16+
Больше новостей
Больше опросов

Богато и чисто. Урбанисты Илья Варламов и Вадим Гинзбург увидели в Сургуте большой потенциал для развития // ФОТО, ВИДЕО, СТЕНОГРАММА

Представители агентства «Городские проекты» составили свое мнение о нашем городе

Коротко о встрече

Московские урбанисты, представители агентства «Городские проекты» не смогли четко определить, насколько хорош или плох Сургут. Конкретной оценки города на пресс-конференции в СИА-ПРЕСС ЦЕНТРе основатель агентства Илья Варламов и генеральный директор Вадим Гинзбург не дали, однако прошли по вполне конкретным положительным и отрицательным его сторонам.

В глаза бросились хаотичная застройка и проектирование, малое количество парковочных мест, множество пустырей и большое количество пешеходных путей, не обустроенных лавочками и мусорными урнами — притом, кстати, что сам город относительно чистый.

«Странно, но при общей городской чистоте, я заметил, — говорит Илья Варламов, — что урны не опорожняются. Вчера проходил мимо одного места и приметил полную урну. Прохожу сегодня там же, а мусора столько же». Надо думать, что находившийся на встрече замглавы администрации города Владимир Базаров, который отвечает за вопросы городского хозяйства, принял замечание.

Говоря об организации общественного пространства, спикеры дали несколько советов, но подчеркнули, что их мнение непрофессиональное: в городе, во-первых, они всего два дня и, во-вторых, вопросы архитектуры и организации простыми советами не решаются, нужно проводить экспертизы, с чем наверняка был согласен и главный архитектор города Алексей Фокеев, также посетивший пресс-конференцию.

Естественно, гости не могли не отметить сильные стороны города. К ним относится, например, парк «За Саймой»: однако и здесь, по мнению Гинзбурга и Варламова, есть отличное поле для деятельности: людность парка при малом количестве пешеходных зон и мест для занятости посетителя требует пристального внимания местных властей.

«У города большой потенциал для развития», — подытожил Варламов: несмотря на агрессивное точечное строительство, здесь достаточно незаполненных площадей, которые можно преобразить в хорошие социальные пространства.

Займутся ли «Городские проекты» этой работой, станет известно в будущем. Приезд Варламова и Гинзбурга носит, можно сказать, рекламный характер (и, что особо подчеркивается, не стоил городской администрации ни копейки). Теперь, если сургутские власти заинтересуются вопросами обустройства общественных пространств, московские урбанисты будут следить за объявлением соответствующих конкурсов — и станут участвовать в них на общих основаниях.

Текст: Илья Низовских

Фоторепортаж

Гости пунктуальны: пришли вовремя, разговор начали без задержек

Сургутяне настроены оптимистично

Кто-то внимательно слушает, кто-то уже размечтался о будущем благополучии...

Первый вопрос от аудитории — «Как вам Сургут?» — вполне оправдан. Оправдан и ответ: «По Сургуту видно: деньги здесь есть»

Замглавы администрации и глава департамента архитектуры и градостроительства также прибыли на встречу: думаем, Владимиру Базарову и Алексею Фокееву есть что спросить и есть что рассказать гостям и сургутянам

Фото: Ирина Швец
Текст: Юрий Нуреев

Видеозапись

-

Стенограмма

Юрий Нуреев: Добрый день. У нас сегодня в гостях два гостя из столицы – блогер Илья Варламов, у которого, наверное, много регалий, я не буду их сейчас перечислять, и директор агентства «Городские проекты» Вадим Гинзбург. Встреча посвящена тому, как сделать Сургут городом. По крайней мере, так мы это дело назвали. Собственно, можно начать задавать вопросы.

Вадим Гинзбург: Давайте немного вводных слов, чтобы вопросов было поменьше. Во-первых, спасибо вам большое, что внимание такое проявляете к нашей деятельности. Мы здесь неслучайно. Некоторое время назад наша компания разослала предложение о сотрудничестве во все города численностью более 200 тысяч человек. Многие из них, в том числе и ваш город, откликнулись и с интересом отнеслись е нашей идее. Чтобы ваши вопросы были более точечные и интересные, несколько вводных фраз и истории нашей компании. Илье Варламову передаю слово, потому что начиналась она от фонда «Городские проекты».

Илья Варламов: Я немного расскажу про «Городские проекты», чем мы занимаемся. Будет, наверное, понятнее, что мы можем делать, что мы делаем вообще здесь. «Городские проекты» начинались как фонд в Москве. Мы с Максимом Кацем, моим партнером, открыли общественную некоммерческую организацию и начали заниматься улучшением Москвы. Идея появилась случайно. Предшествовала ей череда случайностей, среди которых были и выборы мэра Омска и мой интерес к городским проблемам. Я сам по образованию архитектор, закончил Московский архитектурный институт, поэтому все, что связано с архитектурой, городами мне всегда было интересно. Я много путешествовал, смотрел на то, как развиваются города за границей, потом возвращался в Россию, ездил много по России, чувствовал, что что-то не так. Начал в этих вопросах разбираться. Максим ездил учиться к Яну Гейлу. Прошел там индивидуальную программу, тоже заразился идеями урбанизма, вернулся и мы объединились на городской повестке и решили открыть фонд «Городские проекты». Фонд был некоммерческим. Это была некоммерческая организация, изначально целью которой ставили формирование правильного общественного запроса на изменения в городе. Работали мы в Москве, финансировалась организация за счет пожертвований жителей. Мы начали буквально сразу с аудита проектов мэрии, которые были сделаны. Начали отбивать вредительство. Первой нашей громкой победой было очищение Тверской улицы от парковки. Короткая история для тех, кто не знает. Когда Собянин стал мэром Москвы, он сделал там ряд ярких изменений в городе, которые, видимо, ему посоветовали пиарщики после изучения. Одна из проблем, которая остро в Москве стояла, — проблема парковки. И они не придумали ничего лучше, чем сделать парковку на тротуаре на Тверской. Разлиновали тротуар. Было очень плохо, все сразу начали мучиться. С одной стороны, все понимали, что парковка на тротуаре – это неправильно, но никто не мог объяснить, почему ее нужно убирать. Вроде автомобилисты стали довольны. И одно из наших первых исследований – изучение Тверской улицы. Мы посчитали там потоки, посмотрели, кто как пространством в городе пользуется, сделали большой доклад, распространили среди жителей и с ним пришли в мэрию. 80 процентов пространства тротуара использует два процента автомобилистов, а 98 процентов вынуждены ютиться и вытирать своей одеждой машины. Никуда не годится, что на главной улице в городе и стране организована парковка. После этого нам удалось убедить мэрию, чтобы парковку оттуда убрали. Это была наша такая небольшая победа.

