16+
Больше новостей
Больше опросов

Игра в "Кубики"

О неуловимом театре, необычном спектакле и человеческих пороках

фото: https://vk.com/letuchiyteatr
фото: https://vk.com/letuchiyteatr

Несмотря на большой выбор развлечений, театр даже в наши не перестает быть популярным. В Сургуте это искусство развивается с каждым днем и мастерство местных актеров не уступает столичным. Корреспонденту СИА-ПРЕСС удалось побывать на одной из постановок «Летучего театра» с по-детски наивным названием «Кубики. Мама, из чего я?», но очень взрослым и философским содержанием, в котором поучаствовали отец и сын Юрий и Виктор Евдокимовы. О том, почему театр летучий, о «Кубиках» и о совместной работе на одной сцене они рассказали в интервью для СИА-ПРЕСС.

О театре

Ведущий просит выключить телефоны, гаснет свет и начинается таинство: играет приятная музыка, за импровизированной трибуной появляется первый актер. Он рассуждает о том, что люди – это кубики, каждая грань которых многообразна и интересна. Вскоре появляется актриса, которая начинает грациозно танцевать с белым кубом в руках.

-Пожалуй, самый интригующий вопрос: почему театр называется летучим?

В.Е.: - Он невесомый, легкий, подвижный. Можно было бы сказать, что невесомость заключается в смысле постановок, в пластике актеров, но это далеко не все. Мой театр имеет необычную структуру, он сильно отличается от кино. Некоторые ошибочно считают, что театр и кино – это одно и то же. Однако актеры театра пытаются установить со своим зрителем некую фантомную связь, думаю, это и есть та самая летучесть.

Вскоре появляется актриса, которая начинает грациозно танцевать с белым кубом. Ее движения заставляют смотреть на все происходящее с открытым от удивления ртом – девушка движется так, словно находится в невесомости.

-Давно ли существует театр? С чего вы начинали?

В.Е.: - Я создал театр семь лет назад. А началось все с моего детства: родители сами начинали это дело, а я, как ребенок, был вовлечен. До самого последнего момента я не хотел заниматься театром, но в конце концов сам пришел к этом решению.

Медленная музыка начинает сменяться веселой. И вот оратор превращается в обыкновенного парня, который нашел немного денег. С улыбкой на лице актер заявляет, что купит зажигалку. Но с каждым разом потребности растут все больше и больше: герою уже недостаточно купить новые ботинки или модный смартфон, он покупает всю нефть, континенты и даже воздух. Но сценка заканчивается как нельзя банально – герой давится зубочисткой и погибает. Посыл довольно прозрачный: каким бы богатым и крутым ты бы ни был, невозможно продлить свою жизнь ни за какие деньги.

-В вашем театре много актеров?

В.Е.: - Нас 15 человек. И каждый делает что-то лучше, что-то хуже, но у нас нет четких разделений – каждый может примерить на себя роль актера, например.

Неожиданно загорается старая настольная лампа и перед зрителями возникает пожилой мужчина с гитарой. Он рассказывает свою биографию, размышляя и делясь со зрителями своими историями и переживаниями. Такие «вставки» будут появляться после каждого акта. Сначала такой контраст может озадачить – не совсем ясно, как жизнь старика от детства до появления внучки соотносится с тем, что происходит на сцене. Но, слушая авторские песни по ходу представления, начинаешь невольно проводить параллели между тем, что говорят актеры и о чем рассказывает музыкант. Так или иначе, монологи и пение под гитару создает атмосферу домашних и уютных посиделок.

-Я заметила, что на вашем представлении был аншлаг. Как вы думаете, чем ваш театр завоевывает внимание публики?

В.Е.: - Сложный вопрос. Честно говоря, сам не могу на него ответить, ведь каждый идет за своим. Но, вообще, мы стараемся создать диалог между актером и зрителем. Когда зрителю хочется поговорить, обсудить, поделиться чем-то. Необязательно во время спектакля. Главное, чтобы у человека было какое-то движение в душе.

