16+
Больше новостей
Больше опросов

«Никто не обладает монополией на современное искусство» // ТЕКСТ, ВИДЕО, АУДИО

Онлайн-конференция с куратором Музея современного искусства Эрарта Владимиром Назанским и заведующим отделом проектных технологий галереи «Стерх» Сергеем Зятьковым

10 марта в онлайн-студии siapress.ru побывали куратор Музея современного искусства Эрарта Владимир Назанский и заведующий отделом проектных технологий галереи «Стерх» Сергей Зятьков.

Напомним, что с 2002 года Владимир Назанский является куратором галереи современного искусства «Стерх». Мы поговорили о противопоставлении современного и классического искусства, оценили картины, написанные слонами, а также совершили экскурс в историю искусства на Западе и в СССР.

Юрий Нуреев: Добрый день, уважаемые пользователи сайта siapress.ru. Сегодня в этой студии мы поговорим о высоком: искусстве, культуре, как в Сургуте, так и в России в целом. Сегодня об этом и о многом другом пришли порассуждать два авторитетных гостя. У нас в гостях сегодня Сергей Зятьков, заведующий отделом проектных технологий галереи «Стерх» и Владимир Назанский, куратор Музея современного искусства Эрарта из города Санкт-Петербург.

Сергей Зятьков: Добрый день.

Владимир Назанский: Здравствуйте.

Ю.Н.: Владимир Назанский у нас частый гость и имеет прямое отношение к нашему «Стерху». А с 2002 года он является куратором и нашей галереи современного искусства, что не может не радовать. Под кураторством Владимира проходили всевозможные проекты галереи, включая достаточно примечательный Югорский период в музее Эрарта в Петербурге в декабре 2014 года. Думаю, вы помните.

В.Н.: Конечно, конечно.

Ю.Н.: Давайте с него и начнем. Прошло уже какое-то время, но та выставка, проект - насколько он соответствовал быту музея петербургского?

В.Н.: Он вполне вписывается в программу музея Эрарта и еще больше в программу Россия в Эрарте, которую я курирую. Эта программа задумана, как некая дорога с двухсторонним движением, в рамках которой выставки Эрарта проходят по России, но главное в музее проходят выставки регионов России. В регионах собственно и развивается российское искусство, не секрет, что большинство интересных художников находятся не в столице, а приезжают из регионов. Там, где у людей больше энергии и нестерильного организованного опыта городского бытия: жизнь в которой идет борьба, преодоление. И поэтому определенную часть художников в Москве и Санкт-Петербурге составляют молодые и талантливые выходцы из разных округов. Но мы наблюдаем, что в ряде цивилизованных стран вовсе не обязательно уезжать из своих родных мест, что творчески реализоваться. Если посмотреть на Италию периода Возрождения или на Германию, то значительные художники есть и в Кельне, Дюссельдорфе, не обязательно ехать в Берлин. Было бы хорошо, может даже со временем будет так, что в регионах будет свое региональное искусство. И какие-то проблески уже существуют, не стоит говорить, что в крупных городах все квалифицированные мастера, нет никаких различий между северными южными дальневосточными и северо-западными художниками. Галерея «Стерх» выступила инициатором интересного проекта, представляющего искусство северных художников, населяющих регионы с угро-финскими этническими компонентами. А поскольку это Югорские народы, то и название соответствующее – Югорский период. Был так же пермский период, в котором рассматривались работы русских художников и поскольку он завершился, пришла мысль начать Югорский период. Этот проект имеет не только визуальный, но и музыкальный и вербальный характер. В рамках этого проекта создавалась специальное произведение, под курированием Сергея Зятькова и был издан альманах «Современная угро-финская поэзия», небольшой билингвистический сборник, даже больше, т.к. в нем задействованы все основные угро-финские языки, которые встречаются на территории бывшего СССР, за исключением Венгрии. Были найдены и переведены стихи поэтов не только хантыйских, мансийских и ненецких, но и удмуртских, коми-зырянских, марийских и др. Большинство переводов делалось на безвозмездной основе, только в одном случае пришлось заплатить за перевод эрзянского языка. Получилось охватить большое количество языков, даже редко встречающихся на сегодняшний день. В основном все произведения были выполнены верлибром, исключением была рифмованная силлаботоника. Было удивительно, что на угро-финских языках существует язык современной поэзии, особенно хорошо он разработан в Ижевске, это своего рода столица угро-финского населения. Максимальное число поэтов и литературных систем встречается в удмуртском языке. Есть случаи, когда представители других национальностей учили удмуртский язык и писали на нем стихи. Интересно была представлена и коми-зырянская поэтесса Галина Бутырева, которая одно время была Министром культуры, такой эпизод политической истории автономии коми-зырянской. Самая значимая и обоняемая часть – это выставка. Обоняемая, потому что на ней были представлены флора текстильные композиции из осенней травы деревни Бураново, сделанные художницей Зоей Лебедевой, которая как раз проживала в этом поселке (известном по «Бурановским бабушкам»), недалеко от Ижевска. И выставка, которая изначально была представлена в контексте фестиваля в Сургуте, более объемно была представлена в конце 2014 года в Петербурге. Кроме экспозиций картин, были инсталляции, арт-объекты, флор текстиль, была и музыкальная часть. Выставка была единым целом, некая тотальная инсталляция в которой трудно выделить одну картину, т.к. все работало как единый механизм. Все было пронизано ароматами осенней травы, музыкой композитора Сергея Зятькова, который также был не только композитором, но и организатором. В театре Эрарта был дан отдельный концерт, где музыка сопровождалась проекциями на стены и это было эффектно.