Дальше мы начали заниматься подобными вещами. Были и совсем мелкие проекты, например, отрегулировать светофорную фазу, чтобы переход стал удобнее, так и крупные. Например, когда в Москве началась реконструкция элитных магистралей, мы делали большой проект по отбиванию реконструкции Ленинского проспекта, потому что все наши транспортные эксперты сходились во мнении, что реконструкция этого проспекта в том виде, который хотели сделать, сильно ухудшит и транспортную ситуацию, и вообще все прилегающие к этому проспекту районы. И тогда мы смогли с жителями Москвы собрать порядка трех миллионов рублей на то, чтобы пригласить иностранных экспертов, известных в области транспорта, который бы провели аудит проектов мэрии и приготовили бы доклад, который помог бы остановить вредный, на наш взгляд, проект. Там был забавный факт: когда мы написали профессору, что есть такой проект, и жители города собрали деньги и хотят его пригласить, он сказал, что за его 50-летнюю практику это впервые. Обычно его мэрии приглашают, чиновники, а тут жители «скинулись». Он даже денег с нас не взял. Нам удалось провести исследования, изучить, подготовить большой доклад, который презентовали в мэрии. Тоже удалось эту реконструкцию отбить, Ленинский остался не испорченным, в отличие от многих других улиц. Было очень много проектов, большая образовательная часть. Мы проводим лекции, переводим интересные книги, отправляем их в администрации российских городов, поддерживаем проекты, которые делает мэрия Москвы, которые нам нравятся. Также мы ругаем проекты, которые нам не нравятся. Мы предлагаем там реконструкцию улиц и общественных пространств. Общественная организация занимается тем, что делает город удобным для жизни, жителей. Делаем мы это на основе наших собственных знаний и опыта, опыта наших экспертов. У нас очень хороший экспертный совет, к каждой задаче мы стараемся привлекать лучших специалистов в конкретной области, чтобы получить авторитетное мнение. И на каком-то этапе примерно год назад мы на основе фонда открыли агентство «Городские проекты». Там примерно все то же самое, но на коммерческой основе. Появился большой интерес к подобным работам у бизнеса, но понятно, что когда к тебе приходит застройщик и хочет сделать микрорайон красивым и удобным, фонд этим заниматься не может. Вадим Гинзубрг – это директор агентства «Городские проекты».

В.Г.: Все правильно, где-то года полтора назад стало понятно, что есть коммерческий запрос на нашу деятельность, и наши основные клиенты – это строительные компании и администрации городов, областей, районов. Мы работаем и в Москве, и в Московской области. Были большие проекты в Омске, когда мы делали там транспортную концепцию. Сфера нашей деятельности здесь не отличается сильно от фонда. Все, что касается городской среды – это в первую очередь общественное пространство, улицы, дороги, архитектура в части благоустройства. За последний год мы выполнили более десяти проектов разного масштаба. И по госзаказам выигрываем конкурсы, и по приглашению коммерческих структур. Одна из наших идей, чтобы продолжить наше развитие, — это предложение администрациям, руководителям крупных городов посотрудничать на тему улучшения города и нахождение таких возможностей для относительно быстрых побед. Мы предложили городам провести анализ, исследования, найти десять главных идей, которые могут быть реализованы и будут замечены большим количеством горожан и в то же время не потребуют больших капиталозатрат, проектирования и согласований. В каждом городе есть такие вещи, они и транспорта касаются. Собственно, Сургут одним из первых оперативно откликнулся на нашу идею. Мы встретились с городской администрацией в лице Владимира Васильевича Базарова, обсуждаем сейчас идеи сотрудничества. Вчера сегодня мы много ходили по городу. Задавайте ваши вопросы.

Никита, студент-политолог: Ваше первое впечатление от Сургута?

И.В.: Всегда этот вопрос, куда бы ты не приехал, его можно было бы во вступлении озвучить. Потом будет вопрос, какой город лучше, а какой хуже, где бы вы хотели жить. Сургут… Если сравнивать относительно других городов России, видно, что здесь есть деньги. Здесь что-то делается, строятся новые дома, административные здания. Весь город заставили поросячьими заборчиками фирменными сургутскими, которые непонятно зачем нужны. Зачем-то их поставили. Хочется этот забор еще на герб нарисовать, где это милое животное бежит. Пока я ходил, я насобирал коллекцию заборов, оград удивительных. Я раньше думал, что в Питере самые красивые заборы вокруг садов и дворцов, а оказывается, в Сургуте на каком-нибудь переходе, где даже люди никогда не ходят, все такое ажурное, развесистое. Здорово, что есть возможность что-то делать. К сожалению, город очень неоднородный. Точки внимания со стороны администрации, бизнеса очень хаотичны. Я пока не увидел, чтобы был какой-то единый план работ над городом, общественным пространством. Непонятно, куда идем. У тебя может быть хорошая остановка, а рядом разбитый тротуар. Может быть полдороги сделано, а другая половина – в лужах и ямах, потому что она не попала на какой-то план. Все очень хаотично разбросано. Наверное, если говорить про дальнейшее развитие города, нужно, чтобы был системный подход. Нужно вырабатывать единые стратегии по архитектуре, общественным пространствам, благоустройству и всему остальному, потому что видно, что есть возможности и желание. Но сейчас все происходит как-то рыхленько.

Никита: То есть, по-вашему, основная проблема — это хаотичность?

И.В.: Да. Опять же, мы походили, чувствуется недостаток хороших общественных пространств. Мест, куда можно пойти погулять. Есть парк, говорят, что он совершенно не справляется с наплывом людей. Примерно такая ситуация была в Москве, когда нам парк Горького сделали. Наверное, появился первый правильный парк в стране. Когда от концепции «шашлычные-пивасик и списанные китайские аттракционы» решили отказаться и сделать парк таким, каким он должен быть в современном городе. И пока не построили в Москве другие парки, не начали развивать... Те, кто был в Москве и пытался в выходной день летом прийти в парк Горького, испытал ужас. Там толпы как в метро в час пик ходят по этим дорожкам. Чтобы занять себе лежак или лавочку, нужно как в Крыму в советское время приходить в 6 утра с полотенцем и занимать место. Это первый признак того, что в городе недостаток хороших общественных пространств. И в Сургуте с этим тоже проблема. Я не говорю о том, что должны быть парки. Это большие пространства. Пространства могут быть и маленькие. Мы здесь сейчас шли до этого места по улице Ленина. Там такой широченный тротуар вдоль домов. Это часть от университета. Там пятиметровый тротуар плитами выложен, он широкий, там до горизонта совершенно ничего нет. Ни лавочки, ни тени. И сам тротуар из бетонных плит, по которым идти не хочется, непонятно, почему он так сделан. Хотя все говорит о том, что там может быть хорошее общественное пространство, аллея, где могли бы гулять люди, проводить время. Сейчас там выжженное поле, которое хочется быстрее пройти и там не находиться. Огромное количество пустырей, у которых тоже потенциал развития. Запрос на это есть, но их крайне не хватает. Наверное, этим тоже надо заниматься.