О спектакле

Вторая сценка совершенно не похожа на другую. Актер, что до этого играл жадного персонажа, теперь говорит в слоу-мо о том, что он видит из окна автобуса: женщину, которая идет за новой кофтой, чтобы понравиться мужчине, строителя, у которого в портфеле молоток, двух своих друзей, главу болгарского сообщества… От всего этого многообразия в голове возникает вопрос: как это связано?

-Что стало толчком для создания сценария «Кубиков»?

В.Е.: - Изначально это были какие-то соображения, материалы. По сути, весь необходимый материал для этой постановки мы создали сами, собирая по крупицам, и брали только личные переживания.

В этот раз актер не заставил долго ждать ответ, но теперь он говорит настолько быстро, что едва ли успеваешь разобрать слова: несмотря на все различия в возрасте, гендере, социальном статусе и интересах наши мысли и желания могут совпадать. Поэтому не нужно отдаляться друг от друга, а относится к каждому с добротой и почаще озарять мир улыбкой.

О сокровенном

-Сложно быть актером и режиссером одновременно?

В.Е.: - Очень. Когда ты находишься внутри, не можешь увидеть целую картину снаружи.

Теперь за главную – актриса, что танцевала в самом начале выступления. Ее лицо очень хорошо показывает неуверенность, но, сделав несколько шагов вперед, девушка пытается произнести что-то, но ее рука зажимает ее же рот. Борьба с собой, со своей неуверенностью и нелюбовью к себе показана очень экспрессивно: всякий раз, когда актриса пытается что-то сказать, ее руки затыкают рот, закрывают лицо, всячески пытаются помешать. Однако победа на стороне девушки: она выходит вперед и громко, гордо сообщает «я буду».

-Как происходила подготовка? Были ли временные рамки у постановки?

В.Е.: - По-разному, это зависит от множества факторов. Дело в том, что каждый спектакль происходить многообразно. Однажды мастера буто (Прим.ред. – японский танец) спросили, сколько длится ваше выступление, на что он ответил: минут 15-40. Вот и у нас примерно также. К чему я веду? Подготовка к «Кубикам» – это когда ты готовишься, а в конце получается совершенно другое. И ты будто готовился вовсе не к этому.

Пожалуй, самая долгая сценка, состоящая из трех действий. Первое: актер начинает издалека – делает вид, что кого-то толкнул и от души извиняется. Но с каждым разом извинение становится более формальным, герой совершенно не чувствует вины за содеянное: «я всего лишь наемный рабочий. Мне заплатили, я сделал. С меня взятки гладки».

-Что означают ваши костюмы? Разрисовать себя белой краской – это какой-то особый ход?

В.Е.: - Во-первых, краска нужна для того, чтобы проекция легче ложилась на тело. А во-вторых, это архетип. Возвращение к архетипам, античным скульптурам. Это и была наша задача – дотащить обычного человека до состояния античного персонажа, переживания которого являются широкими мазками и в нем существует что-то изначальное, что было до античности.

Второе: танцовщица, стоя лицом к зрителям, начинает краситься. Рисует скулы, подкрашивает губы и ресницы. После этого ее движения становятся более механическими, как у куклы, да и сама она теперь похожа на глупую игрушку – впалые щеки, дурацкий взгляд. После девушка надевает себе на голову импровизированную упаковку, но вскоре снимает ее, осознав, что за напускной красотой погибает индивидуальность.

-Вы целенаправленно рассматривали человеческие пороки и слабости или это было спонтанно?

В.Е.: - Это то, из чего состою я сам. Я разобрал свой характер «по полочкам».

Третье: играет музыка, навевающая некие японские мотивы. Расслабленный актер за трибуной медленно рассказывает о восхитительном августовском дне, летящем самолете, названном в честь матери, и о красивом пилоте Поле Тиббетсе, летящим на задание. С головокружительной высоты он не видит, как внизу люди ведут беседы за чаем, катаются на велосипедах и радуются жизни.

