16+
Больше новостей
Больше опросов

​«Цифровые души». Глава 3

«Это – роман-предостережение о влиянии современных технологий на наше общество»

​«Цифровые души». Глава 3

СИА-ПРЕСС публикует третью главу романа-бэнгера «Цифровые души», который изменит наше представление о силе социальных сетей. Первую главу можно прочитать здесь, вторую – здесь. Ранее автор романа Руслан Галка рассказал о писательском труде и сложностях в продвижении книг без издательства.

Глава 3

«Два месяца. Целых два месяца Наташа у меня в друзьях. Скоро уж и весна закончится! И все это время боюсь написать девочке, которая нравится больше всех на свете и за которой слежу уже больше года. Трус! Признайся! Смирись и живи в мечтах. Продолжай спать с теми, кто ничего для тебя не значит. Слабак, чего ты боишься? Боюсь, не ответит, проигнорирует или самое страшное – удалит из друзей, и тогда буду лишен даже призрачной надежды…»

На этой части внутреннего диалога Ираклий невольно вздрагивает, рука дергает руль, и машину ведет в бок.

«Пока мучаешься в сомнениях, другой может ее завоевать. Ведь это только у мужчин любовь с первого взгляда, а женщина влюбляется со временем, и это время с ней проводишь не ты. Решайся, Ир, просто напиши: «Привет, ты мне нравишься». Да написать так – все равно, что заявить: «Я – дурак, такой как все, неспособный оригинально познакомиться с девушкой». А с чего взял, что нужна оригинальность? Два месяца, пора уже решиться.

Так, надо перестать загоняться. Вот хороший ресторан, хоть и пафосный, зато рядом на парковке всегда есть место, для центра города это большая редкость. Бокал вина, стейк и пишу Наталье. Решено!», – (уже как минимум двадцатый раз решается он).

Новый автомобиль плавно, как снаряд в керлинге, занимает парковочное место. Ираклий, вопреки последнему апрельскому морозу, решает не надевать пальто и направляется ко входу в заведение. Уже у самых дверей останавливается, взгляд с удовольствием возвращается на машину. «Шикарное авто. Еще полгода назад о таком мог только мечтать и копить несколько лет. А сейчас: два с половиной месяца работы – и пожалуйста. Даже не почувствовал необходимости экономить, – эти мысли греют не хуже пальто, – и все это только с одного проекта в Агентстве. Правда, оказалось не так просто, как планировал. Проект по «Сирамидзу» требовал много внимания и контроля. Работники Агентства периодически ошибались и приходилось исправлять их косяки и корректировать поведение Роя. Кстати, надо у Юрия спросить, когда будут новые проекты, и какой статус по «Сирамидзу», а то за последнюю неделю совсем-совсем мало денег капнуло. Кэша почти не осталось».

Мясо идеальной прожарки. Вино густое с нотками вишни, сливы и черного перца – хотя ни густоты, ни ноток Ираклий не чувствует, а просто верит официанту на слово. Сказал «нотки», «густота» – значит, так оно и есть. Главное – цена: не самое дешевое и чуть-чуть дешевле самого дорогого. Так, чтобы показать, что не бедствую, но и деньгами не сорю. «Надо быть честным хотя бы с самим собой. Вино как вино. Лучше бы пива заказал и не выделывался. Но, положение…» – горько думает Ир, запивая мясо густым с нотками. Одно радует: свободный столик оказался у окна, в котором прекрасно виден его дорогущий автомобиль.

За соседним столиком три одиноких девушки вальяжно потягивают коктейли. Точнее то, что от них осталось. Воды и льда уже нет, но девчонкам явно не впервой употреблять жидкость в ее третьей форме – в виде невидимого пара.

«Да, они еще долго будут пить эти коктейли, пока не найдется доброволец угостить новыми, – определяет Ир. – Можно, конечно, отправить бутылку вина через официанта, но не сегодня. Сегодня я пишу Наташе. Оба-на, одна из них встала и идет ко мне. Из этих трех самая красивая. Решила, что смысла сидеть в засаде нет, и надо атаковать самостоятельно?»

– Привет, Ираклий! Неужели это ты? Узнаешь меня? – шокирует вопросом девушка.