В.Г.: У меня впечатление от Сургута как от города с очень хорошим потенциалом. Видно, что у города есть бюджет, который позволяет содержать в чистоте и относительном порядке тротуары и дороги. В сравнении с другими городами это очень заметно. Но соглашаясь с тем, о чем говорил Илья, хочу добавить, что у города есть очень интересные возможности. Практически на всех улицах тротуар отделен большим газоном от проезжей части. Это очень хорошо и дает массу возможностей, чтобы сделать эту улицу приятной и удобной для хождения. Улицу Ленина вспоминая: все первые этажи — это витринные окна, отданные под бизнес. Из них отлично можно делать кафе, летом там может быть выход на улицу со столиками. Или просто привлекательные витрины, которые создают ощущение приятной улицы. С этим потенциалом можно хорошо работать. Какие-то пустые пространства, которые не заброшены, а просто не освоены, дают возможность делать там интересные истории, чтобы город был не просто территорией между домом и работой, а частью жизни.

Дмитрий Щеглов: Знаете, у нас в городе сложилась дискуссия. Когда кто-то начинает говорить, чтобы сделать больше общественных пространств, пешеходных зон, пляжи, парки и так далее, нам отвечают, что у нас зима девять месяцев в году, а остальные три месяца — это среднее положение между осенью и летом. Встречали ли вы примеры таких дискуссий? Как бы вы ответили сторонникам такой позиции?

И.В.: Мой любимый вопрос. Во-первых, аргумент про зиму — из разряда «зачем мыть руки, если через час они все равно испачкаются?» Примерно такая история с велосипедами. Поскольку я сам езжу на велосипеде и активно занимаюсь велосипедным движением и развитием его в Москве, тот же самый аргумент встречаю. Мол, зачем нам заниматься развитием велодвижения из-за каких-то трех месяцев? Не вижу никакой проблемы, даже если ты делаешь что-то, чем будут пользоваться три месяца, три дня в году. Когда ты в городе делаешь площадь, понятно, что этой площадью тоже будут пользоваться несколько дней в году. В разных странах и городах есть проблемы аналогичные, но редко это связано с холодом. Обычно это связано с жарой или дождями. Если взять какие-нибудь Эмираты, то там полгода жара 40-50 градусов. Казалось бы, на улице никто находиться не будет, все ездят на машинах. Зачем там развивать общественные пространства? Но там, в отличие от многих богатых арабских стран, люди активно начали развивать общественные пространства. Если жара — делают навесы, неудобно стоять на остановке — делают закрытые остановки с кондиционерами.

Тут нужно понимать, что не у всех есть возможность в городе уйти от тех условий, которые есть. Не все могут ездить на машине от подъезда до подъезда. Если посмотреть на статистику, в Москве 760, Владивосток — первый. Все равно у тебя в городе всегда остается большой процент людей, кто машины не имеет либо не пользуется ей каждый день. Обычно это люди либо небогатые, либо социально незащищенные — дети, пенсионеры. Немножко неправильно, когда мы на уровне города говори, что у нас куча людей до 18 лет не имеет машины, и они должны страдать. Им не нужно ни гулять, ни что-то другое. Либо пенсионеры. Поэтому все это глупости, вся эта дискуссия. Даже если три месяца моно ходить по улицам, значит, надо ходить, гулять в парках. Чего спорить, пойдите и посмотрите в парке на ту лыжно-роллерную трассу: там даже в будний день полно народу. Почему бы этим не заниматься? Людей надо выводить на улицы, чтобы они гуляли, занимались спортом, ходили. Как минимум это полезно для здоровья. Также это полезно для города.

В.Г.: Во-первых, кажется, что не совсем корректно говорить, что только три месяца в году можно быть на улице. Несмотря на то, что климат у вас суровый, я уверен, что даже зимой достаточно много дней, когда люди на улицы выходят и наслаждаются погодой. Я сам вырос в северной Воркуте и помню свое детство. Я проводил большую часть времени на улице. Есть северные страны, где, наверное, помягче климат, чем в Сургуте. Норвегия, Исландия, Дания. Несмотря на не самый благоприятный климат, там работают общественные пространства, люди проводят времени на улице столько, сколько могут.

Игорь, неравнодушный гражданин, велосипедист: У меня вопрос больше к Вадиму. Про Илью я много знаю, читаю его блог постоянно. А как вы попали в этот проект? И вопрос к Илье. Недавно ваш пост прочитал про детские площадки. Будет ли особое внимание уделяться детским площадкам?

И.В.: Я по своей профессии консультант по управлению, много лет занимался различными стратегиями и оптимизацией бизнесов промышленных и торговых компаний. В какой-то момент организовал свой бизнес в этой сфере, консультировал крупных энергетиков, компании из сферы ЖКХ. Мы познакомились с Максимом Кацем и Ильей и обсудили идею создания на базе фонда коммерческой организации. Мне как специалисту по управлению и предпринимателю это было крайне интересно. Я сам всегда интересовался городской темой, хотя в публичном пространстве так себя никогда не позиционировал. Собственно, из этой идеи возникло агентство «Городские проекты».

И.В.: По поводу детских площадок. У нас есть идея сейчас сделать своеобразную инструкцию, где развеять ряд заблуждений. К примеру, про пешеходные переходы. Есть мнение, что подземные переходы — это хорошо, безопасно и здорово. На самом деле это не так. Мы активно выступаем против подземных переходов, работаем с людьми, чтобы переубеждать их. То же самое с детскими площадками. практически все наши детские площадки сделаны не совсем верно. Они сделаны не взрослыми для взрослых, а взрослыми для детей. Это больше психологическая история, когда люди что-то делают для других. Хороший пример с яркими фасадами. Когда застройщик берет и делает яркие, клоунские дома, зелененькие, красненькие, и ему кажется, что людям это нравится. Приезжаешь в какой-нибудь коттеджный поселок или смотришь на дом этого застройщика, то спрашиваешь: "А ты почему не сделал себе красный или зеленый дом?" А он отвечает: "Нет, ну мне-то это не нравится". Вроде как зимой веселее будет, наверное. Хотя в коттеджных поселках клоунских цветов нет. В Москве один наш вице-мэр по жилищно-коммунальному хозяйству и благоустройству господин Бирюков очень любит желто-зеленые заборы. Он считает, что зеленый цвет людей успокаивает, а желтый вселяет оптимизм. Поэтому вся Москва закрашена в желто-зеленые фирменные цвета: бордюры, заборы, клумбы. Каждую весну выходят творческие гастарбайтеры с краской и всю Москву выкрашивают. У нас шутят, что уже и Кремль скоро желто-зеленым покрасят. При этом я был в районе, где он живет, и почему-то вокруг его дома все ограды черные. Александровский сад тоже черной оградой обнесен. А ему кажется, что каким-то людям нравятся желто-зеленые заборы. Думаю, у вас такая же история: кто-то решил, что эти поросячьи заборчики будут классно смотреться. Можно найти этого человека и посмотреть, как у него дома, нет ли у него дома такого забора. Думаю, что не будет.