Ю.Н.: Да, я помню, благодаря коммуникации с вами на сайте siapress.ru как раз была трансляция. Судя по тому, что вы рассказали, проект этот достаточно серьезный и подготовка занимает ни один год.

В.Н.: Год.

Ю.Н.: Сергей, у вас это был первый опыт такого рода с выездом за пределы округа или у вас уже был опыт подобного сотрудничества?

С.З.: Это было первое крупное представление художников в округе и столице. Раньше у нас были камерные выставки, этот первый прорывной опыт.

Ю.Н.: Если это прорывной опыт, то дальше последует что-то более значительное?

С.З.: Я сказал про прорывной опыт и уже сам подумал, а где продолжение? Мы показали самое лучшее, что было в региональном пространстве и второй такой выставки не набрать на работах местных художников.

Ю.Н.: Придется вести «Накопительный период»…

С.З.: (смеется)

Ю.Н.: Хорошо, а проект «Россия в Эрарте» не завершен, он продолжает свою деятельность?

В.Н.: Это многолетняя долгоиграющая история, в рамках этого проекта, по-моему, уже около 12 выставок было в регионах России. Были показаны выставки из Новосибирска, Самары, Перми, Уфы, Красноярска, Иркутская, Краснодара, Омска и др. Но проекты из этих городов носили региональный характер, если говорить о межрегиональном проекте, то «Югорский период» уникален. И кроме окружных художников, были художники из уральского региона, Удмуртии. Владимир Наседкин, уральский художник живущий в Москве, но карел по национальности, во время небезызвестной войны, как раз часть карельского населения была переброшена из пограничных зон была переброшена в отдаленные регионы.

Ю.Н.: Так и распространилась.

В.Н.: Да, так он, будучи карелом, оказался на Урале. Был в контексте выставки и такой художник икона хантыйского этнического искусства Геннадий Райшев. В этом смысле материал довольно разнообразный удалось собрать. Было бы хорошо, если через несколько лет, по мере насыщения нефтью рубля, мы снова могли вернуться к возможности создавать такие проекты, требующие много времени. Но проект «Россия в Эрарте» работает, буквально через несколько дней после того, как я вернусь обратно мы собираемся открывать выставку художников из Владивостока, которую владивостокцы прозвали «Край бунтарей», люди там действительно живут энергичные, природа там безупречная, архитекторы в Советский период конечно подкачали, но природа поработала безупречно. Таким образом наш проект дойдет и до Тихого океана, но мы на этом не остановимся. Впереди много интересных городов. Мы хотим, в перспективе, вступить в контакт с галереей воронежских лам. Начали работать и с волжскими городами, недавно мы открыли в Казани национальный галерее в казанском кремле профессиональную выставку петербургского художника Штерна, родившегося там во время войны. Художник давно представлен в коллекции галереи «Стерх», которая сейчас входит в не совсем понятную с точки зрения мотивации компанию. Галерея передана на временное хранение в музей, но работы Штерна сейчас представлены на выставке в галерее «Стерх», это только фрагмент той уникальной коллекции, которая складывалась 15 лет и является историей галереи и ее становления.

Ю.Н.: В последнее время появилась тенденция, столкнуть лбами классическую и современную культуру. Насколько эта антитеза оправдана и может ли сосуществовать классическое и современное искусство?