Ираклий узнает. Пока он решает, что ей ответить – ударить, вылить на нее остатки вина или просто задушить – она присаживается рядом и улыбается.

– Сука, Света, еще бы не узнал! После того, как ты со своими дружками втянула меня в аферу, а потом кинула. Да хер с ними деньгами, я же тебя любил, как ты могла, – выпаливает он и допивает бокал залпом.

– Все было совсем не так. Умоляю, выслушай. Все расскажу, Ираклушка, – так к нему обращалась только она, и он против своего желания ощущает, как от этого слова по телу бегут мурашки.

– Ну расскажи-расскажи, – пытаясь изобразить иронию говорит он, а сам понимает: голос выдает, готов поверить в любые истории-небылицы.

– Закажи еще вина, это долгая история, – просит Светлана. Ир замечает, что девушка сильно нервничает: пальцы вцепились в сумочку-клатч, присела только на край стула, словно боится, что ее прогонят, в глазах первые признаки слез.

– Еще два бокала того же, – отвлекается на подошедшего официанта, – продолжай, Света. Я весь уши.

– Да, что рассказывать, – наконец начинает она после недолгого молчания, слегка всхлипнув. – Любила тебя и как ты мечтала поехать вместе на Бали. Это были сладкие мечты. В тот день, когда ты с моими бывшими друзьями поехал в банк (Ираклий отмечает слово «бывшими»), я ждала тебя. Но вечером приехал не ты, а они. Сказали: полицейские закрыли менеджера банка, через которого проворачивали тему. Так вышло, что я единственное звено, связывающее тебя и их. Убедили: для твоей же безопасности будет лучше, если хотя бы год не буду поддерживать с тобой связь. Тогда даже если тебя опознают и задержат, много не получишь, так как это будет не серия преступлений, а один эпизод, и что скорее всего тебя даже не посадят. Но если вычислят нас всех, то это организованная преступная группировка, несколько эпизодов и серьезные сроки для всех.

– Хороша история, но слабо верится. Могла хотя бы записку оставить.

– Не могла. Они запретили. Думаешь, было легко? – голос звучит сломлено, бокал трясется в руках. – Все и всех бросить и уехать? Они сразу же разбили мой телефон и спустили SIM-карту в унитаз. Отобрали паспорт. Поставили перед выбором: либо тебя и их садят в тюрьму, либо я разбиваю себе сердце, но зато ты остаешься на свободе. Для меня выбор был очевиден.

Ираклий замечает потекшую от слез тушь с ресниц и чувствует себя неловко.

– Дальше? – хрипло просит продолжения.

– Дальше. Ребята поселили меня в глухой деревне у бабушки одного из них на год без мобильной связи и интернета. Один приезжал раз-два в месяц меня контролировать. Привозил продукты, алкоголь, журналы, диски с фильмами и сериалами.

– Как же выдержала? Год-то без интернета, – не удерживается от сарказма мужчина.

– Ради тебя и выдержала, – не отводя взгляда отвечает Светлана.

– Сейчас что изменилось? Почему тебе разрешили вернуться в город? Расследование прекратилось?

– В какой-то момент перестала им верить. Стали зарождаться разные вопросы. Почему в деревне живу только я? Где все остальные? И однажды бабуля, у которой я жила, проболталась, что внучок в меня влюблен и специально держит в деревне, чтобы периодически приезжать. Для него это была возможность разрушить наши отношения. Узнав это, сбежала, вернулась в город и восстановила паспорт. Сейчас живу с подружкой.

– Кто. Это. Был? – от злости Иру не хватает дыхания произнести предложение слитно.

– Не важно. Я больше его не видела.

– Спала с ним?

– Одна в деревне целый год... Представляла тебя вместо него, – горько говорит Светлана.

Ираклия одолевает тихая злоба, после того как он представляет Свету с одним из преступников. Говорить не хочется. Больно. Видя его реакцию, девушка продолжает.

– Я звонила тебе на сотовый некоторое время назад. Набранный вами номер не обслуживается. Хотела тебя найти. До сих пор думаю о тебе. Можешь мне верить или нет. Не надеюсь, что ты меня простишь, но хотя бы пойми. Мне и этого будет достаточно.

После этой фразы они долго сидят молча. Ираклий все пытается понять: верит или нет.