И с детскими площадками такая же история. Тем, кто эти площадки ставит, кажется, что яркие, примитивные площадки детям будут интересны. Хотя это тема большой дискуссии. Есть ряд исследований, которые в течение 30 лет проводились, изучая, как разные поколения в зависимости от детской площадки развиваются. Как показывает практика, эти площадки негативно сказываются на творческом развитии ребенка, потому что они не оставляют ему пространства для фантазии. Из-за того, что они супербезопасные, у ребенка не остается возможности рисковать, учиться на своих ошибках, и вырастает поколение, которое условно не умеет падать и не так приспособлено к жизни, как поколение, которое условно играло на старой стройке. Это не значит, что надо все площадки превращать в старые стройки. Эти площадки бесконечно далеки от природы: все такое пластиковое, однотипное и неприятное. Это тоже не очень хорошо. Ребенку надо давать понять, что такое дерево, камень, как течет вода. На Западе площадки не такие яркие и приглядные, но в плане развития ребенка как будущего гражданина они гораздо полезнее. Я про это писал и буду еще писать. Это один из стереотипов, которые мы пытаемся разрушить. У вас построили новый детский садик, поставили веранды. Дети там будут как в теплицах играть — их обнесли оргстеклом. А детские площадки... Там тоже примитивный набор трех элементов, как и по всей России, и засыпали все каким-то мелким черным гравием. Хочется человека, который решил в детском садике это поставить, поиграть на этом гравии. Не знаю, что они, железнодорожников хотят вырастить? Каждый человек, наверное, думал о детях, что им будет удобнее это делать так. Получается черт те что.

Виталий Щербаков, «СургутинформТВ»: Меня интересует ваше отношение к парку «За Саймой», в котором вы провели много времени, и к нашей набережной. Посетили ли вы набережную?

И.В.: Набережную посетили, парк затопило. Там много комаров. Это мое отношение. Вадим скажет подробнее.

В.Г.: Был в парке «За Саймой» еще в свой предыдущий визит, до затопления, и комаров было поменьше. Мне кажется, городу очень повезло, что у него такой кусочек лесопарка посередине, практически на острове. Отличный городской актив, который нужно использовать. Но первой впечатление такое, что на всей этой территории крайне не хватает пространства, которое может осваивать человек. Очень большая природная территория, но дорожек, тропинок, маленьких полянок, лавочек и просто мест, где можно посидеть на травке, очень мало. Даже в будний день видно, какая там высокая концентрация людей. Наверное, уже от пяти человек слышал, что в выходные там просто первомайская демонстрация. Людям очень нравится, потому что парк в самом центре города. Совершенно разные потоки: велосипедисты, роллеры, спортсмены, мамы с колясками, люди с собаками, и все это перемешано. Естественно, возникают какие-то противоречия и конфликты. Очевидно, парку нужно уплотнение тропиночно-дорожной сети. И не просто их сделать больше, а развести их по каким-то категориям, разграничить потоки, создать точки притяжения, чтобы каждый со своей активностью нашел себе место в этом парке. Площади там для этого более чем хватает.

И.В.: От двора до парка история одна. У нас большая проблема с занятостью разных и возрастных групп населения, и социальных, потому что кроме как про детские площадки в 90 процентах случаев никто не думает. Есть установка, что должна быть детская площадка. В парке мы сегодня были, погуляли. Есть несколько детских площадок, волейбольная. Поэтому важно, чтобы человеку любого возраста, с любым хобби и так далее было чем заняться. Чтобы пенсионеры могли играть в шахматы и домино, маленькие дети — быть на детской площадки, у подростков должны быть нормальные велодорожки, у взрослых — спортивные площадки. Это довольно сложная задача, но если ее решить, будет получаться органичное пространство, куда может прийти любой житель города — от мэра до студента, и ему там будет интересно и комфортно. К этому надо стремиться при дальнейшем развитии, потому что для многих групп населения в городе нечего делать. С набережной такая же история. У набережной и у парка огромный потенциал. Набережная в городе — это одно из главных мест и большой плюс. Города, у которых набережных нет, очень завидуют тем, у кого она есть. Поэтому с ней надо работать, делать там общественное пространство. Люди любят воду, гулять около воды, время там проводить. Набережную надо развивать, как и все остальное.

В.Г.: Есть отличный пример Крымской набережной в Москве. До недавнего времени это была территория практически парковочная. При этом это центр города, на другой стороне — парк Горького. Два года назад был реализован проект: там сделали относительно недорогое, но эстетически приятное место с фонтанчиками, где есть активность для разных групп и категорий. Это место просто фантастически быстро заполнилось огромным количеством людей, стало излюбленным местом проведения времени.

И.В.: С Крымской набережной вообще интересный кейс. У нас обычно все наоборот: вместо общественного пространства делают дорогу. То есть построить новую дорогу — это всем понятно. А убрать существующую — это беспрецедентная история. Начинают люди возмущаться. А с Крымской набережной... там действительно была дорога, по четыре полосы в каждую сторону. Ей не очень активно пользовались, хотя даже заправка на ней была. Когда сказали, что ее ликвидируют и что-то построят, начались возмущения. При этом ни один человек никогда в жизни там не ходил. Увидеть там человека — как сейчас напротив Кремля, где фактически тоже дорога. И ни одного человека вы там никогда не увидите, потому что вдоль дороги никто гулять не хочет. Была общественная дискуссия. Говорили, что люди туда не пойдут. Взяли хороших архитекторов, сделали хорошее пространство, велодорожку, фонтанчики, несколько кафе. Я про это писал. Теперь там полно людей и в будние, и выходные не протолкнуться. Все счастливы. Это одно из лучших пространств в Москве.

Подобных историй в мире много. Есть интересный пример: в Южной Корее одно время посреди города протекал ручей, потом они его закопали под землю, пустили коллектор и сделали там эстакаду, которой весь город пользовался. В какой-то момент решили, что эстакада не нужна, захотели откопать ручей. Теперь это одна из главных достопримечательностей Сеула. Азиатские города — они шумные, пыльные, перенаселенные, не очень привычные нам. Там все компактно, деревья только в кадках стоят. А тут снесли эстакаду и сделали ручей. Город получил новую жизнь, многокилометровое пространство.

Подобные истории есть в Париже. Вдоль набережной там одно время была дорога. Там два уровня — верхний и нижний. Несколько лет назад эту набережную закрыли и сделали там пляж. Сначала закрыли на месяц из-за аномальной жары. Насыпали песок вдоль воды, поставили шезлонги, зонтики, душики. Все начали сразу там гулять, всем понравилось. Жара кончилась — опять дорогу вернули. Потом начали эту набережную закрывать на выходные. Буквально два года назад решили вообще ее закрыть, потому что нефиг там кататься машинам — будет хорошее общественное пространство. В итоге город стал намного удобнее.