В.Н.: Собственно они и существуют параллельно в времени. Опять же причин внутриведомственных интриг всегда много и они имеют прямое отношение к искусству. Иногда, это способ решения индивидуальных амбиций с помощью идеологических спекуляций. Еще в годы сталинизма произошел такой поворот от авангарда к сталинскому ампиру. Авторами которого были сами художники. Это борьба за заказы, власть и доминирование. Конечно были и более глубокие причины, но совершенно не обязательно связывать тоталитарное общество с неким вариантом классицистического псевдо ампира. В целом ряде социалистических стран, таких как Югославия и Куба, где собственно и не было никогда академического искусства, даже не было попыток связать идеологию коммунизма с практикой реализма, это скорее частный случай, связанный скорее с тоталитарной практикой. По поводу эстетических параллелей искусства национал-социалистической Германии есть книга Игоря Голомштока, была выставка «Москва – Берлин», где показывалась значительные сходства в картинах и практиках архитектуры. Но в связи с историей, сразу после разгрома фашизма в мире, возник всплеск абстрактного и экспрессивного искусства, т.е. все с чем нацисты боролись стало моментом истины на какое-то время. И во всех странах, за исключением закрытых стран, таких как СССР и Китай, наблюдалось доминирование такого искусства. Были случаи, когда художников-атеистов приглашали оформлять Католические церкви, но так длилось несколько десятилетий, пока провинциальные американские художники не восстали в стиле фотореализма, когда возникло осмысленное движение против всякого субъективизма в искусстве.

Ю.Н.: Т.е. у них такой Югорский период начался?

В.Н.: Да. И нью-йоркские кураторы заметили этих реалистов, которые не скрывали, что они работают по фотографиям и слайдам, они стремятся к отражению объективного визуального факта. И на какое-то время гиперреализм стал сенсацией в художественной хронике в начале 70-х годов и распространился по всему миру. В Советском Союзе он стал некой антитезой соцреализму, таким видом реализма, который был не похож на наш, но подобрать ключи к критике этого направления было сложно.

Ю.Н.: Т.е. как такового абстрактного искусства у нас не было?

В.Н.: Все параллельно существовало, просто Советский Союз испытал длительный перерыв, поэтому к концу 50-60-х годов направление абстракционизма было уже очень сильно развито в мире и начался гиперреализм. Но у нас еще абстракционизм воспринимался андеграундными художниками как искусство полной личной свободы. Это там устали от субъективизма. а у нас он был как раз в дефиците, так же как статус личности и свободы. Мы пережили период второго русского авангарда. В период перестройки это стало дозволено и число абстракционистов еще увеличилось, но в тоже время всех уже накрыл постмодернизм. Шло время и у нас в стране стала складываться ситуация, похожая на Америку 70-х годов, люди насмотрелись, наступила эра доступных коммуникаций, конечно интернет-реальность не до конца заменяет ощущения. Сложилась ситуация, когда откуда-то из тени вышла молодежь, по-современному образованная, которую не удивишь словарем постмодернизма. Один из модных московских критиков придумал термин «новое скучное» про художников, заканчивающих краткосрочные курсы, где без фундаментальных знаний людей учат новейшему искусству и каким-то рецептурам производства. Оно идет, но оно скучно.

Ю.Н.: А кто-то может назвать это искусством, если оно «быстрого приготовления», не подкрепленное знанием истории?

В.Н.: Это бесконечный вопрос, тем более, что в России есть некое специфическое свойство. Искусство в роли искусства появилось немного позже, вне религии и оно стало частично замещать ее. Поэтому люди, религиозные ожидания подлинности стали переносить на искусство. Сейчас, если посмотреть на искусство как на нервную систему общества. Палец уколол и взвизгнул, а не спел красивую песню. В этом смысле случайное взвизгивание это тоже искусство, поскольку оно фиксирует реальность. Хотя это искусство «быстрого приготовления». Это в переносном смысле, хотя есть немало примеров в новейшем акционизме связанном с членовредительством или разоблачением, это другой вопрос. В Древней Греции это считалось скорее философией киников, Диоген и его ученики устраивали такое акционизм, сюжеты которого сохраняются в памяти 2500 лет. Вряд ли в этом смысле Pussy Riot или их последователи, прибивающие мошонку к Красной Площади сравнятся с ними, но через две тысячи лет посмотрим. Искусство как некая разнообразная система переживания современности существует, поэтому современной может быть и живопись, связанная с переживанием современности, может быть искусством, даже если она фигуративна. С другой стороны, если рядом с вазами и бабочками положить телефон – это не будет современным искусством, это лишь некое повторение прошлого и никак не связано с современностью. Искусство разнообразно (живопись, абстракционизм, видео-арт), но если оно помогает прочувствовать шум времени – это конечно современное искусство. Галереи, центры искусства важны тем, что являются точками осмысления происходящего.