– Я тебя прощаю, – сухо выдавливает он, – мне пора. Ждут.

– Спасибо. Я ей завидую. Ты лучшее, что со мной случалось.

– У меня никого нет.

– Как же так? Ты лучший мужчина в моей жизни, даже шикарнее, чем я тебя запомнила. Возмужал. Видный и добрый, – не скупится на комплименты девушка.

– Видимо, это не самые востребованные качества. Ты как?

– Одна, – глаза не моргая смотрят на Ира. – Ты за рулем? Подбросишь до дома?

– Хорошо, собирайся. Подожду на улице.

Ждать долго девушку не приходится. Света выходит из ресторана, голова растерянно крутится по сторонам. Ираклий моргает фарами автомобиля. Где-то в глубине души мелькает тщеславная мыслишка: пусть оценит, какой я успешный, на какой машине езжу.

– Ир, чем это ты занимаешься? Автомобиль шикарный! – искренне звучит восторг в ее голосе.

– Бизнесом.

– Горжусь тобой.

– Не ты одна.

– Посмотри на меня, у тебя что-то на лице. Дай уберу.

Ираклий поворачивается к девушке. Ее рука нежно, боясь спугнуть, убирает несуществующую пылинку. Глаза в глаза. Ир замирает и ее губы прикасаются к нему. Долгий поцелуй. Нотки вишни, сливы, но больше всего перца. На щеках девушки румянец, но не от мороза. Блеск в глазах. У Ираклия кружится голова, хочется вдыхать ее запах, дышать ею.

– У меня нет никаких планов на вечер, и я готова позавтракать с тобой завтра, – решается Света.

– Хорошо. Поехали ко мне, – заводит автомобиль мужчина.

– Словно и не было этих трех лет. Будто рассталась с тобой только вчера, – щебечет девушка, – у тебя телефон вибрирует.

– Как же не вовремя, – говорит он, взглянув на экран мобильного. В голове одни проклятия, что ж за невезение. – Извини, должен ответить.

– Хорошо, пока напишу подружке, что не буду ночевать дома, – из сумочки появляется миниатюрный мобильный телефон.

– Добрый вечер, Юра, – здоровается Ир.

– Ты нужен в офисе немедленно, – как всегда без лишних прелюдий и словесных ласк говорит Юрий.

– Прямо сейчас? У меня планы на вечер, и я немного выпил.

– Я привык, мы ж тебя пьяного собеседовали, – непонятно, шутит он или нет. – Это приказ. Или ты уже наработался? За последние три недели на рабочем месте был всего дважды.

– Ок. Еду в офис. Скоро буду.

– Скоро – это во сколько?

– Через 15 минут. Договорились? – Ираклий понимает, что Юрий уже повесил трубку, но, чтобы не терять авторитет в глазах девушки, продолжает. – Тогда подготовь документы к моему приезду, чтобы я не ждал зря. Ладно, хватит извинятся, со всеми случается. Отбой.

– Планы изменились? – Рука Светы скользит по его ноге.

– Да, детка, прости. Крупный тендер, а подчиненный напортачил с документами. Нужно все переподписать. Могу за тобой вернуться в ресторан после того, как закрою рабочий вопрос.

– Продиктуй лучше свой номер и адрес, запишу. Будешь выезжать – наберешь, и я приеду.

– Договорились.

Страстный поцелуй на прощание. Ираклий смотрит, как Света возвращается в ресторан. Проскальзывает мысль: «А как же Наташа? Ты ведь собирался ей написать. Да, что Наташа – просто мечта».

***

– Мы в дерьме! – Ираклий впервые застает Смирнова в таком состоянии. Лицо в багровых пятнах, желваки на скулах резко выделяются, короткие волосы взъерошены. – И ты ничего не делаешь!

Кабинет начальника похож на Олимп, чувствуется запах озона от молний и высокого напряжения. Зевс, он же Смирнов взбудоражен так, словно Гера узнала об очередной измене, а даже боги боятся своих жен.

– Юрий, я не понимаю, о чем ты, – растерянно говорит Ир.

– Как о чем? – Смирнов смотрит на него, словно видит впервые. – У тебя что, десяток проектов в Агентстве?

– Нет, один. «Сирамидзу».