Альберт Исмагилов, блогер, юрист: Вы, наверное, заметили, что у нас в городе много машин. Как с этим работать? У нас во дворах уже идут драки за места. Как вам наш общественный транспорт в части удобства и комфорта?

И.В.: Сразу скажу: это не предложение, не надо говорить, что Варламов сказал, что это его радикальное мнение. С машинами надо бороться самым решительным образом. Начать надо с того, что запретить любую парковку во дворах, вообще никак и никогда. Эти идеи пока принимаются в штыки, особенно в городе, где 760 машин на тысячу человек. Я во Владивосток когда приезжал, говорил, что им надо как-то с этой автомобилизацией что-то думать, потому что наши города не приспособлены к таким количествам машин. Это больше американская история, где одноэтажная застройка и большие расстояния. И там действительно, если машины нет, ты умираешь с голода, холода и от отсутствия какого-то культурного досуга. В Америке без машины невозможно. Те, кто был в Америке, обращали внимание, какая для машины есть инфраструктура. Надо понимать, что каждый автомобиль занимает больше места, чем человек. Нужно на его хранение порядка 18 квадратных метров — проезд, подъезд и само парковочное место. Сколько сейчас на человека положено квадратных метров? Примерно одинаково. Суть не в этом. Если у вас каждый купит машину, вам нужно рядом с девятиэтажным жилым домом строить столько же этажную парковку. Понятно же, что на придомовой территории и вдоль улиц все машины разместить невозможно, поэтому возникает хаос. И удовлетворить спрос на парковку в принципе невозможно, потому что машин всегда будет больше, чем для них можно выделить мест. Поэтому в будущем нужно людей приучать к тому, что, покупая машину, никто бесплатно метры прилагать не будет. Покупая машину, ты должен задуматься, где ты эту машину будешь хранить. Во многих странах есть такое, что ты не можешь купить машину, пока не обеспечишь парковку. В Японии такое действует давно, но у них там свои проблемы с местом. Там система: перед тем как купить машину, ты вызываешь полицейского домой, показываешь ему парковочное место, и полицейский не просто дает разрешение на покупку автомобиля, но еще и говорит, какого размера машину тебе можно купить. Если ему твой гараж покажется маленьким, то он может сказать, что можно приобрести машину только класса А. Какой-нибудь смарт купишь и все. И ты идешь в автосалон с этим разрешением и покупаешь себе машину. Сейчас подобную систему вводят в Китае. В Пекине с июля тоже начинает действовать правило, что пока ты не купишь себе парковочное место, ты не можешь себе купить машину. Никакие газоны для этого не пригодны. У нас даже мысли об этом нет, потому что человек считает, что если он машину купил, ему бесплатно дается парковка около дома и около работы, причем парковка еще и под окном должна быть. Поэтому если вдруг ему говорят пройти 100 метров от стоянки до дома, он скажет, что не для того машину покупал, чтобы пешком идти, и будет ставить ее под окном. Так что дворы надо закрывать, парковку делать платной, и тогда человек будет более ответственно к этому относиться.

Когда парковка будет хоть как-то регулироваться — в Москве еще есть какие-то попытки, в Сургуте вообще никак не регулируется, — во-первых, бизнес начнет строить стоянки и паркинги (сейчас на это спроса нет). У вас сейчас новые дома строятся новые дома с подземными парковками. Люди не покупают подземные парковочные места, потому что они могут накидать машины вокруг, на газоны. Зачем покупать парковку? А когда у них не будет возможности ставить на газоны и во дворах, тогда начнут думать. И ничего страшного не случится. Если вы вспомните советское время, то машину без гаража покупал очень редко кто. Это в то время было вызвано, конечно, не соображениями о нормальных дворах и дорогах, а соображениями безопасности, потому что оставлять машину было небезопасно — с утра дворников не найдешь. Тем не менее все покупали гаражи. Вспомнят и сейчас, ничего страшного. Я вообще за то, что к владению авто нужно относиться более ответственно. Никому не навязываю и не предлагаю, потому что такие мысли воспринимаются сейчас слишком радикально и в штыки. Общественным транспортом я не воспользовался, да и не было желания воспользоваться. Может, сегодня мы посмотрим на него, но ничего пока про него сказать не могу. Вроде так, автобусы красивые ездят, маршрутки надо убрать. Надо просто разобраться, почему они есть, но это отдельная история.

Светлана Стебенькова, «Сургутинтерновости»: Во сколько городскому бюджету обошелся ваш визит? Итог вашего визита — это будет план-проект или рекомендации администрации? Что дальше?

И.В.: Во-первых, бюджету наш визит ни во сколько не обходится, мы сами ездим. Мы даже остановились в гостинице «Метелица». Когда мы сказали вчера, что остановились в этой гостинице, нам сказали: «Вы что, с ума сошли? Давайте вас куда-нибудь переселим». Но мы честно жили две ночи в гостинице «Метелица». Как вы думаете, администрация нас туда бы поселила? Навряд ли. Вы знаете, что это за страшная гостиница? Точнее, в каком она страшном месте? Лично у меня есть достаточно возможностей путешествовать по России и писать, поэтому мы в Сургут приехали не потому, что мы сейчас получим здесь какой-нибудь заказ. Я каждую неделю куда-то езжу и смотрю, что происходит. Каждый раз, когда мы куда-то ездим, мы пишем в администрацию и с удовольствием со всеми встречаемся, потому что администрация города — это неотъемлемая часть всех процессов. Если как-то это игнорировать и говорить, что мы все сами посмотрим... Если люди захотят с нами как-то работать, мы с удовольствием будем работать с администрацией любого города — и Сургута, и Москвы. Если будет объявлен какой-то тендер или конкурс на работы, которые нам подходят, мы с удовольствием туда пойдем, будем делать это публично. Вы можете зайти на сайт госзакупок и увидеть, в каком количестве конкурсов мы участвуем.

Евгений Лаврентьев, «СургутинформТВ»: Илья, есть ли у вас уже какие-то конкретные предложения по улучшению городской среды? Вы много говорите о положительных сторонах, недостатках, но каких-то предложений я не услышал, извините.

И.В.: Во-первых, я здесь второй день, и было бы как-то странно, если бы я сейчас достал список и сказал: «Делаем то, то и то». Любые наши предложения мы делаем не на основе приезда и что нам показалось, а на основе какого-то анализа, исследования. Перед тем как что-то предложить, нужно более внимательно изучить город, провести опросы, посчитать пешеходов, понаблюдать, обозначить проблемы, и после этого предложить их решение.

Людмила Захарова, «Новый Город»: Я бы хотела продолжить тему набережной Саймы. Сейчас это боль наша. Дно Саймы грязное, не чистится. Если, конечно, администрация нас услышит и все-таки почистит дно и берег от мусора и от грязи, то, на ваш взгляд, нужно забрать в камень набережную или оставить природную?