Ю.Н.: Вы назвали дату две тысячи лет, через две тысячи лет посмотрим, то настоящий художник. Но то, что современное искусство неизмеримо раздражает общественность с чем связано. Что невозможно сейчас понять: художник он или нет или какой-то другой факт?

В.Н.: Ну во-первых это связано с тем, что всевозможные группы и течения в современном искусстве имеют склонность монополизировать это понятие. Актуальное искусство, акционисты склонны думать, что именно они являются представителями современного искусства, а остальные, это пережитки за которые неловко, и иногда удается это представление распространить в обществе. Власти может не нравиться критика в свой адрес, а кому же это понравится? И такой конфликт между властью и этими людьми у всех на виду, но это не значит, что надо это интерпретировать как конфликт вообще. Никто не обладает монополией на современное искусство. По ходу развития терминологии могут возникнуть более точные термины: философский акционизм, политический акционизм, например. Может быть начнут конкретнее разделять явления некоммерческого реагирования на разные ситуации современной жизни, которые сейчас называют современным искусством.

Ю.Н.: Это будет играть на руку поклонникам классического искусства, которые скажут: а мы говорили, что это не искусство. Это акционизм, философия и тому подобное. Еще вопрос: говорить про объективность нельзя, кому-то подожженная дверь на Лубянке...

В.Н.: Кажется красивым и смелым поступком.

Ю.Н.: Да, а кто-то видит в этом хулиганство. А с другой стороны, если обратиться к музыке, то классика это Моцарт, а Стас Михайлов отражает современность. Могут ли в данном случае какие-то объективные критерии применять. Всем же понятно, что творчество Стаса Михайлова, при всей его популярности среди российской публики искусством можно назвать с большой натяжкой. Как решать проблему объективности в заведомо субъективном поле?

В.Н.: В определенных пространствах практик существуют свои эксперты. В этом смысле, не эксперту по живописи определять оригинальность действий Павленского. Но есть эксперты по актуальному искусству, есть эксперты-медики. Сейчас, в том числе у Павленского такая проблема, что во всем этом мы видели клиническую картину и его уголовно не наказывают, хотят лечить и некоторые люди думают, что это гораздо хуже. Во-первых, это аннулирует политический пафос, но это другие вопросы. Разумеется такой единой линейки измерения нет, но есть определенный сопоставительный ряд, опыт. Поэтому можно до какой-то степени делать объективные экспертизы. Мне неоднократно приходилось работать в жюри крупных выставок, например Уральской, Балтийской биеннале графики, Новосибирской и др. Любопытно, что в Балтийске пять членов жюри расходятся во мнении, говоря на разных языках они не всегда могут договориться. И каждому даются круглые наклейки, надо обойти несколько тысяч квадратных метров, посмотреть несколько сотен работ и составить longlistи shortlist. И оказывается, что мнение пяти членов жюри, говорящих на разных языках с разным опытом, но с какими-то схожими чертами мышления, на 90 процентов совпадает. Поэтому даже в абстрактном искусстве сумеет отличить плохую картину от хорошей. В абстрактном экспрессионизме важна правда жеста лежащего в области бессознательного. Здесь важна раскрепощенность, свобода. Я хочу сказать, что биологическое в человеке тоже имеет право на существование и в каких-то эпизодах искусства, таких как абстрактный экспрессионизм, основывается на биоэнергетике человека. Лишь в начале XXвека признали, что и у негров может быть искусство и африканскую скульптуру показали в Париже и она оказала какое-то влияние на Пикассо.

Ю.Н.: Хорошо, вот вы в Эрарте и других курируемых музеях пытались устроить провокацию и показать из серии бессознательного?