– Поздравляю, кэп!

– Так все же хорошо. Только в понедельник в бортовом журнале Japan Airways вышла статья о «Сирамидзу». Сейчас фотографии статьи продвигаются Роем, – уверенно отвечает Ираклий.

– Что хорошо? Нихера не хорошо! Ты совсем от земли оторвался со своими авиалиниями. Карточку с зарплатой проверял? Видел, сколько денег пришло за неделю? Что молчишь?

– Видел. Мало.

– Мало. А причину кто будет выяснять? Это же твой проект! Денег, видите ли, мало пришло, а оторвать жопу и посмотреть, в чем причина, мы не можем. Сильно загружены работой, – Юрий не успокаивается.

– Я могу все исправить. Мне надо знать, что случилось, – Ираклий пытается перевести диалог в конструктивное русло.

– Волна негатива. Проще показать, – челюсти сжимаются от напряжения, разворачивает ноутбук к Иру. На экране открыт сайт агрегатора новостей. Вторая новость сверху «В популярном ресторане японской кухни «Сирамидзу» отравился и умер ребенок. Активисты собрали десять тысяч подписей за закрытие сети ресторанов». Источник ссылки – федеральный телеканал. Ираклий сдавленно выдыхает, ситуация критическая.

– Кто-то играет против нас?

– Возможно. Наши мониторщики работают сверхурочно: стирают и минусуют перепосты, меняют видимость постам, понижают их в поисковой выдаче. Но постов все равно огромное количество и постоянно появляются новые, мы не справляемся и боимся эффекта Стрейзанд, поэтому действуем аккуратно, – Юрий видит, что Ир осознал критичность ситуации и перестает на него давить. – Наш Куратор в шоке. Больше всего он сейчас боится, что журналисты свяжут рестораны с его женой и пойдут статьи: «В ресторанах светской леди травятся дети», «Бизнес-леди сделала себе состояние на родительском горе». Он уже не рад предыдущему успеху, говорит, лучше бы втихую деньги отмывал на ресторанах как раньше, без этой популярности. Если мы не разрулим ситуацию – для меня это последний проект в Агентстве. Для тебя тоже. Мы одна команда.

– Ты относишься к работе в Агентстве слишком серьезно. Ну, уволят, не конец света. Найдем новую работу. На этом жизнь не заканчивается, – возражает Ираклий.

– Тот, у кого есть мозги и руки, никогда не умрет от голода и скуки. Но ты даже представить не можешь, чем Агентство занимается помимо коммерческих проектов. Для тебя это всего лишь работа и источник денег, но твои знания лимитированы и картина мира неполная. Мы здесь на передовой, и только от нас зависят позиции страны в информационной войне.

– Не вижу связи между раскруткой ресторанов и позицией нашей страны на мировой арене.

– Ты не знаешь и доли процента, чем Агентство занимается.

– Так расскажи.

– У меня самого нет доступа ко всем проектам. Тебе же еще рано знать, а может уже и поздно. Просто поверь: для меня работа в Агентстве – возможность служить Родине. Если выгонят отсюда, то вся моя карьера, да что там карьера – жизнь перечеркнута.

– Эх. Ясно, – Ираклий не знает, как реагировать на слова Смирнова.

– Хватит рассуждать, надо сконцентрироваться на реальности. А она намного хуже, чем ты думал.

– Реальность формируем мы. Дай день – я придумаю, что делать.

– Дня нет. Решение нужно до завтрашнего обеда. Николай Иванович завтра возвращается с отпуска и он пока не в курсе происходящего. Его надо убедить, что у нас есть план. Это максимум, иначе владельцы «Сирамидзу» официально принесут извинения и будут вынуждены закрыть рестораны. Через какое-то время они их конечно откроют заново под другим названием и с другой концепцией. Но жене Куратора будет очень сложно избавиться от общественной черной метки. Безусловно, эту историю спустя несколько лет удалят из поисковой выдачи, но негативный шлейф останется.

– Принял. Могу быть свободен?

– Да.

– Спокойной ночи! – Прощается Ираклий.

Уже у самой двери его останавливает Юрий, крепко жмет руку и говорит:

– Удачи! Если что-то потребуется – звони в любое время суток.

