем более, мы понимаем, что всё равно всё будет в машинах. Там другая история — есть санитарно-защитные зоны, за счёт которых как раз можно будет решать вопрос с многоуровневыми паркингами. Была больная тема с доступностью — почему-то в школу можно ходить за 800 метров, а паркинг должен быть в 150 метрах. Хотя сейчас мы смотрим базу, и приходим к тому, что к 800 метрам можно вернуться, и не загружать территорию дома стоянками. Пожалуйста, пройдись 800 метров, возьми машину и поезжай, куда тебе надо. Те же детские сады и школы — если они находятся здесь же, внутри микрорайона, то пропадает необходимость возить туда детей на машине, можно приводить за руку или отпускать самостоятельно.

Д. Щ.: А что у вас планируется в восточном районе? Меньшая этажность или отдалённые друг от друга дома?

А. С.: Будут каскадные многоэтажные дома, чтобы открывать вид на водохранилище и реку. Город не готов к малоэтажному строительству — где эти сотни километров дорог, чтобы растянуть всё необходимое жильё? Это надо и образ жизни поменять. Поэтому я не думаю, что мы скоро перейдём в одноэтажные дома, будем продолжать строить «многоэтажки».

Д. Щ.: Вопрос, который волнует, мне кажется, многих людей. Почему в Белгороде вы строите малоэтажные дома?

А. С.: Всё привязано к территории и, допустим, к существующим правилам. Если там принято, что не больше восьми этажей строительство — в этих параметрах и работаем. Если есть возможность строить выше, то строим. И в Сургуте многоэтажное строительство «выдавили» на окраины.

Д. Щ.: Ну, логично, спальные районы не должны быть в центре города.

А. С.: Ну, да. Поэтому, я думаю, восточный район получится хороший. Когда есть большие границы, где можно «порезвиться» и правильно всё сделать проектировщикам, то мы можем создать комфортную среду, где люди будут жить, и всё у них будет рядом: «социалка», торговые центры, выезды на дороги, рекреация — леса, дачи.

Д. Щ.: То есть вы предполагаете, что рынок недвижимости ещё будет жить, и квартиры у вас будут покупать, так или иначе?

А. С.: Даже нет в этом сомнений. Вы посмотрите — а сколько людей ещё проживает в балках, сколько находятся в очереди по соцнайму — четыре с половиной тысячи семей. А сколько осталось непригодного и аварийного жилья. Я считаю, что только под эти цели надо построить тысяч 500-600 квадратов. Мы живём перспективой. Город развивается, естественный прирост. Люди, пожив в мелком жилье, будут расширяться, увеличивать площадь. Семьи растут. Жизнь продолжается.

Д. Щ.: А как вы видите собственное развитие? Не предполагаете уровень качества жилья повысить?

А. С.: Дмитрий, чтобы не было иллюзий, принёс вам специальный альбомчик, чтобы вы могла знакомиться со всей линейкой представленных квартир. Там как раз есть и про учредителей, и про награды, и про подходы. И про закрытый двор — как там выполнена парковка. Так что я думаю, что для вас там будет интересно.

Д. Щ.: А примеры того, что здесь описано, уже существуют в реальности?

А. С.: В Нефтеюганске мы начали строительство дома с закрытым двором, чтобы во дворе только люди ходили или спецтехника подъезжала.

Д. Щ.: Почему всё, что вы делаете действительно классное и хорошее — малоэтажное строительство, закрытые дворы — происходит не в Сургуте?

А. С.: Ну как не в Сургуте — я про Дорожный сказал, и в 42-м так же будет. Это же время. Есть вещи, которые были запроектированы раньше. Невозможно бежать-бежать, а потом развернуться и начать двигаться в другую сторону. Результата не будет.

Д. Щ.: То есть вы, в целом, несмотря на экономические проблемы, несмотря на то, что люди беднеют, что реальные зарплаты сократились на десять процентов, смотрите в будущее с оптимизмом?

А. С.: Не зря говорят, что строительная отрасль — это локомотив всего движения. Если мы не будем работать — то как дальше будет развиваться и город, и страна. У нас нет других вариантов.

Д. Щ.: Но вы-то работаете, рискуя своими капиталами.

А. С.: Сегодня, конечно, меняется миграционный процесс. Люди тянутся не к месту, а к работе. И чтобы сохранить спрос, людей надо в первую очередь обеспечить рабочими местами. Конечно, просится перерабатывающая промышленность — нефтяная или газовая.