В.Г.: Типичная проблема городов заключается в том, что приходит кто-то — архитекторы, строители — и говорит: «А вот здесь должно быть в камне, дереве». Эти вопросы не могут решаться таким образом. Мы никогда не смогли бы ответить на ваш вопрос и дать рекомендацию, потому что это непрофессионально. Такие вопросы решаются путем организации серьезных проектов. Им должны предшествовать исследования, должны работать профессиональные архитекторы, предлагаться какие-то варианты и оцениваться.

И.В.: Давайте сделаем комбинированно — и в дереве, и в камне.

Л.З.: Там у нас историко-культурный центр, деревянный городок в память о нашем прошлом. Там, думаю, природу нужно оставить. Я вам рекомендую побывать в этом районе.

И.В.: Так мы были там вчера. Там здорово.

Л.З.: Ближе к больнице уже не очень здорово, там ужасно.

И.В.: Наверное, там нужно обязательно что-то делать, как и во многих других местах. Есть определенные этапы. Перед тем как сказать, в чем нужно делать, нужно провести массу других действий. Почему-то урны у вас не опорожняют. Я вчера снял заваленные мусором урны, думал, что какой-то праздник. Сегодня мы прошли по тому же пути, и они по-прежнему переполненные. Мне кажется, если их будут не раз в месяц убирать, а почаще, будет здорово. Относительно других городов в плане бытового мусора здесь очень чисто. Вам, может, кажется грязно, но я вам скажу как человек, который объехал все регионы и был во многих городах: на улицах очень чисто. Это заслуга жителей. Администрации минус, потому что урны все переполнены.

Никита: Хотел спросить: вы активно занимаетесь добрыми делами. Встречали ли вы сопротивление со стороны местных властей? Я не говорю об игнорировании или обиде, как в Казахстане, а именно о сопротивлении вашей деятельности?

И.В.: Кто людям помогает, тот тратит время зря, хорошими делами прославиться нельзя. В разных городах по-разному относятся. Когда твои проекты и твои дела и предложения идут в разрез с какими-то политическими и экономическими интересами, то у тебя идет, конечно, конфликт. Когда ты хочешь, например, защитить трамвайную систему и сделать так, чтобы в городе не убирали трамваи, а мэр города уже продал под торговый центр землю депо, конечно, понимания не найдешь. Будут в ход идти все средства. Наиболее конфликтный у нас Омск. Там всех наших врагов уже посадили. «Мостовик», вся история с метро... Они с 87-го или 89-го года строят метро. Построили одну станцию. Чтобы метро заработало, нужно как минимум две станции. Все деньги, которые им выделяют, уходят на поддержание этой стройки — чтобы ее не затапливало и так далее. Есть еще один советский стереотип: если есть один миллион жителей, значит, должно быть метро. Любой город, который достигает миллиона, пренепременно хочет построить себе метро независимо от того, нужно ли им это или нет, может, нужно что-то другое. И Омск с таким упорством строит метро. Мы приехали и сказали: «Ребят, вам метро никогда не построить. Это очень дорого, никогда не будет таких денег, и оно не нужно, можно сделать нормальную линию скоростного трамвая». Они нам не поверили. Мы привезли туда транспортных экспертов, провели большой анализ, сделали презентацию. Они сказали, что сейчас откажутся от стройки метро, но на это выдавались федеральные деньги, а теперь эти миллионы перестанут давать каждый месяц. А на трамваи денег не дадут, и они останутся ни с чем. Все, что им было нужно сделать, — это прийти в Минтранс и показать проект, который мы для них подготовили, просто в нужный кабинет прийти и сказать: «Мы не хотим строить метро. Продолжайте давать нам деньги, мы будем строить нормальные трамвайные пути». Но они так и не дошли. А потом всех посадили.

В.Г.: Вообще в Омске была интересная история. Нас пригласил губернатор Омской области, понимая, что ситуацию с метро нужно как-то решать. Была большая проблема, работало много российских и зарубежных экспертов. Мы подготовили концепцию развития общественного транспорта, в основе которой объединялась трамвайная сеть с объектами метрополитена — несколько перегонов и одна станция. Было серьезное сопротивление со стороны «Мостовика», главного строителя этого метро, который получал эти деньги федеральные на то, чтобы что-то копать. Это характерный пример, когда в городе сложно что-либо сделать, не получив себе оппонента. Что бы ты ни делал, ты всегда будешь наступать кому-то на ногу. Но бояться этого не нужно. Скорее наоборот: если ты оказался всем угоден и все довольны, то ты либо ничего не делаешь, либо делаешь что-то не то.

И.В.: С Архангельском не повезло, очень плохой город оказался. В Йошкар-Оле глава республики Марий Эл, человек весьма своеобразный, решил построить Венецию. И все, что он насобирал, путешествуя, решил восстановить. И он очень болезненно относится к критике. Осталось мне еще в Грозный съездить. Все хорошо.

Альберт Исмагилов: В 2014-м году город Сочи был объявлен городом безбарьерной среды. Был объявлен эталоном для других городов. После этого что-то изменилось в других городах, стало лучше?

И.В.: К сожалению, Сочи был для галочки сделан городом безбарьерной среды, для Олимпиады есть определенные требования. Там для галочки нагромоздили пандусов, кнопок и всего остального. И в других городах тоже для галочки. Положено нам как-то думать об инвалидах, поэтому делают какие-то пандусы, что-то лепят, совершенно не понимая, как это должно быть устроено, как это делать правильно. Это понять невозможно, пока чиновник сам не сядет на коляску инвалидную или сам е возьмет коляску с ребенком и не пройдется по какому-то маршруту. Как только он по какому-то маршруту пройдется, он лучше всех увидит, приспособлен город для маломобильных граждан или нет. Проблема с безбарьерной средой гораздо шире, потому что мы опять все сводим до инвалидов-колясочников, которых, может быть, и не так много, и они физически из своих пятиэтажек выйти не могут без посторонней помощи. Когда он не может выйти из дома, ему все равно, есть ли пандус в аптеку или нет, потому что он все равно будет ходить с сопровождающим. Гораздо острее в городах стоит проблема с маломобильными гражданами, которых до 25 процентов. Это пенсионеры, больные люди, люди с колясками, тележками, тяжелыми сумками и так далее. К примеру, если спросите у бабушки ее мнение, она скажет, что больше 100 метров условно не может идти, ей надо где-то отдохнуть. А когда она выходит на вашу улицу Ленина, ей нужно дойти из точки А в точку Б, и она видит, что на горизонте ни одной лавки, где ей отдыхать? На капоте запаркованной машины? У нас была одно время программа неофициальная, направленная на то, чтобы сделать город удобным для пенсионеров. Смысл в том, что если город будет удобным для бабушки, то он будет удобен для всех остальных людей. Бабушка — это такая социальная единица, обеспечив которой комфорт, город будет хорошо освещен, безопасен, чист, с лавочками, приятен для прогулок. Поэтому проблема маломобильных граждан очень остро стоит. Когда она начнет решаться не для галочки, а с целью создать благоприятную среду, будет хорошо и здорово.