***

«Скоро уже буду дома. Пятнадцать минут навести порядок – и можно принимать Свету. А утром буду разбираться в ситуации с «Сирамидзу», – думает Ир, крутя руль. Автомобиль едет с превышением разрешенного скоростного лимита. Шипованные колеса шурша цепляются за ледяную дорогу. Держа руль одной рукой, достает мобильный и пишет SMS девушке: «Света, буду через полчаса. Приезжай. Жду. Целую». Свет от экрана телефона на несколько секунд полностью освещает салон машины.

– Черт побери, а этим что? Ну, что за день такой, – бурчит Ираклий, заметив сотрудника дорожной инспекции, жезлом приказывающего остановиться.

– Добрый вечер. Старший лейтенант Сидоренко. Нарушаем, гражданин. Пункт 2.7 правил дорожного движения запрещает использование мобильного телефона за рулем. Не пытайтесь договориться со мной. Ведется видеозапись нашего разговора и по государственному законодательству попытка дачи взятки должностному лицу является уголовным преступлением, – бубнит коренастый полицейский. Глаза зафиксированы на переносице Ираклия.

– Ясно, товарищ старший лейтенант, – Ир уже понимает, что вечер безнадежно испорчен. «Интересно, может ли быть еще хуже», – задает вопрос самому себе.

– Прошу пройти в служебный автомобиль для оформления протокола.

«Можно подумать есть выбор», – Ир молча берет документы и следует за мужчиной. Перед полицейской машиной припаркован огромный черный джип представительского класса, на контрасте с которой автомобиль дорожной инспекции выглядит игрушечным. – «Не меня одного приняли, закон для всех…».

Работник органов открывает дверь Ираклию, рука резким жестом показывает на место рядом с водительским креслом, которое следует занять. Ираклий садится и понимает: в машине он не один, сзади – пассажир. «Без бокала виски и не узнать, – думает он, – да, пора перестать удивляться возможностям руководства Агентства».

– Добрый вечер, точнее доброй ночи, Николай Иванович. Как прошел ваш отпуск? – любезно здоровается Ираклий с Погореловым, сидящим сзади.

– Могло быть и лучше. А вот хуже вряд ли. Хотя вы со Смирновым старались, – глухо, с длительными паузами отвечает пожилой мужчина.

– Я могу все объяснить.

– Не нужны объяснения. Знаю, ты не виноват в форс-мажоре с «Сирамидзу». Это Юрины бойцы не досмотрели, и ответственность полностью на нем, – жестко отрезает Погорелов.

– Ситуацию еще можно исправить.

– Кто тебе сказал, что я позволю тратить ресурсы Агентства на исправление ситуации? Смирнов все испортил, наш Куратор взбешен. Для тебя лучшая тактика в этой ситуации – прикинутся ветошью. Судьба Юры уже решена, хоть он завтра и встречается с Куратором. Договорился о встрече без согласования со мной, – звучат нотки раздражения. – Если ему будет нечего показать – его уволят. Тебя никто не тронет, останешься в Агентстве. Переведем из первого отдела во второй. Отсидишься с годик на второстепенных проектах, пока страсти не утихнут. Надо спасать свой корабль, Смирнов уже идет ко дну, и если не хочешь утонуть с ним, то послушаешь мой совет и отползешь в сторону. Он ведь изначально был против твоего найма в Агентство, боялся, что займешь его место. Я уверен: у тебя есть все шансы на это, – Николай Иванович спокойно обрисовывает ситуацию.

– Хорошо. Я вас услышал, – горько отвечает Ираклий.

– Слушай внимательно, – Николай Иванович с трудом приподнимается с сиденья и говорит в самое ухо, – если бы я не хотел тебя сохранить в Агентстве, я бы, во-первых, тебя не нанимал. Во-вторых, не стал бы тратить время и организовывать эту встречу. Просто бы наблюдал за вашим провалом.

– Я это ценю.

– Рад, что понял. Будь здоров.

«Я как в лабиринте, напечатанном на последней страницы газеты, где кусок с выходом кто-то вырвал, – рефлексирует Ираклий. – Один плюс – штраф платить не надо».

***

«До приезда Светы пять минут. Надо ускориться. Опять кто-то разбил лампочку в подъезде. Ничего не видно. Воняет мочой и накурено».