В.Н.: Да, в Ханты-Мансийском государственном музее, тогда он назывался «Фонды поколений», мы устраивали выставку больных людей, при содействии с местной клинической больницей. Не могу сказать, что это было какое-то открытие, это скорее был культурно-регентский проект, поскольку выставки такого рода проводятся на Западе с конца 40-х годов и был такой французский художник Бернар Бюффе, который организовал такие выставки, а в Швейцарии, есть музей посвященный таким практикам. В этом тоже что-то есть. Я бы не назвал это какой-то провокацией, это сложившаяся практика в искусстве 20 века, когда находят во многих явлениях свой факт бытия, где есть своя выразительность. В Царском селе под Петербургом была реализована программа, по специальному гранту привезли 50 Даунов из Красноярска, каждого из них сопровождало двое взрослых и в рамках этого гранта им показывали музеи, парки, проводили специальные занятия по арт-терапии. К каждому Дауну был приставлен художник, расставлены мольберты в парке, тут же можно было перекусить. Им очень нравилось, это был такой добрый проект. А почему бы не выделить грант и для 50 здоровых талантливых ребят из Красноярска, чьи семьи не в состоянии заплатить даже за билеты, а ведь еще надо платить за жилье и питание, многим это не под силу. Красноярск же намного дальше от Сургута и зарплата там меньше. Получается перекос, когда какие-то готовые рецепты поведения, политики, искусства попадают в нашу сферу культурной территории и что-то сдвигает систему ценностей, это вызывает раздражение. Да, больные дети имеют право на любовь и внимание, и это здорово, когда они могут приехать, чтобы порисовать. Но на мой взгляд такие гранты необходимо выделять и на детей, которые хотят посвятить себя этому делу, чтобы дать им возможность развития художественного опыта. Мне кажется, что конфликт между крайними формами искусства и искусством более традиционным, происходит на той же почве. На почве того, что грантовая политика приводит к смещению пропорций.

Ю.Н.: Давайте поговорим о том, что у нас планируется в Сургуте. Завтра у нас открывается очередной СтерхФест, кстати, пользуясь случаем хочу поздравить вас Сергей и весь Сургут с 15-летием галереи «Стерх». С чем собственно к 15-летию подошли.

С.З.: Завтра открывается уже шестой СтерхФест и городу дарятся две роскошные выставки Эрарта. Завтра будет первая и пользуясь случаем скажу, что планируется встреча с Владимиром Назанским в «Стерхе». Это будет интересный разговор об искусстве, музее и пр.

Ю.Н.: Выставка будет длиться несколько недель и даже разделена на несколько частей…

С.З.: Сама программа будет завтра и послезавтра: встреча, лекции и концерт. А выставка будет идти до середины апреля, тогда же и добавится еще одна «Современный реализм», где будет много интересного. Художник из Перми Александр Греков будет выставлять свои работы.

Ю.Н.: Такой вопрос к Владимиру: у вас насколько я зна, много курируемых проектов, среди которых и «Стерх», такой может быть наивный вопрос, как найти на все это время?

В.Н.: Да, с временем хуже всего. Если говорить именно о «Стерхе» – 15 лет сотрудничаем, если и был перерыв, то только один раз на год. А так, почти каждый год мы реализуем хотя бы один совместный проект. Это настолько давние мои партнеры, которые уже стали частью моей жизни. Здесь даже не нужно искать объективные причины, биографически все сложилось. Надо сказать, что население в Югре особенное, его отличает энергичность и вера в лучшее. Сюда приехали люди из разных регионов, больше всего конечно уральцев, с образованием опытом. И прожив здесь многие годы, они уже стали частью этого города. Сургутян отличает отсутствие некоей зарефлексированности, жители больших городов, кроме Москвы, не избалованы чрезмерной концентрацией финансов, привыкли к регламентированности, а в Сургуте считают, что все возможно. Это удивительная подкупающая черта, жители этого могут не замечать, думая, что это нормальное состояние, но со стороны это видно. Даже когда, я бывает включаю телевизор, всегда болею за участников из Сургута. Так же отмечаю таких людей для себя в самых разных сферах. В том числе и в Эрарте есть коренные сургутяне, которые приехали в Санкт-Петербург. Даже сама комбинация людей в Сургутской галерее уникальна. Я не знаю такого примера в других регионах, чтобы это были не статисты, а люди, которые хотят что-то делать, как Лариса Гурова, Сергей Зятьков, ныне действующий композитор, работающий в жанре академического авангарда. Современное искусство стремится к синтезу и такое совмещение музыкального опыта, может быть даже музыкального перфоманса. Есть в галерее и люди, которые увлечены поэтическим искусством, в коллективе «Стерха» есть марийская поэтесса известная в культурных сообществах. Это позволяет соединить такие разные грани. И то, что люди пришли туда не для того, чтобы пересидеть время, а для создания чего-то нового. Они требуют проектов, привозят удивительные музыкальные коллективы, соединяют это с искусством. В галерее происходят такие события, на которые в Москве и Санкт-Петербурге стояла бы очередь. Безусловно, если телепортировать галерею в Петербург – это было бы одно из самых популярных мест. Это здорово, что так сложились обстоятельства и возникла такая галерея, туда пришли люди, которые организуют постоянные выставки, встречи и т.д.