Д.Щ.: Как сложился ваш разговор с сургутской администрацией? Каков шанс, что вы снова приедете с рабочим визитом, чтобы решать наши городские проблемы?

И.В.: Может, будем, может, не будем. Независимо от того, как наш разговор сложился и что будет, мы следим за всеми городами. У нас есть целая команда — примерно как вас здесь всех — юристов, которые сидят на госзакупках, на других сайтах. Они ищут интересные нам проекты, мы в них принимаем участие. Вся информация открытая, на нашем сайте есть целый раздел, посвященный этому. Как только администрация Сургута сделает какой-нибудь конкурс, который покажется нам интересным, мы примем в нем участие. И если мы сможем предложить самые выгодные для города условия, учитывая наши компетенции, возможности и сроки, мы с удовольствием будем делать здесь любую работу, чтобы Сургут стал лучше, так же, как и в любом другом городе. Пока наши юристы нам не звонили и не говорили, что что-то появилось. Как только появится, мы сразу напишем на сайте, потому что вся наша деятельность прозрачна. Все открыто и публично обсуждаемо, потому что я и сам публичное лицо. Так что вы узнаете об этом первыми.

Д.Щ.: Друзья, спасибо, будем завершать наш разговор. На вопросы отвечали Илья Варламов и Вадим Гинзбург. Спасибо за вопросы. Спасибо вам за то, что интересно обо всем рассказывали. До новых встреч!



17 июня 2015 в 16:36, просмотров: 6429, комментариев: 13


Комментарии:
альберт леонов
"атмосфера" в сургуте не та....
Швондер
Во картина - сидят два заезжих гастролирующих дилетанта - а-ля Остап, а местные провинциалы сидят и с обожанием смотрят им в рот. т. Базаров очень похож на персонажа С.Крамарова в Васюках)))))
альберт леонов Швондер
тогда на кого похож ЮН, читающий тексты с "потолка"?
Ланд
"....«По Сургуту видно: деньги в городе есть»..."
---------------
Бааа... Сам Остап Ибрагимович пожаловали!!! Унюхал таки...
(Если в стране ходят денежные знаки, значит есть места где их много)
Сейчас начнёт прикидываться чадом Лейтенанта Шмидта
Ланд Blind
это не 12 стульев, а Золотой телёнок ...
Так, по существу:

Что такого сказали эти два мегаспеца, что Сургут не знал? Абсолютно ничего. Зато я теперь прекрасно понимаю, для чего это все делалось - в отчетах нужных департаментов и структур появится теперь галочка "Приглашены специалисты, составлен проект и ведется работа на документацией".

Предполагаю, что большинство местных СМИ побьется еще некоторое время в сладких конвульсиях и судорогах (ах, посмотрите, ведь ОНИ к нам приехали, сколько умного сказали). На самом деле товарищи блоггеры, что называется, лили воду. 64 с половиной минуты. Ничего нового сказано не было. Все это уже Сургут знал и уже предлагал неоднократно, и тут, помнится, и в других СМИ и много где. Администрации на это было все равно, когда чудо-депутат махал своим айфоником и кричал, зачем городу планетарий, ткните айфоником в небо и будет вам счастье.

Много у нас детишек просветились на тему окружающего мира? Прям вот все ходят и тычут айфониками в небесные тверди.

Зато тут представители администрации побросали все дела, пришли, сидели задумчиво, не выпуская, судя по всему, те самые айфоники, с помощью которых они изучают окружающий мир, из рук. Конечно, что слушать тех, кто тебя выбирал. Да ну, право же. Мы только заморских гостей слушаем.
Four Д.Щеглов
Что еще раз доказывает, что мнение жителей города Сургута администрацию не интересует ни разу. Вы же сами говорите об этом в своем посте. Делайте выводы. И готов поспорить, что ни через год, ни через пять лет ничего абсолютно сделано не будет. Хотите жить в мире иллюзий - живите дальше. Когда нужно было решать урбанистическую задачу с пустырем на Мира - Островского, где вы были, господин Щеглов (это к тому, что вы мне пеняете тут)? Писали бесконечные статьи? Да не так много их и было, гораздо больше было шуму и гаму по поводу Дома Пионеров, потому что там была личная увлеченность процессом у Антона Ковальского, когда он тут всех несогласных "временщиками" называл.

А по поводу пустыря народ тут достаточно предложений высказывал. Так что ж ваша газета осталась тихонько в сторонке и не пригласила заморских спецов тогда, когда они нужны были? Что на это скажете? Или вы тихонько проигнорируете это? Ваше право.

Проблема в том, что все потуги решить урбанистические задачи ни к чему будут, когда на том пустыре построят храм и вокруг него будут везде, и на дорогах, и во дворах, и на газонах, стоять машины, потому что даже жителям микрорайонов окрестных места уже ни во дворах, ни на пустыре не хватает. И вы получите ту же самую картину, по которой сокрушаетесь, читая бложик уважаемого вами Варламова с фоточками, где из-за машин людям пройти нельзя.
Швондер
Кто за храм на пустыре? Я за
Four Д.Щеглов
Про анонимность: это, собственно, мое право, как и ваше - не общаться со мной, если вас анонимность столь сильно напрягает. Но мне думается, что это лично ваши проблемы, ибо анонимность, нераскрытие личных данных - свойство любого форума, где ведется обсуждение. Максимум, на что вы можете рассчитывать - мое имя.

Если НГ так тяжко с анонимами (вряд ли мое имя что-то вам даст, согласитесь) - ну введите регистрацию на сайте по паспорту, ИНН и прописке. Не будучи специалистом в сфере интернет-технологий, могу вам дать гарантию, что ваш сайт опустеет, а газета плавно закроется. Одна бумажная версия вкупе с непонятной политикой продвижения электронной, которая по каким-то смешным причинам дороже бумажной стала, хотя во всем мире принято иначе, вас точно не вытянет.

Про функции и газету в сторонке. Вы весьма забавны, Дмитрий. То есть приглашать спецов, несмотря на якобы всю заинтересованность редакции НГ в происходящем, не ваша функция, а моей вдруг стала предложение урбанистического инструментария для решения проблем? Определитесь, пожалуйста, с тем, что вы сами хотите, как СМИ, а потом уже тогда требуйте что-то от читателей, иначе непоследовательно и несоответствие сплошное требований к себе и к окружающим. А ведь именно в силах редакции СМИ всегда выйти на нужных людей, увлечь и вовлечь их в важный процесс. Почему этого не было сделано и ваша редакция ограничилась говорильней и соцопросами в очень узком кругу людей (я вам еще тогда говорил, что соцопросы на вашем сайте не показательны, для решения глобальных вопросов нужно идти в народ, делать широкую репрезентативную выборку среди всех возрастных категорий и групп населения. Такой опрос и заказать можно в агентстве, если вам не под силу. На сайте же у вас всегда одна и та же тысяча, в очень лучшем случае, человек - те, кто вас плюсует, и те, кто вас минусует. Нейтральных тут - единицы), почему все ваши инициативы заканчиваются бесконечной, да еще и не всегда грамотной, говорильней - вопрос к вам, а не ко мне.