– Здорова, дружище, – раздается грубый голос из-за спины. Ираклий резко разворачивается. На полпути до источника звука голова натыкается на что-то твердое, и тело оседает на пол, как одинокая зефиринка в стакане горячего кофе.

«Наконец-то отпуск и можно поплавать в море. О господи, какое теплое! Надо нырнуть поглубже. Это же монетка на дне. Сейчас достану! Еще чуть-чуть. Тьфу ты блин, набрал полный рот воды. Соленая. Выплюнуть ее. Выплюнуть немедленно!»

– В мобильном банке пара тысяч. В SMS от банка тоже нет крупных переводов. У него вообще деньги есть? О, пассажир приходит в себя, – слышит Ираклий монотонный голос пляжного спасателя откуда-то с суши. Кто-то поднимает его с земли и садит.

Глаза открываются. Резкий свет. Моргает. Голова гудит словно включенный чайник, забытый на плите. Взгляд фокусируется – он не на море. Жаль. Этого его квартира. Повсюду следы обуви, пахнет растаявшим снегом и грязью с улицы. На полу разбросаны вещи, шкаф и тумбочки открыты. Во рту солено от крови, словно перепил томатного сока. Язык машинально пробегает по зубам – все на месте и не шатаются. Разбита губа. В комнате трое выглядящих смутно знакомыми мужчин. Два плотно сбитых, словно близнецы и один длинный, высушенный, похожий на скелет баскетболиста, пялится в мобильный телефон Ираклия.

– Я уже устал от этих собеседований, – пытается подняться, не получается. Привязан к стулу.

– Каких собеседований? Это свидание, – отвечает один из плотных. Остальные начинают дико ржать. «Юморист, блин», – обзывает его про себя Ир.

– Что вам надо? Денег в квартире нет.

– Это мы уже знаем. Как и на твоем банковском счету – проверили, а также то, что где-то они у тебя есть. И вообще, Ираклий, кто так приветствует старых друзей? – Юморист подходит вплотную к нему. Ир его узнает и понимает, кто эти «старые друзья».

– Ну и что вам надо? Увидели, что я на нуле, и решили вернуть мне мой процент с кредита?

Мужчина с размаха бьет Ира в челюсть, от удара он падает вместе со стулом на пол. «Надо постелить ковролин, будет мягче в следующий раз, – с трудом сдерживает себя Ираклий. – Ковролин-ковролин, думай о ковролине, какого он будет цвета? Не показывай им, что больно».

– Ты че дерзишь? – говорит ударивший, нависнув над ним.

– Слы-ы-ышь. Не убей его случайно, – вмешивается длинный, растягивая звуки.

«Точно наркоман», – на автомате определяет по голосу Ираклий.

– Не лечи меня. Под контролем.

Ираклий благоразумно молчит.

– Короче, пассажир. Мы могли долго объяснять, что ты нам должен, вести переговоры, спорить, доказывать, пугать тебя и прочее. Но решили сэкономить время за счет твоего здоровья, чтобы сразу понял: не шутим, – ухмыляется болтун-юморист. – Поэтому перехожу к сути. Мы, законопослушные граждане, узнали, что ты три года назад подделал документы и взял кредит в банке. Несколько десятков мультов. Сумму знаешь. И перед нами стоит выбор: либо анонимно сообщить об этом преступлении в соответствующие органы, либо забрать у тебя часть денег и распорядиться ими по своему усмотрению. Может, вернуть банку, а может, помочь нуждающимся.

– Да, а мы конкретно нуждаемся, – добавляет плотный-два.

– Вы ведь не мусорнетесь. Это не по понятиям – сдавленно отвечает Ир. Юморист бьет его ногой в область печени.

– Не тебе нам про понятия втирать. Лошара! Понял?! – слова жертвы задевают бандита.

– У меня нет денег. Я на абсолютной мели.

– Не хорошо обманывать старых друзей. Ты же успешный бизнесмен. Продашь тачку, возьмешь еще один кредит.

– Пацаны, вы ведь не пойдете в полицию. Там меня начнут раскручивать и доберутся до вас. Не поверят, что студент в одного такую аферу провернул. Однозначно должны быть подельники, – с трудом говорит Ираклий, подбирая слова.