Ю.Н.: Давайте призовем горожан, после всего сказанного здесь и сейчас пойти создать очередь в галерею. Еще раз поздравим «Стерх» с 15-летием. Напомним, завтра начнется СтерхФест. Спасибо большое нашим замечательным гостям – это Сергей Зятьков, заведующий отделом проектных технологий и Владимир Назанский, куратор Музея современного искусства Эрарта и нашего «Стерха» тоже. Спасибо большое за такую увлекательную и обстоятельную беседу о сути искусства. Будем надеяться, что вы не последний раз в нашей студии. Будем рады видеть вас снова.

В.Н.: Спасибо.



04 марта 2016 в 11:03, просмотров: 3402, комментариев: 1


Комментарии:
ieroglif8
Существует такой взгляд, что в глубинке в любой сфере творчества вряд ли может родиться что-либо новое, свежее, оригинальное, всегда неизбежен будет налёт вторичности, провинциальности. Для настоящей творческой жизни нужно покидать свои окраины. Согласны ли Вы с этим утверждением? Извините, если вопрос покажется провокационным, это реальные размышления многих людей. Спасибо!

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться


Топ 10

  1. ​Музыканты группы «Бутырка» на концерте в Сургуте вспомнили о Зятьке 1342
  2. ​Миллиард – в канализацию: в Сургуте стартует реконструкция очистных сооружений 1141
  3. ​В центре Сургута сгорел автобус 685
  4. В Нижневартовске, Урае и Сургуте подскочила заболеваемость коронавирусом 566
  5. «Влияет деструктивно». Сургутские филологи изучили творчество Инстасамки 510
  6. В небе над промзоной Сургута заметили световой столб 487
  7. В ХМАО с коррупционеров взыскали 70 млн рублей 426
  8. ​Жизнь важнее 417
  9. ​Школа в 33 микрорайоне Сургута готова, но осталось получить лицензию 415
  10. ​Подозреваемого в убийстве прокурора Югры обвинили еще в одном тяжком преступлении 400
  1. ​Анатолий Нечушкин: «Если бы я не притащил сюда электростанцию, то судьба города была бы другой. И вы бы сейчас здесь не сидели» // ВИДЕО 6474
  2. ​Зачем Анна Семенович приезжала в Сургут 4920
  3. ​В Нижневартовске выбрали нового главу 4323
  4. Добровольцы и силовики Нефтеюганска до сих пор ищут пропавшего юношу 3900
  5. ​Анну Семенович удивила зима в Сургуте. «Снега просто по колено!» 3890
  6. ​Умерла Нина Ургант 3836
  7. В Сургуте группа мужчин теребит органы из-за концерта Инстасамки 3417
  8. ​В Нижневартовске выкинули на мороз 20 щенят 3043
  9. Пьяная вартовчанка ударила приятеля керамической кружкой – он получил закрытую ЧМТ 2697
  10. ТРЦ «Вершина» с новым названием вновь выставили на продажу в Сургуте 2491
  1. ​Жители Нефтеюганска смотрят на город и вспоминают о Ходорковском 11864
  2. На югорской трассе иномарка столкнулась с «КАМАЗом»: один человек погиб 10015
  3. В Сургуте после смерти медсестры больницы возбуждено уголовное дело 8123
  4. ​В четырех муниципалитетах Югры введен режим самоизоляции для непривитых граждан 7830
  5. Пенсионер, попавший под колеса Лады в Нефтеюганске, получил травмы 7371
  6. Водитель кроссовера спровоцировал смертельное ДТП под Сургутом // ВИДЕО 6507
  7. ​Анатолий Нечушкин: «Если бы я не притащил сюда электростанцию, то судьба города была бы другой. И вы бы сейчас здесь не сидели» // ВИДЕО 6474
  8. ​Вартовчане сняли на видео даму с котомками и сворой бездомных псов: «И это у детского сада!» 6370
  9. ​В Нижневартовске подростки избили девочку, но во главу угла поставили «национальность конфликта» 5755
  10. ​QR-код понимает только по-русски 5657