По поводу навязывания: я ничего вам не навязываю, мне это неинтересно. Я высказываю свое мнение. У вас есть право на свое - вы его тут высказываете. У меня есть право на свое - я это тут тоже делаю. Моя проблема в том, что я, к несчастью, имею достаточное понятие о том, что такое журналистика и что может сделать журналист, при желании, чтобы помочь обществу с решением проблемы, например, с той же урбанистикой или какими-то внутригородскими проблемами.

Вы обращаете внимание, но это, чаще всего, однобоко, еще и с весьма престранными выводами иной раз, и мнение автора статьи, чаще всего, как я заметил, истина в последней инстанции. Ни один ваш автор не в состоянии менять своего мнения. Увы. Не совсем связанный, но весьма показательный пример был в заметке госпожи Захаровой, которая не так давно была удивлена непониманием коллег по одному интересному вопросу. То есть, как только дело доходит до вашего личного пространства - все, баста, меня все устраивает. А поговорить на отвлеченные темы, не шибко ввязываясь на самом деле в процесс их решения - вы всегда готовы. И вся ваша долбежка по поводу Варламова - долбежкой и останется. Вы аккуратно держитесь в сторонке. Так скажем, чтобы потом создать инфоповоды либо "Ну мы же говорили, что все удастся", либо "Ведь приезжали же, говорили, а так ничего и не сделано".

Вовлекитесь в процесс, НГ. У вас есть возможности.

По поводу здания вашего - это такой же архитектурный опус (сейчас ваша поддержка тут все в хлам заминусует, как пить дать, фанаты - они такие), как и Вершина. То есть в проекте и презентации - все отлично, а вот так никто и не посмотрел, как оно будет выглядеть на фоне. Уберите березы от вашего здания, они его удачно маскируют, и не более, и вы получите коробку Почты России гигантского размера, которую случайно не в тот цвет покрасили. Плюс абсолютный диссонанс с окружающими постройками. Разве что с ЗАГСом сочетается, и то относительно.

Так же и Вершина, по поводу которой ваши коллеги тут гром и молнии метали, Гуггенхайма хотели. Да какой Гуггенхайм посреди помойки в том районе? Улицы в порядок приведите, вон, Варламова же звали, а потом хоть Метрополитэн Опера открывайте в Вершине.
Швондер
НГ - не УГ
Швондер
Снести СИА Пресс, постороить храм. Это будет урбанистично
альберт леонов Швондер
загубить своими руками росток свободы слова, на котором ростут либеральные и левые листья? где тогда будут щебетать птицы правды и орлы прошлого?
Four Д.Щеглов
Я нигде не говорил, что приглашали вы, это раз.

Я всего лишь говорил, что вы могли бы пригласить. Грамматика все же определяет значение, это два.

Со сменой мнений у вас очень милая игра слов, оправдывающая, собственно, достаточную, я бы сказал, неповоротливость мышления. Я меняю свое мнение, когда мне приводят конкретные аргументы, а не Мазуринские, к примеру - ой, вы не согласны, ну все, путинист. К сожалению, на вашем сайте здравых аргументов минимум. Не считать же мне аргументацией свое собственное восприятие понятия "не демонстрируется" Нуреевым, к примеру.
Показать все комментарии (13)

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться


Топ 10

  1. ​«Желтый» Сургут и «красный» Ханты-Мансийск – рейтинг городов Югры по возможным вбросам на голосовании по Конституции 6093
  2. Экстремально припарковался: возле сургутского парка «За Саймой» произошло ДТП 1631
  3. ​Наталья Комарова бесплатно раздаст «Гриппферон» «контактным» югорчанам 960
  4. Жительница Нефтеюганска устроила поножовщину и ранила родственника в грудь 906
  5. ​На отдых — только в Грецию? Оформление туристических виз в Сургуте до сих пор не возобновилось 741
  6. За последние сутки коронавирус лабораторно подтвердился у 268 жителей Югры 676
  7. ​Депздрав Югры: Большинство сургутских клиник уже укладываются в 48-часовой срок выдачи анализов на COVID-19 655
  8. Вопрос с учебой в одну смену новая школа в 32 микрорайоне Сургута решит не полностью 556
  9. Сургутский район стал первым муниципалитетом в организации удаленных мест работы для подростков 550
  10. За сутки в Югре скончалось трое пациентов, проходивших лечение от COVID-19 486
  1. Режим самоизоляции в Югре, скорее всего, не будет продлён 11892
  2. Жители Сургута жалуются на неприятный запах в городе 10394
  3. Представители Общественной палаты Югры: «Наблюдатели хорошо выполнили свою работу, голосование прошло честно» 8191
  4. ​В конце недели жителей Сургута порадует хорошая погода 6850
  5. В Сургуте мужчина уснул на остановке, а его псы пугали прохожих 6528
  6. ​Нам мантра строить и жить помогает 6277
  7. ​«Желтый» Сургут и «красный» Ханты-Мансийск – рейтинг городов Югры по возможным вбросам на голосовании по Конституции 6093
  8. В окружную больницу Сургута 3 июля поступит препарат для лечения больных коронавирусом 5937
  9. ​С 8 июля пол-Сургута останется без горячей воды 5469
  10. ​Прокурор запросил для бывшего главы Сургута Дмитрия Попова условный срок 5416
  1. ​Михаил Делягин: «Продление срока власти Путина – это на самом деле сокращение срока его жизни» 27426
  2. У главы Сургута Вадима Шувалова подтвердился коронавирус 23091
  3. Подаю в суд на администрацию Сургута 22817
  4. Дорогая, я в гараж: в Сургуте на продажу выставлены боксы-квартиры, с саунами, батутами и другими удобствами // ОБЗОР СИА-ПРЕСС 21878
  5. Сургут взбудоражен слухами о закрытии города 18856
  6. ​Громкие ЧП, Сургутнефтегаз и чиновники. Чем Сургут прославился на страницах иностранной прессы 16989
  7. Дурной пример заразителен 15331
  8. От коронавируса в Югре скончались ещё три человека 14676
  9. ​Житель Ханты-Мансийска отсудил у «Монетки» больше 100 тысяч рублей за порванную куртку 13636
  10. Коронавирус подтвержден у ранее умершего жителя Нефтеюганска 13051