– Ты их плохо знаешь. Зачем им напрягаться, думать? Искать каких-то возможных сообщников? Если вот ты, вот доказательства – преступление раскрыто, злоумышленник наказан, а вот и место для звездочки на погонах, – юморист берет Ираклия за куртку и рывком поднимает с пола.

– Только не бейте. Машина куплена в кредит, квартиру снимаю.

– Как бабам пыль в глаза пускать – деньги есть, а как расплатиться по долгам – то все в кредит, – ехидно отмечает плотный-два.

– Светлана навела? – Ираклий с ненавистью переводит взгляд на мужчину.

– Нет, она ни при чем, – поспешно отвечает юморист, – мы следили за ней. И тут бинго, джек-пот. С кем это она встречается? Таким успешным и состоятельным?

– Я же говорю, это все мишура. У меня ничего нет.

– Короче, пассажир. Нас это не волнует, мишура – не мишура, понятия – не понятия, кредиты-шмердиты... Будешь отдавать по частям. Первый платеж – миллион рублей. Даем тебе неделю. Место и время напишем в мессенджере. И не вздумай идти в полицию! Нас примут – сядешь с нами, и сидеть тебе не понравится. Развяжите его, – приказывает он своим подельникам.

Освобожденный Ираклий еще долго неподвижно сидит на стуле, пытаясь осознать произошедшее.



12 июня в 16:43, просмотров: 5734, комментариев: 0


Комментариев пока нет.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться


Топ 10

  1. ​«Дело против экс-главы Сургута Дмитрия Попова с самого начало было эксцессом исполнителя» 1441
  2. ​Еще четыре жителя Югры не смогли побороть коронавирус 749
  3. ​В Югре за сутки коронавирус нашли у 268 человек 729
  4. ​Югорчанину грозит 700 тысяч штрафа за фейки о коронавирусе 713
  5. Пенсионерке из Ханты-Мансийска без предупреждения понизили пенсию 629
  6. ​Жителям одного из домов Сургута правительство добавит более 750 тысяч рублей на капремонт отопления 511
  7. ​Новый собственник помещения Центральной аптеки в Сургуте затеял незаконную перепланировку 507
  8. Нашла коса на Хабаровск 426
  9. ​Виталий Бегичев: «Сокращение сроков летнего ремонта теплосетей в конечном итоге может привести зимой к негативным последствиям» 390
  10. Один из отделов сургутской ГАИ с 13 июля меняет режим работы с гражданами 375
  1. ​«Желтый» Сургут и «красный» Ханты-Мансийск – рейтинг городов Югры по возможным вбросам на голосовании по Конституции 27627
  2. ​Дневник королевы 8120
  3. ​Прокурор запросил для бывшего главы Сургута Дмитрия Попова условный срок 7201
  4. ​С 8 июля пол-Сургута останется без горячей воды 7142
  5. ​Страшное будущее России 6363
  6. ​В поселениях Сургутского района отменили специальный режим 5828
  7. Скончались еще трое югорчан с подтвержденным COVID-19 5571
  8. ​Количество смертей от коронавируса в Югре увеличилось до 69 5425
  9. ​С понедельника в Югре будет жарко 5149
  10. ​Скамейкой по коронавирусу 5075
  1. ​Михаил Делягин: «Продление срока власти Путина – это на самом деле сокращение срока его жизни» 27709
  2. ​«Желтый» Сургут и «красный» Ханты-Мансийск – рейтинг городов Югры по возможным вбросам на голосовании по Конституции 27627
  3. У главы Сургута Вадима Шувалова подтвердился коронавирус 23201
  4. Подаю в суд на администрацию Сургута 22963
  5. Дорогая, я в гараж: в Сургуте на продажу выставлены боксы-квартиры, с саунами, батутами и другими удобствами // ОБЗОР СИА-ПРЕСС 22006
  6. Сургут взбудоражен слухами о закрытии города 19061
  7. ​Громкие ЧП, Сургутнефтегаз и чиновники. Чем Сургут прославился на страницах иностранной прессы 17095
  8. Дурной пример заразителен 15627
  9. От коронавируса в Югре скончались ещё три человека 14715
  10. Коронавирус подтвержден у ранее умершего жителя Нефтеюганска 13929