-Ваши песни и монологи – это как пояснение происходящему или дополнение?

Ю.Е.: - Основная тема спектакля – из чего мы состоим. Актеры объясняют по-своему, и я по-своему. Я рассказывал в начале о том, что у нас внутри – мысли, чувства, страхи, надежды, эмоции. Внешне мы из рук, ног, головы, ушей – это все, можно сказать, живет своей жизнью. К примеру, голова самостоятельно может выполнять около трех десятков функций помимо нашего сознания. Тем не менее, это объективность и мы тоже из этого состоим.

И вот на мирный город сбрасывают бомбу «Малыш» и тысячи людей в одно мгновение превращаются в фотовспышки на стенах зданий. День все также по-августовски прекрасен, в небе летит самолет, названный в честь матери, а его пилота внизу ждет успех и признание. Вот только там, внизу, стало чего-то не хватать… Актриса тянется к актеру перемазанными бутафорской кровью руками, на что актер без каких-либо сожалений говорит: «прости, я не хотел».

-А почему вы решили в самом начале показать свои плохие качества, а не показать себя с лучшей стороны?

В.Е.: - Я бы сказал, что это поверхностные, примитивные качества. А чем дальше – тем тоньше. Любовь, то, что ты проживаешь, отношения с родителями делает тебя нынешнего.

С более тяжелой темы нас уводят на более мирную: отношение к матери. Танцовщица встала за актером, который повествует об отношении к матери в разные периоды жизни. В детстве ты рад, когда тебя обнимает твой самый близкий и родной человек, чуть погодя – тебе стыдно перед друзьями, когда мама проявляет телячьи нежности. Перешагнув двадцатилетний рубеж ты отказываешься от помощи матери, уверяя, что все сможешь сам, но, став по-настоящему взрослым, осознаешь, что никого нет роднее и лучше матери.

-Тяжело было работать с отцом на одной сцене?

В.Е.: - Иногда бывает тяжело. На сцене у нас происходит смена ролей, я – режиссер, а он – актер. Обычно как: это папенька, он авторитет, а здесь бывает момент притирки. То есть, немного «попритирались», договорились где чья территория и дальше двинули работать.

Далее актер рассказывает о том, как он, уже будучи взрослым, покидает родной захолустный городок. Прежде чем двери автобуса закроются, герой вспоминает былые времена: как впервые поцеловался с девчонкой и испытал на себе подростковое презрение, байки о том, что мэр подарит миллион тому, кто сможет залезть на самую высокую водонапорную баню, бабушек, которые ходят по кладбищу и уверяют, что смерти нет… Автобус отправляется в путь, а герой понимает, что больше нет пути назад.

-Вы с сыном вместе работали над спектаклем?

Ю.Е.: - Мы обсудили то, чего бы хотелось мне и ему. Поэтому мы очень быстро нашли согласие.

Спектакль подходит к логическому завершению. Актер говорит, что главное, что есть у каждого – это любовь. После этого все актеры летучего театра вместе со зрителями танцуют под веселую песенку и, кажется, вот он, happy end. Но до финиша осталось еще совсем чуть-чуть.

-То есть, спектакль состоит только из философских суждений?

Ю.Е.: - Да. Режиссер дает свободу: у тебя будет площадка, у тебя будет гитара. Что хочешь – то и говори.

Актриса встает за трибуну и, также плавно двигаясь вместе с актером в такт музыке, тихо и медленно говорит о том, что люди – не кубы с идеально расчерченными гранями. Люди – пузырчатые. Каждый из нас обладает теми или иными качествами, у каждого из нас разные страхи, предпочтения, эмоции, и весь этот многообразный спектр сложно ограничить какими-либо рамками и гранями.



23 марта в 20:31, просмотров: 1593, комментариев: 0


Комментариев пока нет.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться