16+
Больше новостей

Градусник 40.6%

Сертификат номиналом до 10 тысяч 7.9%

Сертификат номиналом выше 10 тысяч 5.4%

Квартиру 7.4%

Машину 2%

Прочее (в комментариях) 1.5%

Не участвовал(а) в викторине 35.1%

Всего голосов: 202

Да 39.7%

Нет 47.9%

Не знаю 12.4%

Всего голосов: 194

Да 22%

Нет 66.5%

Не знаю 11.5%

Всего голосов: 182

Больше опросов

Лихолетье

История семьи в истории страны. 30 октября в России вспоминают жертв политических репрессий

Фото из архива автора, Р. Нуриев, Н Мельников
Фото из архива автора, Р. Нуриев, Н Мельников

XXвек. Прекрасный, славный, но и трагический… По слову поэта, «век-волкодав»!

В тридцатые-сороковые годы Остяко-Вогульский, а с 1940 года – Ханты-Мансийский национальный округ, являлся местом ссылки многих тысяч граждан, ставших жертвами тоталитаризма. Это были не уголовники и бездельники, а люди трудолюбивые, хозяйственные, семейные. В подавляющем большинстве – середняки, ведущие более или менее культурное земледелие и поэтому бывшие основными поставщиками сельскохозяйственной продукции.

В то же время проходило массовое закрытие церквей и мечетей, а так как все сельские священники и муллы сами вели крестьянское хозяйство, то и они были высланы как кулаки.

В начале 30-х годов в наш округ прибыли спецпереселенцы из всех уголков страны – крестьяне, объявленные в ходе сплошной коллективизации кулаками, «элементами социально вредными и опасными для социалистических преобразований в деревне».

В Сургутский район были определены переселенцы из нынешних Тюменской, Омской, Курганской, Челябинской, Оренбургской, Свердловской, Астраханской областей.

Процесс раскулачивания и переселения людей с юга на север зимой и весной 1930 года представлял жуткую картину.

Необоснованные обвинения и последовавшие за ними суровые меры вызывали неудовольствие, которое люди высказывали в своих письмах, документах, воспоминаниях.

Александр

В начале 30-х годов крестьянская семья Телковых из 18 человек (отец, мать, бабушка, дедушка, и дети – Василий, Михаил, Петр, Иван, Александр, Евгения, Галина, Валентина, Евдокия и еще пятеро умерли) была раскулачена и выслана с родных зауральских земель, из- под Челябинска, на Тобольский Север. Глава семейства – великий труженик, хлебороб высокого класса Селиверст Петрович имел в своем хозяйстве две лошади, три коровы, двенадцать овец, кур и гусей. За что и поплатился.

Самому младшему из сыновей, Сашеньке, шел пятый годок, когда его семью, как и многих других, привезли в поселок Песчаный Сургутского района. Люди, лишенные права голоса, жестко ограниченные в свободе действий, вывезенные из родных мест и оказавшиеся не по своей воле в одном лесу, не могли начать самостоятельное хозяйствование, не имели никакой материальной базы. Недолго разговаривая и убеждая, их объединили в колхозы. Крестьяне, земледельцы, они приступили к знакомому для всех делу. Но чтобы посеять первый раз и снять урожай, надо было вырубить лес, раскорчевать, распахать поля и огороды, развести скот, удобрить землю. Вот это оказалось самым трудным. Валили лес и корчевали пни вековых деревьев вручную полуголодные люди. На работу и с работы шли по подъёму флага или удару колокола…

В середине 30-х семья Телковых поселилась на Черном Мысу. Обосновались на улице Нагорной (в те годы Набережной).

Дом на улице Нагорной, где одно время жила семья Телковых.

«Мне уже шесть лет в ту пору было, седьмой шел. Отец домик купил, помню, за 600 рублей (до нас там жили Тотолины). Еле наскребли эти деньги,- рассказывал Александр Селиверстович, будучи уже человеком немолодым, а глаза его не просыхали от слез до конца нашей беседы. -

Мне кажется, что хуже нас в то время никто не жил. Я ходил в школу – были глубокие калоши, и мама сшила из рукавов старой телогрейки носки. А телогрейку кто-то выкинул, а мама подобрала. Надеваешь на эти носки калоши и пошел. Ну, просто как дикари жили.

А маму покойную, как вспоминаю, у меня слезы текут. Для чего человек прожил? Что она видела? Ничего не видела. Одни только пеленки, стирка. Или папка – день и ночь, день и ночь пахал.

Спали на полу, в туалет пойти, думаешь, кому-бы на голову не наступить. Девочки спали на полатях – так папа решил. А на полу вся наша челядь спала. Одеты были плохо. Ложишься спать, а одеяло шубное, под него нагой ложишься. Мама одежонку постирает, высушит, на катке прокрутит, и всё. Утром надеваешь. Какие там утюги!

А вшей-то навалом было! Ой, как колхозное стадо было! Да как не быть, одёжи-то недоставало! Страшенный голод был, это ужасное дело.

Мама, покойная, режет, раздает нам по кусочку, сама плачет. Сетёнку потом мне купили, и вот я поеду со стариком Обуховым, десяток-полтора чебачков да щурогаек привезу. Мать радёхонька. Картошки наварит в мундире и вот делят: две-три картошки – тебе, две-три картошки мне. Вот так и жили.

А осенью колхоз картошку выкопает, то школьники копают, то на лошадях пашут, то трактор перепахивает. Вот, за трактором идёшь, собираешь картошку. Какая-то остается в земле. А весной, когда снег стает, идёшь, эту картошку собираешь. Она белая-белая и сластит. Мать её толкушкой истолчёт и лепёшки стряпает. Ну, просто как снег – белые-белые. Так ешь их с таким аппетитом. Да и не то, что навалят, да досыта ешь, а по лепёшечке или две. Пекли на глинобитных печах. Какие там сковородки. Как только мы ещё сохранились, а много ведь умирало с голоду, очень много.

А чтобы с Черного Мыса в Сургут сходить, надо разрешение от коменданта взять.

В 1942 году Михаил и Василий ушли на фронт. В первый год их не брали как кулаков. Ну, а когда немец подошел к Ленинграду, стали мобилизовать и спецпереселенцев.

Я всю жизнь на Сургутском рыбозаводе проработал. Был мотористом на водонасосной станции. Там стоял двигатель, мое дело было к консервному заводу дать воду. Одно время в кузнице молотил, молотобойцем был года четыре. В 1948 году познакомился с Марией Захаровой.

Мария и Александр Телковы на курорте Есентуки. 1968 год.

Мария

Мария родилась 6 августа 1921 года в деревне Поварово Уватского района. Всего в семье было девять детей, но выросло только четверо: Федор, Василий, Мария и Иван. Жизнь ее родителей - Прокопия Ивановича и Александры Павловны Захаровых - всегда была связана с землей. В детстве Маня была хорошей помощницей матери во всех домашних делах. Подрастала и бралась за более серьезные дела, умела косить и жать, вязать снопы и ходить за плугом, пасти и доить коров. Когда началась коллективизация, Захаровы вступили в создаваемую в деревне Поварово артель под названием КИМ (коммунистический интернационал молодежи). Мать работала дояркой, ухаживала за телятами, а во время весенней страды и уборки урожая трудилась на артельных полях. Отец на протяжении всей своей жизни был рыбаком, промышлял по небольшим речкам района, на угодьях Туртаса, Демьянки, ловил рыбу на Иртыше, Оби и Обской губе.

В деревне Поварово имелся у них свой дом с высоким крыльцом, кладовой и просторными комнатами. Крепкая ограда, завозня для инвентаря, амбар, навес, под которым лежали дрова, стояли телеги и сани. Резные ворота и калитка, через которую ходили на огород и к бане. Ребятишки часто бегали через ту калитку к грядкам с горохом, бобами да морковью. Во дворе недалеко от кухонного окна росла черемуха с обширной кроной. Весной, когда она цвела, все комнаты их крестьянского дома наполнялись чудным запахом свежести лучших в мире духов. А осенью, когда созревали плоды, тяжелые ветви льнули к оконному стеклу. Стоило открыть створки – и гроздья спелых ягод сами ложатся на стол: ешь – не хочу.

Беззаботное деревенское детство прервал 1937 год. Тогда семью Захаровых, как и ряд других работящих хозяев, выселили из родной деревни. Какой-то начальник приказал в 24 часа оставить дом, где прожило несколько поколений Захаровых. Ослушаться родители, конечно, не могли, так как те, кто выселял, действовали по приказанию местных властей, носили форму, а на поясах у них висели кожаные кобуры с наганами.

Собрали свои самые необходимые вещи, сложили в лодку и всей семьей поехали в сторону Увата. Там, в небольшой деревеньке Дальнее Поле, что примерно в трёх километрах от райцентра, семью приютили добрые люди СафоновыПантелей Осипович и Марфа Алексеевна. Хотя сами и многодетные, но отвели постояльцам небольшую комнату в избе и часть амбара во дворе. Туда сгрузили свои пожитки и поставили топчан, на котором спали то дед Иван, то внук Иван.

Вот тогда-то, в злосчастном 37-м, и хватили они лиха великого. Есть было совсем нечего, питались картофельными очистками, травами, а за буханкой хлеба стояли в очередь по 12 суток. Там, около магазина, проводили всё время, там и лежали, и спали. Ни дождь, ни ветер не могли разогнать голодных людей. Так продолжалось почти всё лето. До тех пор, пока не арестовали всех уватских начальников. Уже на следующий день после разгона преступной шайки во всех уватских магазинах появилось множество разных продуктов. Тогда же семью Захаровых восстановили в правах колхозников и пригласили обратно в Поварово. Но было поздно. Прокопий и его старший сын Федор завербовались и уехали на Север. Да и их дом в Поварово к тому времени уже основательно разобрали, перевезли в Уват. Осенью похоронили дедушку. Зиму провели в Дальнем Поле, а весной все перебрались на Ямал, сначала в Пуйко, а потом несколько лет жили в Ныде.

В Сургут Мария приехала с родителями и двумя братьями (старший Федор в 1943 году погиб при обороне Ленинграда). В первый же год познакомилась со своим будущим мужем Александром Телковым. Поженились. Сначала жили в небольшом домишке на улице Затонской, через огород от родителей Марии. Потом Александр построил добротный дом на улице Заводской, обзавелись домашним хозяйством. В 1953 году родились дети – двойняшки Саша и Маша, а через шесть лет – Павлик. Жизнь налаживалась…

Родители Марии – Александра Павловна и Прокопий Иванович Захаровы.

Давно нет моих дорогих бабушки и дедушки Александры Павловны и Прокопия Ивановича Захаровых. Нет и моей любимой тети Марии Прокопьевны. Но до того как лечь в сургутскую землю, они долгое время жили, работали на Черном Мысу. Сюда они приехали в 1948 году. Какое-то время их пристанищем и кровом был огромный барак в Затоне, а после им как хорошим работникам дали полдомика на улице Затонской, он значился под номером 32. Затем семья переехала на Заводскую, где занимала небольшую комнату в доме барачного типа. С первых же дней пребывания в Сургуте трудовая жизнь семьи Захаровых связана с рыбокомбинатом.

Наша память

«Сегодня о репрессиях молчать невозможно!», - сказал в одном из интервью Павел Александрович Акимов, руководитель Сургутской общественной организации «Наша память», объединяющей потомков ссыльных граждан в Сургуте.

Трагедия антигуманных репрессий прошлого никогда не повторится в будущем, если мы не будем забывать о ее страшных уроках.

О семейных трагедиях спецпереселенцев заговорили только в начале 90-х годов. Сейчас открыты архивы, документы, доступна информация о судьбах спецпереселенцев 30-40-х годов.

В округе созданы общественные организации в память о жертвах политических репрессий. В Сургуте таковой является «Наша память», которая в 2013 году приняла решение увековечить историю поселка ссыльных Черный Мыс Сургутского района. Было решено создать «Карту Памяти» спецпоселка, посвященную памяти тех, кто проживал в 30-х годах на Черном Мысу.

22 июня 2013 году по инициативе Сургутской общественной организации «Наша память» была открыта Мемориальная доска на Черномысовском кладбище. Ведь там захоронены в основном ссыльные. И сегодня всем приходящим в храм Николая Чудотворца эта табличка напоминает о тех событиях. В 2014 году организацией «Наша память» выпущен сборник воспоминаний спецпереселенцев и рассказов их потомков о спецссыльных – людях, несправедливо наказанных властью, принудительно выселенных на север в 30-40-е годы под надзор системы комендатур. В 2015 году в районе рыбокомбината, поодаль берега Оби установлен памятный знак на месте будущего памятника.

И, наконец, в этом году, 18 октября состоялось торжественное открытие достойнейшей монументальной композиции «Жертвам политических репрессий». Её также удалось возвести благодаря общественникам организации «Наша память». Средства, семь миллионов рублей, выделили местные и региональные власти, а изготовили и установили пермские мастера.

Да, мы – Иваны. Но не из тех, которые – не помнящие.

Проект "Старый Сургут" реализован при грантовой поддержке департамента общественных связей Югры



27 октября 2018 в 09:58, просмотров: 2500, комментариев: 13


Комментарии:
альберт леонов
Память дело такое, избирательное.
Мы помним происходящее в 30 х годах прошлого века, лучше , чем то что происходило 30 лет назад. Причем помним то, что желаем помнить. А чего не желаем, то и не помним!
Маня
Желательно, помнить всё, особенно, горькие страницы истории, чтобы не повторять в будущем
Сергей Б
Вы прям как не россияне –
Ой, где был я вчера, не найду, хоть убей,
Только помню, что стены с обоями
Едкий Шнырь
Ну про слезы - поверю, но от части. Доводилось беседовать с детьми спецпереселенцев из Банного - материал делали ко дню смерти И.В.Сталина. так вот эти люди, обиженные тогдашней властью, говорили о слезах, которые они лили, когда узнали что умер Вождь. Да, моего прадеда также раскулачили и сослали из подмосковья под Тюмень с родней и малыми детишками. И от своих двоюрОдных дедов я не слышал слова плохого о переселении "Да, было трудно, но тот кто работал - всегда был нужен. В то время, в большинстве своем, по труду была и награда"
Маня
При чем здесь слезы о Вожде, его не стало в 1953 году, а здесь описаны события 30-х годов. Реальные факты из жизни людей. И о Вожде - ни слова
Едкий Шнырь Маня
Пример с 1953 годом я привел в качестве того, как люди в то время воспринимали действительность. Вы увидели имя И.В. Сталина и Вас понесло. Прочитайте внимательно про высказывания моих дедов.
Едкий Шнырь Маня
И да. У кремлевской стены только одна могила утопает в цветах. Угадайте - чья?
Маня
А что ту угадывать. Знаю. Иосифа Виссарионовича
Едкий Шнырь
И еще по статье. На фото - Тепловы в Ессентуках. Вопрос. Враги народа и репрессированные - явные и не раскаявшиеся, не труженники, попавшие в жернова репрессий - могли поехать отдыхать по путевке, которые тогда были сплошь от предприятий и профсоюзов? Да и Иван Прокопьевич Захаров, по чьим записям и материалам создана эта статья - мог ли он из простых плотников стать парторгом, а потом журналистом? Уж в советское время к биографии парторгов и журналистов было пристальное внимание.
Маня
В 1968 году! уже могли позволить Телковы поехать на курорт. А у Захаровых не было клейма "врагов народа". И они не были под присмотром комендатуры. Получилось так, как описано в статье. И где вы видели воспоминания Александра Селиверстовича в записях Ивана Захарова, то бишь моего отца? Я записывала воспоминания Телкова уже после смерти папы - в 2005 году
Едкий Шнырь Маня
Так Вы сами пишите в семье, что Захаровых выслали в 1937. Потом реабилитировали. Но, зная советскую систему "Социализм, это прежде всего учет", не соглашусь с Вами, что не было негласного контроля и присмотра, даже после хрущевских "разоблачений"
Маня
Да, выслали, из рассказов моего отца. Но здесь же пригласили обратно. Как это все было - никто сейчас не ответит. Возможно, бывало всякое. А то, что не было документа "репрессированных" у Захаровых - это факт
Едкий Шнырь
Ну почему же не ответит? Архивы открыты. Запрос - 30 дней, и ответ. Или самим можно поработать в открытых архивах. Было бы желание. А вопрос наличия документов о том, что "репрессирован". Приведу слова моего деда "А зачем? В то время это было опасно, а потом - стало уже ненужным"
Показать все комментарии (13)

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться


Топ 10

  1. ​В Ханты-Мансийске из-за коронавируса закрывают детские сады 2712
  2. ​«Трансформер!»: на трассе под Сургутом самосвал встал на дыбы 2112
  3. ​Югра получит 60 миллионов рублей на создание временных рабочих мест 1664
  4. ​Волонтеры Сургута разыскивают пациента СОКБ: ушел в пижаме, может нуждаться в медпомощи 1279
  5. ​Снайперы 1190
  6. ​Страшное будущее России 1176
  7. ​Вартовчан предупредили о возможном увеличении популяции змей 1133
  8. За прошедший день у 289 жителей Югры диагностирован коронавирус 899
  9. За последние сутки в Югре еще три пациента, зараженные COVID-19, не смогли победить болезнь 602
  10. ​Жители России высказываются против дистанционного обучения 588
  1. Режим самоизоляции в Югре, скорее всего, не будет продлён 11064
  2. Жители Сургута жалуются на неприятный запах в городе 10225
  3. ​Откроют ли Лянтор, Федоровский и Нижнесортымский — станет известно сегодня вечером 9635
  4. ​Въезд в Лянтор, Федоровский и Нижнесортымский, возможно, откроют с 1 июля 8820
  5. ​В Сургутском районе при обгоне улетели в кювет два водителя-новичка 8629
  6. ​Против 7819
  7. Представители Общественной палаты Югры: «Наблюдатели хорошо выполнили свою работу, голосование прошло честно» 7178
  8. ​В конце недели жителей Сургута порадует хорошая погода 6739
  9. В Нефтеюганске женщина сделала фиктивную прописку десяти мигрантам, чтобы получать с них деньги 6549
  10. ​Бывший замглавы Сургута Владимир Браташов стал лауреатом международной премии, награды в которой вручали Михаил Горбачев и Кофи Аннан 6091
  1. ​Михаил Делягин: «Продление срока власти Путина – это на самом деле сокращение срока его жизни» 27272
  2. У главы Сургута Вадима Шувалова подтвердился коронавирус 22997
  3. Подаю в суд на администрацию Сургута 22786
  4. Дорогая, я в гараж: в Сургуте на продажу выставлены боксы-квартиры, с саунами, батутами и другими удобствами // ОБЗОР СИА-ПРЕСС 21815
  5. Сургут взбудоражен слухами о закрытии города 18753
  6. В Нефтеюганске жители возмущены из-за подростков, которые якобы ломают детские площадки 18751
  7. В Нижневартовске затопило дачные участки 17527
  8. ​Громкие ЧП, Сургутнефтегаз и чиновники. Чем Сургут прославился на страницах иностранной прессы 16939
  9. В Нефтеюганске растет число больных с пневмониями 16517
  10. Дурной пример заразителен 15095