Д. Щ.: Хорошо. Наше время истекло. Спасибо за интересный разговор, у нас в гостях был генеральный директор компании «Сибпромстрой-Югория» Андрей Юрьевич Сурлевич. Смотрите запись этого разговора на нашем канале на youtube.com и на портале siapress.ru, слушайте аудио, читайте расшифровку и, конечно, читайте беседу в газете «Новый Город». До новых встреч!

А. С.: До свидания.



25 марта 2016 в 09:27, просмотров: 10260, комментариев: 12


Комментарии:
Альберт Исмагилов
Андрей Юрьевич!

Раз тема дворов, позволю себе задать вопрос — 40 микрорайон )
Жители ну не могут платить ту сумму которая сейчас — заполняемость паркинга это показывает. И машины не должны стоять у детских площадок и подъезда. Наверно согласятся со мной даже автомобилисты с детьми.
Как по Вашему, должны придти к общему решению жители и владелец паркинга? Как Вы видите ее?
По мне, дома вполне себе качественные а вот окружающая территория...

P.S. Как заметил, люди же не просят в них фитнес-клубы и гриль-зоны нет, элементарный набор.

Спасибо, с ув.
Будучи заместителем главы города, какого рода содействие вы оказывали компании "Сибпромстрой"?
Ёж В тумане
Присоединюсь к А. Исмагилову, немножко по своему сформулировав вопросы:
Многоэтажное строительство предполагает большую концентрацию населения на ограниченной в плане территории. Исходя из действующих норм - на каждого проживающего в этих домах рассчитываются системы водоснабжения и водоотведения, параметры энергоснабжения и остальное ресурсообеспечение. Имеются ли такие же нормы на площадь придомовой территории? Если имеются-соблюдаются ли они?
Я понимаю, что прилегающие территории - стоят недешево для застройщика и цель застройщика (как и любой другой коммерческой организации) - получить максимальную выгоду от своей деятельности. Но пустующие паркинги при забитых дворах- явление совершенно ненормальное. Стоимость парковочного места вызывает множество вопросов у жителей этих домов. Можно узнать - какие сроки окупаемости этих парковочных мест рассчитаны застройщикам? И каков прогноз выполнения этих сроков с учетом того, что заполняемость подземных паркингов ( и их стоимость для потребителей) оставляет желать лучшего?
Жучка
Здравствуйте!
Скажите, какой существует норматив по парковочным местам? Учитывала ли Ваша организация его при строительстве? А платные паркинги построены чтобы соблюсти норматив или это уже площадь, превышающая установленный норматив?
Возможно ли снизить ежемесячную стоимость за парковку?
Скучаете по Администрации?
С уважением, ......
maxmar8@yandex.ru
Здравствуйте! Мы проживаем на ул., Иосифа Каролинского 12. Такой вопрос. До покупки квартиры компания "Сибпромстрой" показывала фото, так сказать рекламу. На ней мы видели деревья, детскую площадку обустроенную (качели, горки и т.д.). Купили квартиру, в результате 3 года на месте площадки был пустырь, грязь постоянно собирается вода, так как снизу парковка ей некуда деться. Городок поставили, но такой что дети получают травмы, не безопасный. Скажите, "Сибпромстрой" при сдаче дома обустраивает территорию придомовую или сами жильцы? И как теперь быть, детская площадка большее время находиться в воде, детей не пустить во двор!?
Швондер
Где прочитать декларацию ваших доходов?
An4itoss
Скажите пожалуйста, про парковки я уже молчу, но за что сибпромстрой так ненавидит наших детей?детские площадки засыпать щебенкой ?? Приглашаю вас с детьми поиграть во дворе университетская 39,41.
An4itoss
Так же очень интересно на каком основании управляющая компания сибпромстрой25 не выдает жителям генеральный план дома, план благоустройства и другую проекную документацию, в департаменте архитектуры и градостроительства документация по сибпромстроевским домам чудесным образом тоже исчезла, в городском архиве нет ! Где вся проектная документация? выдаст ли ее по запросу сибпромстрой(застройщик) или тоже спрячете?
Швондер
Т. Сурлевич, считаете ли Вы себя дважды виновником в гибели людей при недавнем пожаре? Подскажу почему:
Первый раз - когда (сомневаюсь что безвозмездно) подписывали разрешения на строительство сторожуковских гетто, а второй раз - когда начали зиц-председательствовать в сей конторе? И, возможно, не понести ли Вам персонально или коллективно какую-либо ответственность, желательно с конфискацией?
Жучка
А.Сурлевич: "Незадача строителей — построить и потом ещё управлять этим имуществом".

Лукаво звучит. Можно было построить необходимое количество парковочных мест по нормативу и включить в затраты на кв. метр. (сомневаюсь, что с существующим крытым паркингом этого не сделали). Это тоже не противоречит закону.) Просто рассчитывали на совсем другие деньги, при продаже крытых парковочных мест. А вот не получилось. Кто-то не захотел машину ржавую получить через месяц, кто-то жизни и здоровья лишиться.
An4itoss
Встречный вопрос! почему тему щебенки на детских площадках должны жители поднимать! Почему не построили согласно норм и согласно проекту сразу, а засыпали чем попало! Где надзор авторский, куда смотрели чиновники которые принимали дома? И почему халтуру сибпромстроя вы предлагаете устранять ук, за наш счет получается! Ваша компания нарушила вот за счет зао спс и устраняйте!
An4itoss
На сайте сибпромстроя цена кв м жилья от 43 тыс. Паркинг 500000/14м2=35,7тыс руб, разница менее 8 тысяч и это при том, что в цену квартир так же включается дымоудаление, пожарная сигнализация, лифт, мусоропровод, холодное, горячее водоснабжение, канализация, отопление, электрика сети связи.(как не крути гараж не более сложное сооружение и инженерных сисьем там в разы меньше) И не лукавте про подъездные пути и разворотные площадки, в домах так же есть общедомовая собственность (лестничные марши, площадки и тд) плюс еще лоджии, тех этажи, подвалы, детские площадки, проезды, тротуары и все это так же включается в стоимость квадратного метра квартирки. Почему-то в ваш расчет не вериться.
Показать все комментарии (12)

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться


Топ 10

  1. ​Звонок Полукеева 5726
  2. ​Одними усами не победишь 2471
  3. ​Как девятиклассников элитной гимназии Сургута поставили перед выбором: или в сантехники, или в «технари» 2394
  4. ​Погода-оппозиционерка 2073
  5. Юлия Николаева: «Служебные собаки учатся искать наркотики и взрывчатку при помощи имитаторов» 1794
  6. В Сургуте зафиксировали заражение индийским штаммом коронавируса 1781
  7. ​Татьяна Кисель: В социально-экономическом профиле «Лаборатории Салахова» углубленное изучение гуманитарных предметов сохраняется 1721
  8. 90 случаев заболевания COVID-19 выявлено в Югре за сутки 1717
  9. ​Команда расходится: замглавы Нижневартовска покидает мэрию 1299
  10. ​Главным коммунальщиком Нижневартовска временно стал Сергей Лях 1032
  1. ​Умер Сергей Полукеев 9442
  2. Сергей Полукеев: «После того, как жители вышли кольцом, вариант что-то построить на Грибоедовской развязке равен нулю. Мы же не самоубийцы» // ВИДЕО, ТЕКСТ 7408
  3. ​Звонок Полукеева 5726
  4. ​Дворник из Нижневартовска стал героем мема из-за шляпы 5634
  5. ​«Мы движемся в античеловечном направлении: подливаем яд в свой же стакан» 5085
  6. ​Три пришествия Полукеева 4432
  7. ​В выходные на сургутском пляже был полный аншлаг 3963
  8. Сургутяне из элитного ЖК пожаловались на соседок, которые устроили в квартире публичный дом 3885
  9. Нефтеюганец на «Ауди» спровоцировал аварию с пятью легковушками 3807
  10. ​В субботу сургутяне простятся с Сергеем Полукеевым 3586
  1. ​Причиной смертельного ДТП в Югре стал выезд на встречку 11426
  2. ​«Какая дикость…» Новые рекламные конструкции в Сургуте возмутили даже священника 11411
  3. #НГ #БОГДАНОВ70. Спецвыпуск «НГ» 10192
  4. ​Умер Сергей Полукеев 9442
  5. Мэр Нижневартовска покидает свой пост 9233
  6. В Сургуте из окна многоэтажки выпал подросток 9003
  7. Теперь точно откроют: в Сургуте завершают обустройство пляжа 8594
  8. ​Судя по всему, Филатов начал знакомиться и работать с Сургутнефтегазом задолго до назначения 8327
  9. ​Как Сургут отметит День России и День города // Спецвыпуск афиши 8216
  10. ​Пушистая компания: сургутяне гуляют по торговым центрам с котами на поводке // Фотофакт 7908